logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

Мы шли тем же путем, каким шла настоящая большая наука. Многим ученым казалось, что буква передает звук. Эту мысль хотел, например, доказать талантливый лингвист Михаил Николаевич Петерсон. Он тщательно развивал этот взгляд, изобретательно искал для него доказательства; но все же путь оказался ошибочным.

М. Н. Петерсон был смелым мыслителем. Он умел, взяв в основу определенный взгляд, идти, бесстрашно и неколебимо, к тем выводам, которые вытекали из этого взгляда. Хотя бы выводы и казались необычными, хотя бы они и пугали многих.

 

 

С другой стороны, его мысль не была топорно-прямолинейной: он любил язык в его сложности и гибкости. Он только не терпел уклончиво-вялых, извилисто-неопределенных решений в науке («с одной стороны… все же… тем не менее… но, принимая во внимание…»).

Его убеждение было: буква предназначена для передачи звука. Такая у нее природа, в отличие от иероглифа. Она не всегда передает звук? Значит, плохо работает. Надо сделать, чтобы русское письмо полностью было звуковым. Так думал М. Н. Петерсон.

Но сделать этого нельзя. Слишком большая нужна ломка. И сомнительно, на пользу ли пойдет отказ от той гибкости, которая свойственна нашему письму: оно то чтит звук, то лукаво — и незаметно — ему изменяет.

М. Н. Петерсон был ярким ученым, многие его труды оказали значительное влияние на отечественное языковедение. И в теории письма он сделал много ценного и нужного. Но его убеждение, что хороша только звуковая орфография, было ошибочным.

А другие ученые считали, что задача нашего письма — передавать морфему в ее неизменном виде. Как мы видели, это тоже неубедительная теория.

 

Поиск

МАТЕМАТИКА

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.