logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

1. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 42–48 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ны­ми не­рас­про­странёнными опре­де­ле­ни­я­ми. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

(1)Федя Кроев и Борис узна­ли друг друга в не­за­па­мят­ные вре­ме­на. (2)Когда им было по пять лет. (3)Кро­е­вы пе­ре­еха­ли тогда в ко­опе­ра­тив­ную квар­ти­ру, а Федю пе­ре­ве­ли в дру­гой дет­сад, по­бли­же к но­во­му дому. (4)Садик ока­зал­ся со­всем не такой, как преж­ний. (5)Тот был в де­ре­вян­ном доме, уют­ный, с за­кут­ка­ми, где можно было в слу­чае чего по­быть од­но­му. (6)А здесь — гро­мад­ные стёкла вме­сто стен, бле­стя­щие жёлтые полы и мно­же­ство вся­ких «нель­зя».

(7)Ох, как не хо­те­лось Феде идти сюда на сле­ду­ю­щий день. (8)До горь­ких слёз. (9)И быть бы этому Фе­ди­но­му дню, по­жа­луй, горше пер­во­го, если бы не новый вопль толпы:

– (10)Ре­бя­та, Борь­ка вер­нул­ся! — и за­пля­са­ли во­круг щуп­ло­го, с ко­лю­чей стриж­кой, маль­чи­ка в ру­баш­ке с яко­ря­ми. (11)Кто-то про­сто орал и ра­до­вал­ся, кто-то, осме­лев, дал Бо­ри­су щелч­ка. (12)Борь­ки­ны ко­рич­не­вые глаза бес­по­мощ­но ме­та­лись и на­ко­нец встре­ти­лись со взгля­дом Феди. (13)И что-то сдви­ну­лось тогда в Фе­ди­ной душе. (14)Он под­нял с пола за хвост на­дув­но­го уве­си­сто­го кро­ко­ди­ла и, как па­ли­цей, прошёлся по во­пя­щей толпе. (15)Про­бил­ся к Бо­ри­су, рядом с ним при­жал­ся ло­пат­ка­ми к стене. (16)И они с Борь­кой молча, без слёз, от­би­ва­лись от друж­но­го кол­лек­ти­ва сред­ней груп­пы. (17)После этого слу­чая Федя и Борис все­гда дер­жа­лись ря­дыш­ком, вме­сте. (18)Но на­сто­я­щи­ми дру­зья­ми они в ту пору не сде­ла­лись. (19)Не успе­ли: в Борь­ки­ну семью при­е­ха­ла с Укра­и­ны на­со­всем ба­буш­ка, и ро­ди­те­ли за­бра­ли Бо­ри­са из дет­са­да.

(20)Потом Федя и Борис встре­ти­лись, когда уже стали пер­во­класс­ни­ка­ми. (21)Ока­за­лись они в раз­ных клас­сах, но всё равно быст­рень­ко при­ле­пи­лись друг к другу и ста­ра­лись быть вме­сте на пе­ре­ме­нах. (22)И даже домой хо­ди­ли вдво­ем, хотя Бо­ри­су при­хо­ди­лось де­лать боль­шой крюк, чтобы про­во­дить Федю.

(23)В общем, стали они не раз­лей вода: они с Бо­ри­сом жили рядом, хотя каж­дый в своём мире. (24)Не знали тогда, что мир этот — один на двоих, Федин и Бо­ри­са. (25)Имен­но такой, как есть, — с книж­кой, жуж­жа­ни­ем мо­тор­чи­ков, на­столь­ной лам­пой и ран­ни­ми су­мер­ка­ми в окне… (26)А потом по­явил­ся слон…

(27)Слон, сто­я­щий на полке в уни­вер­ма­ге, был раз­ме­ром с котёнка. (28)Он был кро­шеч­ный, но вы­гля­дел со­вер­шен­но на­сто­я­щим. (29)Живой ка­за­лась каж­дая скла­доч­ка серой ше­ро­хо­ва­то-зам­ше­вой кожи. (30)Осмыс­лен­но бле­сте­ли чёрные глаз­ки.

(31)Федя при­ду­мал слону имя — Буби. (32)Иметь Буби у себя ка­за­лось ему не­обык­но­вен­ным сча­стьем. (33)А сто­и­ло-то сча­стье не такие уж ве­ли­кие день­ги. (34)Но ро­ди­те­ли еди­но­душ­но объ­яви­ли Фе­ди­но же­ла­ние стран­ной бла­жью.

(35)И од­на­ж­ды Федя не вы­дер­жал — без­утеш­но раз­ры­дал­ся при ро­ди­те­лях и при Бо­ри­се. (36)Ну что же это такое?! (37)Не­уже­ли со­вер­шен­но никто не может по­нять, как ему нужен этот ма­лень­кий живой слон! (38)За­бе­ри­те назад, про­дай­те же­лез­ную до­ро­гу, по­да­рен­ную когда-то, возь­ми­те всё, что у него есть, и ку­пи­те Буби! (39)Ну, не кор­ми­те целый месяц, чтобы сэко­но­мить день­ги…

(40)Ну, ремнём так ремнём, по­жа­луй­ста… (41)А потом ку­пи­те Буби?

(42)Борис во время этого крика и плача, горь­ко­го, без­утеш­но­го, по­ти­хонь­ку исчез. (43)И по­явил­ся под вечер, когда уже остыв­ший от слёз, но тос­ку­ю­щий Федя сжал­ся в пе­чаль­ном угол­ке между тах­той и кад­кой с фи­ку­сом. (44)Борис на­хму­рен­но и де­ло­ви­то ска­зал:

– (45)Вот, принёс тебе слона… — и стал раз­во­ра­чи­вать га­зет­ный свер­ток.

(46)Федя, не веря сво­е­му сча­стью, не­до­вер­чи­во по­дал­ся вперёд. (47)И… чуть опять не за­ре­вел от об­ма­на. (48)Борь­кин слон, стран­ное со­зда­ние, по­хо­дил на Буби лишь раз­ме­ром. (49)Это было су­ще­ство из пла­сти­ли­на, с но­га­ми из берёзовых круг­ляш­ков, с хо­бо­том из ре­зи­но­вой труб­ки, со стек­лян­ны­ми пу­го­ви­ца­ми вме­сто глаз… (50)Федя гля­нул на это не­ле­пое тво­ре­ние, потом на Бо­ри­са — даже без обиды, толь­ко с новой го­ре­чью. (51)Борис всё понял. (52)Ви­но­ва­то пожал пле­ча­ми:

– (53)Я думал, ну хоть такой… (54)Зато у него глаза горят… (55)Вот… — (56)Пу­го­ви­цы за­све­ти­лись огонь­ка­ми. — (57)Там лам­поч­ки и ба­та­рей­ка.

– (58)Дай, — вдруг со всхли­пом по­про­сил Федя. (59)От Борь­ки­но­го го­ло­са, от взгля­да что-то сдви­ну­лось у него в душе. (60)Это было как при пер­вом зна­ком­стве, когда Федя схва­тил кро­ко­ди­ла и они с Бо­ри­сом вдвоём от­ма­хи­ва­лись от толпы… (61)Он по­са­дил пла­сти­ли­но­во­го зверя себе на ко­ле­ни и стал гла­дить ла­до­нью. (62)И Борь­ка сел рядом. (63)И они долго мол­ча­ли в углу за тах­той, глядя, как ми­га­ют жёлтые глаза ма­лень­ко­го слона. (64)И Федя — без отчётли­вых мыс­лей, но глу­бо­ким без­оши­боч­ным по­ни­ма­ни­ем — осо­знал, что преж­нее их при­я­тель­ство с Бо­ри­сом было до этого ве­че­ра лишь вступ­ле­ни­ем к не­раз­рыв­ной друж­бе, ко­то­рая по-на­сто­я­ще­му на­ча­лась толь­ко сей­час, се­год­ня.

(По В. П. Кра­пи­ви­ну)

2. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 4−8 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ным со­гла­со­ван­ным рас­про­странённым опре­де­ле­ни­ем. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

(1)Го­во­ря по-чест­но­му, гор­до­стью нашей семьи долж­на быть сест­ра Люд­ми­ла: она кан­ди­дат наук, ра­бо­та­ет в ар­хи­тек­тур­ной ма­стер­ской. (2)А гор­дят­ся все в доме мной. (3)Это не­спра­вед­ли­во.

(4)Чтобы за­мас­ки­ро­вать эту не­спра­вед­ли­вость, отец хва­лит меня как бы в шутку.

(5)Даже за трой­ки, при­несённые из школы, меня не ру­га­ют.

— (6)Вот ведь спо­соб­ный какой, а! (7)Со­всем вчера не учил уро­ков, а на трой­ку от­ве­тил!

(8)Отец го­во­рит это ра­дост­но, и свои вос­тор­ги он, как обыч­но, за­кан­чи­ва­ет сло­ва­ми из песни:

— (9)И в воде он не уто­нет, и в огне он не сго­рит!..

(10)Или что-ни­будь вроде этого.

(11)Ча­стень­ко отец про­сит меня на­пом­нить ему со­дер­жа­ние филь­ма или книги, про­чи­тан­ной нами обо­и­ми.

— (12)Какая ди­ко­вин­ная па­мять, а! (13)Всё пом­нит, будто вчера читал… (14)А я вот всё по­за­был, всё пе­ре­пу­тал!

(15)Мне ка­жет­ся, отец про­сто счаст­лив, что всё за­бы­ва­ет и пу­та­ет.

(16)После того как я сма­зал по фи­зио­но­мии Ко­сти­ку, отец ска­зал:

— (17)Драть­ся, ко­неч­но, не­хо­ро­шо. (18)А всё-таки сме­лый какой, а! (19)Ниже на две го­ло­вы, а пошёл в на­ступ­ле­ние, ре­шил­ся!..

(20)Вот до чего до­во­дит лю­бовь!

(21)А мне вовсе не нра­вит­ся, что дома мною вос­хи­ща­ют­ся. (22)Труд­но разве от­ве­тить на трой­ку? (23)Или за­пом­нить со­дер­жа­ние книги? (24)Кре­тин я, что ли, какой? (25)И по­че­му надо ра­до­вать­ся, что я «на целых две го­ло­вы» ниже Ко­сти­ка? (26)(Хотя на самом деле всего на пол­го­ло­вы.)

(27)Отец и мама, мне ка­жет­ся, хо­те­ли бы, чтоб я и вовсе не рос. (28)Они-то ведь ждали ребёнка и хотят, чтоб я на всю жизнь им остал­ся. (29)А меня спро­си­ли?

(30)Как-то я услы­шал по радио, что, если в семье не­сколь­ко детей, не­хо­ро­шо од­но­го из них вы­де­лять. (31)Я ска­зал об этом ро­ди­те­лям.

— (32)Дру­гой бы гор­дил­ся, что его вы­де­ля­ют, а этот ду­ма­ет о сест­ре. (33)Какой доб­рый, а! — вос­клик­нул отец.

— (34)Зна­чит, лю­бовь и за­бо­та не сде­ла­ли тебя эго­и­стом, — за­клю­чи­ла мама.

— (35)Мы очень рады.

(36)Вот вам и всё! (37)Они очень рады. (38)А я?

(По А. Алек­си­ну)

3. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 9—13 най­ди­те пред­ло­же­ния с обособ­лен­ным со­гла­со­ван­ным опре­де­ле­ни­ем. На­пи­ши­те но­ме­ра этих пред­ло­же­ний.

(1)В пер­вый год моей жизни, в день ка­ко­го-то празд­ни­ка, по ста­ро­му по­ве­рью, ро­ди­те­ли мои устро­и­ли га­да­ние: они раз­ло­жи­ли крест, дет­скую саблю, рюмку и книж­ку. (2)К чему пер­во­му при­тро­нусь, то и пред­опре­де­лит мою судь­бу. (3)При­нес­ли меня. (4)Я тот­час по­тя­нул­ся к сабле, потом по­иг­рал рюм­кой, а до про­че­го не хо­те­лось до­тра­ги­вать­ся.

(5)Рас­ска­зы­вая мне впо­след­ствии об этой сцен­ке, отец сме­ял­ся: (6)«Ну, думаю, дело плохо: будет мой сын ру­ба­кой и пья­ни­цей!»

(7)Ста­рин­ное это га­да­нье, од­на­ко, и сбы­лось, и не сбы­лось. (8)Сабля, дей­стви­тель­но, пред­ре­ши­ла мою жиз­нен­ную до­ро­гу, но и от книж­ной пре­муд­ро­сти я не отрёкся. (9)В че­тыр­на­дцать лет увлечённо читал и писал стихи, в пят­на­дцать перешёл на «Анну Ка­ре­ни­ну», а в шест­на­дцать про­чи­ты­вал и раз­би­рал с то­ва­ри­ща­ми всё под­ряд. (10)А пья­ни­цей, к сча­стью, не стал.

(11)Рас­ска­зы отца, про­шед­ше­го тер­ни­стый путь от сол­да­та до ка­пи­та­на, дет­ские игры — всё это на­стра­и­ва­ло на опре­делённый лад. (12)Маль­чиш­кой я по целым часам про­па­дал в гим­на­сти­че­ском го­род­ке

1-го Стрел­ко­во­го ба­та­льо­на, стре­лял в тире по­гра­нич­ни­ков. (13)Ходил вер­сты за три на стрель­би­ще стрел­ко­вых рот, про­би­рал­ся с сол­да­та­ми, счи­тав­ши­ми про­бо­и­ны, в укры­тие перед ми­ше­ня­ми. (14)Пули сви­сте­ли над го­ло­ва­ми; было страш­но, но очень за­нят­но. (15)На об­рат­ном пути вме­сте со стрел­ка­ми под­тя­ги­вал сол­дат­скую песню:

(16)Греми, слава, тру­бой

За Ду­на­ем за рекой.

(17)Моё увле­че­ние при­да­ва­ло мне вес в гла­зах маль­чи­шек и вы­зы­ва­ло их за­висть...

(18)Сло­вом, при­жил­ся в во­ен­ной среде, при­об­ре­тя при­я­те­лей среди офи­цер­ства, а ещё более — среди сол­дат.

(19)Бу­ду­щая офи­цер­ская жизнь пред­став­ля­лась мне тогда в орео­ле сплош­но­го ве­се­лья и ли­хо­сти, а не в бре­ме­ни тру­дов и забот, как это бы­ва­ет в дей­стви­тель­но­сти.

(20)По мере пе­ре­хо­да в выс­шие клас­сы сво­бод­но­го вре­ме­ни, ко­неч­но, ста­но­ви­лось мень­ше, по­яви­лись дру­гие ин­те­ре­сы, и во­ин­ские упраж­не­ния мои почти пре­кра­ти­лись. (21)Не бро­сил я толь­ко гим­на­сти­ки и пре­успе­вал в «во­ен­ном строе», ко­то­рый был введён в про­грам­му ре­аль­но­го учи­ли­ща в 1889 году.

(22)Во вся­ком слу­чае, когда я окон­чил учи­ли­ще, хотя вы­со­кие баллы по ма­те­ма­ти­че­ским пред­ме­там су­ли­ли лёгкую воз­мож­ность по­ступ­ле­ния в любое выс­шее тех­ни­че­ское за­ве­де­ние, об этом и речи не было. (23)Я из­брал во­ен­ную ка­рье­ру.

(24)Было ли это след­стви­ем га­да­ния? (25)Не знаю...

(По А. Де­ни­ки­ну)

4. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 17−21 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ны­ми со­гла­со­ван­ны­ми опре­де­ле­ни­я­ми. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

(1)Шта­бов так много, что найти нуж­ный нам отдел со­всем не про­сто. (2)Везде ча­со­вые, на­тя­ну­та ко­лю­чая про­во­ло­ка.

(3)К ве­че­ру всё-таки на­хо­дим.

(4)Се­год­ня ночью, ока­зы­ва­ет­ся, долж­на пе­ре­прав­лять­ся на пе­ре­до­вую 184-я ди­ви­зия, а утром, во время бомбёжки, вышли из строя ди­ви­зи­он­ный ин­же­нер и ко­ман­дир взво­да.

(5)Майор про­тя­ги­ва­ет мне кон­верт, скле­ен­ный из потрёпан­ной то­по­гра­фи­че­ской карты.

— (6)Со­ве­тую пой­мать 184-ю здесь.

(7)Мы молча до­хо­дим до ре­гу­ли­ров­щи­ка.

— (8)Сто во­семь­де­сят четвёртая ещё не про­хо­ди­ла, — го­во­рит ре­гу­ли­ров­щик, не­мо­ло­дой уже, с ры­жи­ми усами.

(9)Мы са­дим­ся в кузов раз­би­той ма­ши­ны. (10)Солн­це зашло, но ещё свет­ло. (11)На за­па­де, над Ста­лин­гра­дом, небо со­всем крас­ное, и труд­но ска­зать, от­че­го это — от за­хо­дя­ще­го солн­ца или от по­жа­ра. (12)Три чёрных ды­мо­вых стол­ба мед­лен­но рас­плы­ва­ют­ся в воз­ду­хе. (13)Внизу они тон­кие, гу­стые и чёрные, как сажа. (14)Чем выше, тем они всё боль­ше рас­плы­ва­ют­ся, а со­всем вы­со­ко сли­ва­ют­ся в сплош­ную длин­ную тучу. (15)Она плос­кая и не­по­движ­ная, и, хотя в неё по­сту­па­ют всё новые и новые пор­ции дыма, она не удли­ня­ет­ся и не утол­ща­ет­ся. (16)Вот уже более двух не­дель стоит она такая, спо­кой­ная и не­по­движ­ная, над го­ря­щим го­ро­дом.

(17)А кру­гом нас зо­ло­тые осин­ки на чёрном фоне, тон­кие, неж­ные. (18)По до­ро­ге про­ез­жа­ют ма­ши­ны. (19)Оста­нав­ли­ва­ют­ся, спра­ши­ва­ют, как про­ехать на пе­ре­пра­ву, и едут даль­ше. (20)До­ро­га ши­ро­кая, разъ­ез­жен­ная, вся в ром­би­ках от шин. (21)Труд­но по­нять, где её края и куда она за­во­ра­чи­ва­ет. (22)Още­ти­нив­ший­ся ука­за­тель­ный столб когда-то, долж­но быть, стоял на обо­чи­не. (23)Сей­час он на самом фар­ва­те­ре, и кто-то на него уже на­е­хал. (24)Он на­кре­нил­ся, и таб­лич­ка с над­пи­сью «Ста­лин­град — 6 км» ука­зы­ва­ет прямо в небо.

— (25)До­ро­га в рай, — мрач­но из­ре­ка­ет Ва­ле­га.

(26)Ока­зы­ва­ет­ся, он тоже не лишён юмора.

(27)Под­хо­дит ре­гу­ли­ров­щик:

— (28)Во-он жу­рав­ли по­ле­те­ли, — и тычет гряз­ным, гру­бым паль­цем в небо. — (29)Ни­ка­кой войны для них нет.

(30)Мы долго сле­дим за би­сер­ным, точно вы­ши­тым в небе, тре­уголь­ни­ком, плы­ву­щим на юг. (31)Слыш­но даже, как кур­лы­чут жу­рав­ли.

— (32)Со­всем как самолёты, — го­во­рит ре­гу­ли­ров­щик.

(33)Эта ас­со­ци­а­ция про­мельк­ну­ла, по-ви­ди­мо­му, у всех нас, и мы смеёмся.

— (34)Что, туда или от­ту­да? — спра­ши­ва­ет ре­гу­ли­ров­щик.

— (35)Туда.

(36)Он ка­ча­ет го­ло­вой.

— (37)Да… (38)Не­ве­се­ло там, что и го­во­рить… — и от­хо­дит.

(По В. Не­кра­со­ву)

5. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 15−19 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ным со­гла­со­ван­ным опре­де­ле­ни­ем. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

(1)Среди жиль­цов на­ше­го ста­ро­го де­ре­вен­ско­го дома, кроме кри­во­но­гой таксы Фун­ти­ка, кота Сте­па­на, пе­ту­ха, хо­ди­ков, му­зы­каль­но­го ящика и сквор­ца, были ещё при­ручённая дикая утка, ёж, стра­дав­ший бес­сон­ни­цей, и ба­ро­метр, все­гда по­ка­зы­вав­ший «ве­ли­кую сушь». (2)Но самым не­обык­но­вен­ным оби­та­те­лем в доме была ля­гуш­ка! (3)Мы долго при­вы­ка­ли к ней, а потом при­ня­ли в нашу друж­ную семью.

(4)В длин­ные пас­мур­ные дни, когда мирно шумел по кры­шам и в саду тёплый дождь, мы чи­та­ли ро­ма­ны Валь­те­ра Скот­та. (5) От уда­ров ма­лень­ких дож­де­вых ка­пель вздра­ги­ва­ли мок­рые ли­стья на де­ре­вьях, вода ли­лась тон­кой и про­зрач­ной струёй из во­до­сточ­ной трубы, а под тру­бой си­де­ла в луже ма­лень­кая зелёная ля­гуш­ка. (6)Вода ли­лась ей прямо на го­ло­ву, но ля­гуш­ка не дви­га­лась и толь­ко мор­га­ла.

(7)Когда не было дождя, ля­гуш­ка си­де­ла в лу­жи­це под ру­ко­мой­ни­ком. (8)Раз в ми­ну­ту ей ка­па­ла на го­ло­ву из ру­ко­мой­ни­ка хо­лод­ная вода. (9)Из тех же ро­ма­нов Валь­те­ра Скот­та мы знали, что в сред­ние века самой страш­ной пыт­кой было вот такое мед­лен­ное ка­па­нье на го­ло­ву ле­дя­ной воды, и удив­ля­лись ля­гуш­ке.

(10)А потом ля­гуш­ка стала при­хо­дить по ве­че­рам в дом. (11) Она пры­га­ла через порог и ча­са­ми могла си­деть и смот­реть на огонь ке­ро­си­но­вой лампы.

(12)Труд­но было по­нять, чем этот огонь так при­вле­кал нашу ля­гуш­ку. (13)Но потом мы до­га­да­лись: она при­хо­ди­ла смот­реть на яркий огонь так же, как дети со­би­ра­ют­ся во­круг не­уб­ран­но­го чай­но­го стола по­слу­шать перед сном сказ­ку. (14)Огонь то вспы­хи­вал, то осла­бе­вал от сго­рав­ших в лам­по­вом стек­ле зелёных мошек. (15) Долж­но быть, он ка­зал­ся ля­гуш­ке боль­шим ал­ма­зом, где, если долго всмат­ри­вать­ся, можно уви­деть в каж­дой грани целые стра­ны с зо­ло­ты­ми во­до­па­да­ми и ра­дуж­ны­ми звёздами.

(16)Ля­гуш­ка так увле­ка­лась этой сказ­кой, что за­ми­ра­ла и её при­хо­ди­лось ще­ко­тать пал­кой, чтобы она оч­ну­лась и ушла к себе, под сгнив­шее крыль­цо на­ше­го ста­ро­го дома, на сту­пень­ках ко­то­ро­го ухит­ря­лись рас­цве­тать оду­ван­чи­ки.

(17)Так мы и жили. (18)Как в сред­не­ве­ко­вой хар­чев­не из ро­ма­на Валь­те­ра Скот­та, дома нас встре­ча­ли бре­вен­ча­тые тёмные стены, за­ко­но­па­чен­ные жёлтым мхом, пы­ла­ю­щие по­ле­нья в печке и запах тмина. (19)А из-под крыль­ца при­вет­ствен­но ур­ча­ла наша ма­лень­кая зелёная лю­би­тель­ни­ца ска­зок…

(По К. Г. Па­у­стов­ско­му)

6. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 1−5 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ным со­гла­со­ван­ным опре­де­ле­ни­ем. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

(1)Когда Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич уви­дел свой дом, серд­це у него силь­но за­би­лось. (2)Каж­дая жилка дро­жа­ла у него внут­ри при встре­че с домом, ко­то­рый был для него его жиз­нью, его ко­лы­бе­лью.

(3)Целый год до его при­ез­да дом про­сто­ял за­ко­ло­чен­ный.

(4)По па­мя­ти дом все­гда ка­зал­ся ему боль­шим, про­стор­ным, пах­ну­щим тёплым воз­ду­хом печей и све­же­вы­мы­ты­ми по­ла­ми. (5)И ещё, когда Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич был ма­лень­ким маль­чи­ком, он все­гда думал, что у них в доме живут не толь­ко «живые люди», а ещё и те, ко­то­рые на кар­ти­нах, раз­ве­шан­ных по сте­нам во всех пяти ком­на­тах.

(6)Это были в ос­нов­ном его пред­ки. (7)Бабы и му­жи­ки в до­мо­тка­ных одеж­дах, со спо­кой­ны­ми и стро­ги­ми ли­ца­ми. (8)Дамы и гос­по­да в при­чуд­ли­вых ко­стю­мах. (9)Жен­щи­ны в рас­ши­тых зо­ло­том пла­тьях. (10)Муж­чи­ны в белых, го­лу­бых, зелёных мун­ди­рах, в са­по­гах с зо­ло­ты­ми и се­реб­ря­ны­ми шпо­ра­ми.

(11)Даже когда он стал взрос­лым, то, бу­дучи в самых слож­ных пе­ре­дел­ках, он, вспо­ми­ная дом, думал не толь­ко о род­ных, ко­то­рые на­се­ля­ли его, но и о «людях с кар­тин», ко­то­рых ни­ко­гда не знал…

(12)Дело в том, что пра­пра­дед Ни­ко­лая Ни­ко­ла­е­ви­ча был ху­дож­ни­ком, а отец отдал мно­гие годы жизни, чтобы со­брать его кар­ти­ны. (13)И эти кар­ти­ны, ка­за­лось, все­гда за­ни­ма­ли глав­ное место в их доме…

(14)Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич от­во­рил дверь с не­ко­то­рой опас­кой. (15)В доме пахло сы­ро­стью и затх­ло­стью… (16)Ужас овла­дел Ни­ко­ла­ем Ни­ко­ла­е­ви­чем: кар­ти­ны ис­чез­ли! (17)Он по­про­бо­вал сде­лать шаг, но по­скольз­нул­ся и еле усто­ял: пол был по­крыт тон­ким слоем лёгкого инея. (18)Тогда он за­сколь­зил даль­ше.

(19)Ещё ком­на­та! (20)Ещё!.. (21)Кар­тин нигде не было!

(22)И тут Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич вспом­нил: сест­ра пи­са­ла ему, что спря­та­ла кар­ти­ны, сло­жи­ла на ан­тре­со­ли в самой сухой ком­на­те.

(23)Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич, сдер­жи­вая себя, вошёл в эту ком­на­ту, влез на ан­тре­со­ли и дро­жа­щи­ми ру­ка­ми стал вы­тас­ки­вать одну кар­ти­ну за дру­гой, боясь, что они по­гиб­ли: промёрзли или от­сы­ре­ли.

(24)Но про­изо­шло чудо, и кар­ти­ны были живы. (25)И дом ожил, за­го­во­рил, запел… (26)Мно­же­ство людей, ко­то­рых он, ка­за­лось, хо­ро­шо знал, вошло в ком­на­ту, окру­жи­ло Ни­ко­лая Ни­ко­ла­е­ви­ча… (27)Впер­вые за по­след­ние годы он осво­бождённо и бла­жен­но вздох­нул. (28)Те­перь можно было брать­ся за дела.

(По В. Же­лез­ни­ко­ву)

7. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 20 – 24 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ным со­гла­со­ван­ным опре­де­ле­ни­ем. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

(1)Мама, когда я ещё не учил­ся в школе, ра­бо­та­ла ин­же­не­ром и много чер­ти­ла. (2)Чер­те­жи были такие кра­си­вые, а её го­то­валь­ня с бле­стя­щи­ми шту­ка­ми была такая не­обык­но­вен­но при­тя­га­тель­ная, что я не мог прой­ти мимо. (3)Ко­неч­но, меня от­лав­ли­ва­ли, не пус­ка­ли, но не­сколь­ко чер­те­жей я всё же ис­пор­тил, какие-то цир­ку­ли сло­мал.

– (4)Его явно тянет к точ­ным на­у­кам, — серьёзно го­во­ри­ла мама отцу.

(5)В школе сразу стало ясно, что меня к точ­ным на­у­кам не тянет. (6)Я учил­ся очень сред­не. (7)Мама го­во­ри­ла, что если я так про­дол­жу, то стану груз­чи­ком. (8)Вы­ра­же­ние же лица отца в это время было таким, что я до­га­ды­вал­ся: он со­мне­ва­ет­ся, что мама го­во­рит прав­ду.

(9)Ко­ро­че, про­фес­сия груз­чи­ка как пер­спек­тив­ная мною ни­ко­гда не рас­смат­ри­ва­лась.

(10)Когда я учил­ся в стар­ших клас­сах, ро­ди­те­ли пре­по­да­ва­ли в уни­вер­си­те­те. (11)Мама вела тер­мо­ди­на­ми­ку, а отец ра­бо­тал за­ве­ду­ю­щим ка­фед­рой на эко­но­ми­че­ском фа­куль­те­те.

(12)Но ал­геб­ра, гео­мет­рия и фи­зи­ка по-преж­не­му были са­мы­ми тёмными для меня пред­ме­та­ми. (13)Ро­ди­те­ли сами по­ни­ма­ли, что по их сто­пам я не пойду, и даже не на­ме­ка­ли на это.

(14)Какие воз­мож­но­сти у меня име­лись? (15)Уни­вер­си­тет, ин­сти­тут куль­ту­ры и, ко­неч­но же, ме­ди­цин­ский.

(16)Ме­ди­цин­ский мне все­гда нра­вил­ся. (17)Во-пер­вых, там пре­по­да­вал мой лю­би­мый дядя. (18)Во-вто­рых, там учил­ся мой тро­ю­род­ный брат, ко­то­рый мне тоже нра­вил­ся. (19)Но как-то пу­га­ла так на­зы­ва­е­мая ана­то­мич­ка. (20)Я по­ни­мал: даже про­сто войти в зда­ние, где она на­хо­дит­ся, я не смогу.

(21)Тогда я стал хо­дить в ин­сти­тут куль­ту­ры. (22)Слу­шал и смот­рел вы­ступ­ле­ния сту­ден­че­ско­го хора, кон­цер­ты сту­ден­тов эст­рад­но­го от­де­ле­ния, спек­так­ли, по­став­лен­ные и сыг­ран­ные сту­ден­та­ми. (23)Ко­неч­но, я тогда плохо раз­би­рал­ся в этом, но мерт­вен­ную скуку и ужа­са­ю­щую без­ра­дост­ность уви­ден­но­го чув­ство­вал. (24)3апах «ана­то­мич­ки», ка­за­лось, пре­сле­до­вал меня, он ис­хо­дил там от всего: во всех вы­ступ­ле­ни­ях была видна не­нуж­ность про­ис­хо­дя­ще­го. (25)Не­нуж­ность ни­ко­му! (26)Ни вы­сту­па­ю­щим, ни зри­те­лям. (27)Это от­сут­ствие на­деж­ды на ра­дость за­ста­ви­ло меня твёрдо от­ка­зать­ся от мысли по­сту­пить в ин­сти­тут куль­ту­ры.

(28)Но я хотел... (29)Не знаю, чего я хотел. (30)Ни­че­го опре­делённого. (31)Мне хо­те­лось быть сту­ден­том. (32)Хо­те­лось учить­ся не очень труд­но и не очень скуч­но... (33)Хо­те­лось весёлой, ин­те­рес­ной, на­сто­я­щей жизни. (34)Глав­ное — на­сто­я­щей, всем су­ще­ством — жизни.

(По Е. Гриш­ков­цу)

8. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 25–31 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ным со­гла­со­ван­ным не­рас­про­странённым опре­де­ле­ни­ем. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

(1)Алёнка уви­де­ла жен­щи­ну, про­да­вав­шую воз­душ­ные ша­ри­ки, и оста­но­ви­лась как вко­пан­ная:

— (2)Ой, хочу шарик!

(3)Про­дав­щи­ца улыб­ну­лась:

— (4)Вам какой? (5)Крас­ный, синий, го­лу­бой?

(6)Алёнка взяла крас­ный, и мы пошли. (7)И вдруг Алёнка го­во­рит:

— (8)Хо­чешь по­но­сить?

(9)И про­тя­ну­ла мне ни­точ­ку. (10)Я как взял, так услы­шал, что шарик то­нень­ко-то­нень­ко по­тя­нул за ни­точ­ку! (11)Ему, на­вер­ное, хо­те­лось уле­теть. (12)Тогда я не­множ­ко от­пу­стил ни­точ­ку и опять услы­шал, как он на­стой­чи­во по­тя­ги­ва­ет­ся из рук, будто про­сит­ся уле­теть. (13)И мне вдруг стало его жалко: вот он может ле­тать, а я держу его на при­вя­зи. (14)Я взял и вы­пу­стил его. (15)И шарик сна­ча­ла даже не от­ле­тел от меня, будто не по­ве­рил, а потом сразу рва­нул­ся впра­во и до­ле­тел до фо­на­ря.

(16)Алёнка за­пла­ка­ла:

— (17)Ой, зачем ты его упу­стил?..

(18)Но я не от­ве­тил: я смот­рел вверх. (19)Шарик летел квер­ху плав­но и спо­кой­но, как будто этого и хотел всю жизнь.

(20)И я стоял, за­драв го­ло­ву, и смот­рел, и Алёнка тоже. (21)И мно­гие взрос­лые по­за­ди­ра­ли го­ло­вы — по­смот­реть, как летит шарик. (22)А он всё летел, всё умень­шал­ся. (23)Вот он про­ле­тел по­след­ний этаж боль­шо­го дома, и кто-то вы­су­нул­ся из окна и махал ему вслед, а он ещё выше, выше ан­тенн и го­лу­бей... (24)И вот его не стало.

(25)И тут все пошли по своим делам, и мы пошли. (26)Мы мол­ча­ли. (27)А я думал, как это кра­си­во, когда весна на дворе, все на­ряд­ные, весёлые, а в синее-синее небо уле­та­ет от нас крас­ный шарик. (28)И ещё я думал, как жалко, что я не могу, не умею это рас­ска­зать Алёнке. (29)А если бы смог, всё равно Алёнка бы не по­ня­ла, она ведь ма­лень­кая. (30)Вот она идёт рядом, при­тих­шая, и слёзы еще не про­сох­ли на щеках. (31)Ей, на­вер­ное, жаль свой шарик.

(32)И мы шли и мол­ча­ли, а возле наших ворот Алёнка ска­за­ла:

— (33)Если бы у меня были день­ги, я бы ку­пи­ла ещё один шарик…

(34)Чтобы ты его вы­пу­стил.

 (По В. Дра­гун­ско­му)

 

 

9. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 12–16 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ны­ми од­но­род­ны­ми не­со­гла­со­ван­ны­ми опре­де­ле­ни­я­ми. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

(1)Ничто не может дать та­ко­го жи­во­го пред­став­ле­ния о про­шлом, какое даёт встре­ча с его со­вре­мен­ни­ком, осо­бен­но с таким свое­об­раз­ным и та­лант­ли­вым, каким был Вла­ди­мир Алек­се­е­вич Ги­ля­ров­ский — че­ло­век не­укро­ти­мой энер­гии и не­удер­жи­мой доб­ро­ты.

(2)Пре­жде всего в Ги­ля­ров­ском по­ра­жа­ла цель­ность и вы­ра­зи­тель­ность его ха­рак­те­ра. (3)Если может су­ще­ство­вать вы­ра­же­ние «жи­во­пис­ный ха­рак­тер», то оно це­ли­ком от­но­сит­ся к Ги­ля­ров­ско­му, ибо он был жи­во­пи­сен во всём: в своей био­гра­фии, в ма­не­ре го­во­рить, в ре­бяч­ли­во­сти, во всей своей внеш­но­сти, в раз­но­сто­рон­ней бур­ной та­лант­ли­во­сти.

(4)Это был весёлый тру­же­ник. (5)Всю жизнь Ги­ля­ров­ский ра­бо­тал: он пе­ре­ме­нил много про­фес­сий — от волж­ско­го бур­ла­ка до актёра и пи­са­те­ля, и в любую ра­бо­ту он все­гда вно­сил на­сто­я­щую рус­скую сно­ров­ку, жи­вость ума и даже не­ко­то­рую удаль.

(6)В окру­жа­ю­щей жизни, ка­жет­ся, не было для него ни од­но­го яв­ле­ния, ко­то­рое не за­слу­жи­ва­ло бы са­мо­го при­сталь­но­го вни­ма­ния. (7)Он ни­ко­гда не был сто­рон­ним на­блю­да­те­лем, он вме­ши­вал­ся в жизнь без огляд­ки и был уве­рен в том, что дол­жен ис­про­бо­вать всё воз­мож­ное, на­учить­ся де­лать всё сво­и­ми ру­ка­ми. (8)Это свой­ство при­су­ще толь­ко боль­шим жиз­не­люб­цам и без­услов­но та­лант­ли­вым людям.

(9)Ги­ля­ров­ский был во­пло­ще­ни­ем того, что мы на­зы­ва­ем «ши­ро­кой на­ту­рой». (10)Это вы­ра­жа­лось у него не толь­ко в не­обык­но­вен­ной щед­ро­сти, доб­ро­те, но и в том, что от жизни Ги­ля­ров­ский тоже тре­бо­вал мно­го­го.

(11)Если кра­со­ты земли, то уж такие, чтобы за­хва­ты­ва­ло дух, если ра­бо­та, то такая, чтобы гу­де­ли руки.

(12)И внеш­ность у Ги­ля­ров­ско­го (я впер­вые уви­дел его уже ста­ри­ком) была за­мет­ная и за­нят­ная. (13)Си­во­усый, с не­мно­го на­смеш­ли­вым взгля­дом, в смуш­ко­вой серой шапке и жу­па­не, он сразу же по­ра­жал со­бе­сед­ни­ка блес­ком сво­е­го раз­го­во­ра, силой тем­пе­ра­мен­та и ясно ощу­ти­мой зна­чи­тель­но­стью сво­е­го об­ли­ка.

(14)Ги­ля­ров­ский про­ис­хо­дил из ис­кон­ной рус­ской семьи, ко­то­рая от­ли­ча­лась стро­ги­ми пра­ви­ла­ми и не­то­роп­ли­вым бытом. (15)Есте­ствен­но, что в такой семье, вос­пи­ты­ва­ясь в ста­рых тра­ди­ци­ях, росли цель­ные, фи­зи­че­ски силь­ные люди. (16)Ги­ля­ров­ский легко ломал паль­ца­ми се­реб­ря­ные рубли и раз­ги­бал же­лез­ные под­ко­вы.

(17)Од­на­ж­ды, бу­дучи уже да­ле­ко не мо­ло­дым че­ло­ве­ком, он при­е­хал по­го­стить к отцу и, желая по­ка­зать свою силу, за­вя­зал узлом ко­чер­гу.

(18) Глу­бо­кий ста­рик отец не на шутку рас­сер­дил­ся на сына за то, что тот пор­тит до­маш­ние вещи, и тут же в серд­цах раз­вя­зал и вы­пря­мил ко­чер­гу.

(19)Есте­ствен­но, че­ло­век та­ко­го раз­ма­ха и свое­об­ра­зия, как Ги­ля­ров­ский, не мог ока­зать­ся вне пе­ре­до­вых людей сво­е­го вре­ме­ни.

(20)С Ги­ля­ров­ским дру­жи­ли Чехов, Куп­рин, Бунин и мно­гие пи­са­те­ли, актёры и ху­дож­ни­ки.

(21)Никто из пи­са­те­лей не знал так все­сто­рон­не Моск­ву, как Ги­ля­ров­ский. (22)Было уди­ви­тель­но, как может па­мять од­но­го че­ло­ве­ка со­хра­нять столь­ко ис­то­рий о людях, ули­цах, рын­ках, церк­вах, пло­ща­дях, те­ат­рах, садах, почти о каж­дом до­ми­ке ста­рой Моск­вы.

(23)Каж­до­му вре­ме­ни нужен свой ле­то­пи­сец, не толь­ко в об­ла­сти ис­то­ри­че­ских со­бы­тий, но и в об­ла­сти быта и укла­да. (24)Ле­то­пись быта с осо­бой рез­ко­стью и зри­мо­стью при­бли­жа­ет к нам про­шлое, по­это­му так ценны для нас рас­ска­зы таких пи­са­те­лей, каким был Ги­ля­ров­ский.

(25)Есть люди, без ко­то­рых труд­но пред­ста­вить себе су­ще­ство­ва­ние об­ще­ства и ли­те­ра­ту­ры, и не важно, много или мало они на­пи­са­ли. (26)Важно, что они жили, что во­круг них ки­пе­ла ли­те­ра­тур­ная и об­ще­ствен­ная жизнь, что вся со­вре­мен­ная им ис­то­рия стра­ны пре­лом­ля­лась в их де­я­тель­но­сти. (27)Важно то, что они опре­де­ля­ли собой своё время.

(28) Таким был Вла­ди­мир Алек­се­е­вич Ги­ля­ров­ский — поэт, пи­са­тель, зна­ток Моск­вы и Рос­сии, че­ло­век боль­шо­го серд­ца, бли­ста­тель­ный об­ра­зец та­лант­ли­во­сти на­ше­го на­ро­да.

(По К. Г. Па­у­стов­ско­му)

10. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 30−34 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ным опре­де­ле­ни­ем. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

(1)После зав­тра­ка Миша со­брал­ся уйти, но мама оста­но­ви­ла его:

(2)— Ты куда?

(3)— Пойду прой­дусь.

(4)— На двор?

(5)— И на двор зайду.

(6)— А книги кто уберёт?

(7)— Мне сей­час не­ко­гда.

(8)— Я долж­на за тобой убрать?

(9)— Ладно, — про­бур­чал Миша. (10)— Ты все­гда так: при­ста­нешь, когда у меня каж­дая ми­ну­та рас­счи­та­на!

(11)В шкафу полка Миши вто­рая снизу. (12)Во­об­ще шкаф книж­ный, но он ис­поль­зу­ет­ся од­но­вре­мен­но под бельё и под по­су­ду. (13)Дру­го­го шкафа у них нет.

(14)Миша вы­та­щил книги, подмёл полку са­пож­ной щёткой, по­крыл га­зе­той «Эко­но­ми­че­ская жизнь». (15)3атем усел­ся на полу и, раз­би­рая имев­ши­е­ся в его рас­по­ря­же­нии бо­гат­ства, начал их в по­ряд­ке уста­нав­ли­вать.

(16)Пер­вы­ми он по­ста­вил два тома эн­цик­ло­пе­дии Брок­гау­за и Ефро­на. (17)Это самые цен­ные книги. (18)Если иметь все во­семь­де­сят два тома, то и в школу хо­дить не надо: вы­учил весь сло­варь — вот и по­лу­чил выс­шее об­ра­зо­ва­ние.

(19)3а Брок­гау­зом ста­но­вят­ся «Мир при­клю­че­ний» в двух томах, со­бра­ние со­чи­не­ний Н.В.Го­го­ля в одном томе, Тол­стой — «Дет­ство. От­ро­че­ство. Юность». (20)Марк Твен — «При­клю­че­ния Тома Сой­е­ра».

(21)А это что? (22)Гм! (23)Чар­ская... (24)«Княж­на Джа­ва­ха»... (25)Слез­ли­вая дев­чо­но­чья кни­жон­ка. (26)Толь­ко пе­ре­плёт кра­си­вый. (27)Нужно вы­ме­нять её у Слав­ки на дру­гую. (28)Слав­ка любит книги в кра­си­вых пе­ре­плётах.

(29)С кни­гой в руке Миша влез на под­окон­ник и от­крыл окно. (30)Шум и гро­хот улицы во­рва­лись в ком­на­ту. (31)Во все сто­ро­ны рас­пол­за­лась гро­ма­да раз­но­этаж­ных зда­ний. (32)Решётча­тые же­лез­ные бал­ко­ны ка­за­лись при­леп­лен­ны­ми к ним, как и тон­кие по­жар­ные лест­ни­цы. (ЗЗ)Москва-река ви­лась из­ви­ли­стой го­лу­бой лен­той, опо­я­сан­ной чёрными коль­ца­ми мо­стов. (34)Воз­вы­шал­ся зо­ло­той купол храма Спа­си­те­ля, сияя ты­ся­чью солнц, и за ним Кремль устрем­лял к небу вер­хуш­ки своих башен.

(35)Миша вы­су­нул­ся из окна и крик­нул:

(36)— Слав­ка-а-а!..

(37)В окне тре­тье­го этажа по­явил­ся Слава — бо­лез­нен­ный маль­чик с блед­ным лицом и тон­ки­ми длин­ны­ми паль­ца­ми.

(38)Его драз­ни­ли «бур­жу­ем» за то, что он носил бант, играл на рояле и ни­ко­гда не драл­ся. (39)Его — пе­ви­ца, а отец — глав­ный ин­же­нер фаб­ри­ки имени Сверд­ло­ва, той самой фаб­ри­ки, где ра­бо­та­ют Ми­ши­на мама, Ген­ки­на тётка и мно­гие жиль­цы этого дома. (40) Фаб­ри­ка долго сто­я­ла, а те­перь она го­то­вит­ся к пуску.

(41)— Слав­ка, — крик­нул Миша, — давай ме­нять­ся! (42)— Он по­тряс кни­гой. (43)Ши­кар­ное про­из­ве­де­ние! (44)«Княж­на Джа­ва­ха». (45)3ачи­та­ешь­ся!

(46)— У меня есть эта книга.

(47)— Не­важ­но. (48)Смот­ри, какая об­лож­ка! (49)А? (50)Ты мне дай, по­жа­луй­ста, «Овода».

(51)— «Овода» не дам, даже не проси!

(52)— Потом сам по­про­сишь, но уже не по­лу­чишь...

(53)— Ты когда во двор вый­дешь? — спро­сил Слава.

(54)— Скоро.

(55)— При­хо­ди к Генке, я буду у него.

(56)— Ладно.

(57) Миша слез с окна, по­ста­вил книгу на полку. (58)Пусть по­сто­ит, пока осе­нью в школе он её об­ме­ня­ет на что-ни­будь по­важ­нее, по­доб­ное тому, что уже стоит у него на полке. (59)Вот они — эти кни­жеч­ки! (60)«Ко­жа­ный чулок», «Всад­ник без го­ло­вы», «Во­семь­де­сят тысяч вёрст под водой», «В де­брях Аф­ри­ки»... (61)Ков­бои, пре­рии, ин­дей­цы, му­стан­ги...

(62)Так. (бЗ)Те­перь учеб­ни­ки: Кисёлев, Рыб­кин, Кра­е­вич, Ша­пош­ни­ков и Валь­цев, Гле­зер и Пет­цольд... (64)В про­шлом году их редко при­хо­ди­лось от­кры­вать. (65)Когда в школе не было дров и в замёрзших паль­цах не дер­жал­ся мел, ре­бя­та хо­ди­ли туда из-за пу­стых, но го­ря­чих да­ро­вых щей. (66)Не толь­ко, ко­неч­но, во щах было дело — учить­ся тоже хо­те­лось, но труд­но было учить­ся су­ро­вой го­лод­ной зимой ты­ся­ча де­вять­сот два­дцать пер­во­го года.

(По А.Н. Ры­ба­ко­ву)

11. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 52−59 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ным со­гла­со­ван­ным рас­про­странённым опре­де­ле­ни­ем. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

(1)Подъём по до­ро­ге, ве­ду­щей к дому, был кру­той. (2)Ки­рилл оста­но­вил­ся, со­ско­чил с седла и пошёл по тёплому ас­фаль­то­во­му тро­туа­ру, держа ве­ло­си­пед за руль. (3)Было без­люд­но, цвели в при­до­рож­ной ка­на­ве ма­лень­кие ро­маш­ки, и со­всем по-лет­не­му гудел в траве у де­ре­вян­но­го за­бо­ра шмель.

(4)До верха было ещё да­ле­ко, когда, раз­дви­нув доски в за­бо­ре, нав­стре­чу Ки­рил­лу вышли Дыба и не­зна­ко­мый па­рень.

(5)Они вста­ли на до­ро­ге.

(6)Ки­рилл вспом­нил слова из песни про пять минут на ре­ше­ние и пять се­кунд на бро­сок. (7)Сей­час пяти минут не было. (8)Пяти се­кунд — тоже.

(9)Была, по­жа­луй, се­кун­да, чтобы рыв­ком раз­вер­нуть ве­ло­си­пед и прыг­нуть в седло. (10)Но в эту се­кун­ду Ки­рилл успел по­нять и ре­шить мно­гое. (11)Он по­чув­ство­вал, что, если те­перь спасётся бег­ством, все­гда потом придётся бе­гать и пря­тать­ся. (12)И по­лу­чит­ся, что они с Дыбой оди­на­ко­вы: если силь­ный, то ко­роль, а если сла­бее — под­жи­май хвост.

(13)Ки­рилл шаг­нул вперёд.

(14)Дыба за­ух­мы­лял­ся.

(15)— По­на­ча­лу все гор­дые... — ска­зал он.

(16)Его при­я­тель рас­тя­нул блед­ные губы. (17)Это, ви­ди­мо, тоже была улыб­ка, но какая-то бес­цвет­ная. (18)Ки­рилл уви­дел тёмные щер­ба­тые зубы.

(19)Ещё он за­ме­тил, что у парня сле­зят­ся глаза, а лицо слов­но при­по­ро­ше­но серой пылью. (20)«На­сквозь, дурак, про­ку­рен», — ма­ши­наль­но по­ду­мал Ки­рилл.

(21)— Ну, ставь ма­ши­ну, по­го­во­рим, — не­бреж­но пред­ло­жил Дыба. — (22)Дра­па­нуть всё равно не успе­ешь.

(23)— Успел бы, если бы хотел! — ска­зал Ки­рилл и дёрнул руль, на ко­то­рый Дыба по­ло­жил руку. (24)— Не цапай, я потом не от­чи­щу.

(25)Он при­сло­нил ве­ло­си­пед к за­бо­ру.

(26)— Ну, чего надо?

(27)Они сто­я­ли в метре от него. (28)Дыбин при­я­тель смот­рел рав­но­душ­но, а Дыба всё ух­мы­лял­ся. (29)Он хотел ка­зать­ся об­ра­до­ван­ным, но в ух­мыл­ке про­скаль­зы­ва­ло разо­ча­ро­ва­ние: пой­ман­ный Ки­рилл вёл себя не по пра­ви­лам.

(30)Потом Дыба пе­ре­стал улы­бать­ся и спро­сил:

(31)— Тебя, цыплёночек, когда-ни­будь били? (32)По-на­сто­я­ще­му?

(33)— Это по-бан­дит­ски, зна­чит? (34)Как вы Чирка? — при­щу­рив­шись, про­изнёс Ки­рилл.

(35)Дыба снис­хо­ди­тель­но разъ­яс­нил:

(36)— Не, Чирка мы для вос­пи­та­ния. (37)Чтобы слу­шал­ся. (38)А как по­на­сто­я­ще­му, сей­час узна­ешь.

(39)Ки­рилл быст­ро гля­нул по сто­ро­нам: нет ли про­хо­жих? (40)Было пусто.

(41)Но Ки­рилл не убе­жал. (42)Он не хотел бе­жать — нель­зя! (43)Ему хо­те­лось ото­мстить. (44)За всё... (45)За Чирка, за свою боль, за всех, над кем они из­де­ва­лись! (46)Ото­мстить за всех, кого они ещё могут оби­деть, из­бить!

(47)…Бой был не­рав­ный: двое про­тив од­но­го. (48)Не­из­вест­но, чем бы это всё за­кон­чи­лось: у Ки­рил­ла уже почти не оста­лось сил, хотя сда­вать­ся он не со­би­рал­ся. (49)Но вдруг сквозь гу­дя­щую боль во всём теле он услы­шал далёкий тон­кий голос:

(50)— Кир, дер­жись! (51)Кир, я сей­час!

(52)Это летел на ве­ло­си­пе­де ма­лень­кий Мить­ка-Маус. (53)Он не тор­мо­зил на спус­ке. (54)На­о­бо­рот, он так вер­тел пе­да­ли, что ко­лен­ки его мель­ка­ли на солн­це, будто зай­чи­ки на жёлтых ло­па­стях вет­ря­ка. (55)Он вце­пил­ся в руль одной рукой, а в дру­гой, как па­ли­цу, под­нял кри­вой тяжёлый сук, схва­чен­ный где-то по до­ро­ге.

(56)Услы­шав крик, Дыба с при­я­те­лем скры­лись. (57)Ви­ди­мо, они ре­ши­ли, что за гор­ла­стым пацанёнком идёт под­мо­га: им и в го­ло­ву не могло прий­ти, что такой ма­лень­кий пар­ниш­ка осме­лит­ся бро­сить­ся на по­мощь в оди­ноч­ку. (58)Они же не знали, что вчера Ки­рилл и Мить­ка до­го­во­ри­лись все­гда за­сту­пать­ся друг за друга. (59)А друж­ба не бо­ит­ся стра­ха.

(по В. П. Кра­пи­ви­ну)

12. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 12–21 най­ди­те пред­ло­же­ние с обособ­лен­ным со­гла­со­ван­ным опре­де­ле­ни­ем. На­пи­ши­те номер этого пред­ло­же­ния.

 (1)У То­ни­ка было тя­же­ло на душе. (2)Все маль­чиш­ки по­ве­ри­ли, что он не­пре­мен­но прыг­нет с па­ра­шют­ной вышки. (3)А он не прыг­нул. (4)Ко­неч­но, при­чи­на была не в его тру­со­сти, а в том, что Жень­ка Мухин, от­ве­ча­ю­щий за прыж­ки с па­ра­шю­том, не раз­ре­шил. (5)Ка­за­лось бы, к чему тре­во­жить­ся: раз пры­жок был отменён не по вине То­ни­ка, зна­чит, с него и взят­ки глад­ки! (6)Вот если бы Жень­ка раз­ре­шил… (7)А если бы Жень­ка раз­ре­шил? (8)Прыг­нул бы или нет? (9)А вдруг бы стру­сил? (10)Тогда, по­лу­ча­ет­ся, он об­ма­нул ребят, ко­то­рые по­ве­ри­ли в его сме­лость. (11)«Не­чест­но это», — твер­ди­ла не­уго­мон­ная со­весть маль­чиш­ки.

(12)Маль­чик, рас­тре­во­жен­ный этими мыс­ля­ми, лёг щекой на под­окон­ник. (13)Сто­я­ла ав­гу­стов­ская ночь, с горь­ким за­па­хом по­лы­ни, с го­ря­щи­ми в хо­лод­ном небе бе­лы­ми звёздами. (14)Но тут на пар­ниш­ку слов­но на­шло­оза­ре­ние, и он резко под­нял­ся со стула.

(15)В го­ло­ве пуль­си­ро­ва­ла толь­ко одна мысль: пусть Жень­ка Мухин будет у себя на месте, ведь тот се­год­ня дол­жен но­че­вать в будке подле вышки.

(16)Когда Тоник, за­та­ив ды­ха­ние, вошёл в будку, Жень­ка уди­вил­ся:

(17)— Ты зачем здесь?

(18)— Я думал... — начал не­зва­ный гость. — (19)Может быть, можно сей­час. (20)Темно ведь, и ни­ко­го нет...

(21)— Прыг­нуть? — спро­сил Мухин.

(22)— Да, — маль­чиш­ка не вол­но­вал­ся. (23)Было ясно, что Жень­ка не раз­ре­шит: слиш­ком уж он су­ро­во смот­рел на ноч­но­го по­се­ти­те­ля и долго мол­чал. (24)Но вдруг Мухин легко вско­чил.

(25)— Пойдём!

(26)Что-то ух­ну­ло и за­мер­ло внут­ри у То­ни­ка. (27)После яр­ко­го света ночь по­ка­за­лась аб­со­лют­но чёрной. (28)Он понял: вот сей­час придётся пры­гать, оста­лось со­всем не­мно­го, уже скоро. (29)Очень скоро. (30)Через ми­ну­ту. (31)И в этот миг стало не­стер­пи­мо труд­но ды­шать, слов­но кто-то хо­лод­ны­ми ла­до­ня­ми сда­вил ему рёбра.

(32)— Сюда, — Мухин под­толк­нул его к сту­пень­кам. — (33)Ну, давай. (34)Марш вперёд.

(35)Они под­ни­ма­лись молча. (36)Маль­чон­ка плот­но, до боли в паль­цах пе­ре­хва­ты­вал хо­лод­ную по­лос­ку перил. (37)Когда вы­брал­ся на пло­щад­ку, он не смот­рел во­круг, по­то­му что было страш­но. (38)Купол па­ра­шю­та навис над ним баг­ро­вы­ми склад­ка­ми.

(39)Жень­ка надел на То­ни­ка бре­зен­то­вые лямки. (40)За­стег­нул пряж­ки на груди, на поясе, у ног. (41)При­це­пил па­ра­шют­ные стро­пы и твёрдо ска­зал:

(42)— Ну, пошёл...

(43)И тот пошёл. (44)Надо было идти. (45)У него всё за­сты­ло внут­ри, а по коже про­бе­жа­ла элек­три­че­ская дрожь. (46)Шаг, вто­рой, тре­тий, четвёртый. (47)Но вот обрыв. (48)Боль­ше не сде­лать даже са­мо­го ма­лень­ко­го шага.

(49)И за­дер­жи­вать­ся нель­зя. (50)Оста­но­вишь­ся хоть на се­кун­ду — и гул­кий, бо­лез­нен­ный страх ока­жет­ся силь­нее тебя.

(51)И маль­чиш­ка перешёл гра­ни­цу рав­но­ве­сия… (52)Пошёл!

(53)Вдруг силь­ный, рез­кий рывок бро­сил его назад, на доски пло­щад­ки, и Тоник, ещё ни­че­го не успев­ший по­нять, уви­дел над собой фи­гу­ру Му­хи­на, ко­то­рый креп­ко дер­жал па­рень­ка.

(54)— Нель­зя, — ска­зал Жень­ка. — (55)Пойми, там про­ти­во­вес. (56)Ты не

по­тя­нешь вниз. (57)Я ведь тебе днём то же самое го­во­рил.

(58)Мухин от­це­пил па­ра­шют. (59)И по­вто­рил:

(60)— По­ни­ма­ешь, нель­зя...

(61)Маль­чиш­ка рва­нул с себя лямки и швыр­нул их в сто­ро­ну. (62)Ему по­ка­за­лось, что Жень­ка из­де­ва­ет­ся над ним. (63)Он знал, что сей­час за­пла­чет гром­ко, взахлёб. (64)Ни за что не сдер­жать­ся, по­то­му что в этих сле­зах не толь­ко обида. (65)В них долж­но было вы­лить­ся всё на­прас­ное вол­не­ние, весь страх, ко­то­рый он дер­жал внут­ри себя перед прыж­ком.

(66)Мухин ла­до­ня­ми сжал плечи То­ни­ка. (67)И ска­зал не­гром­ко:

(68)— Ведь не жалко мне. (69)Но, чест­ное слово, нель­зя.

(70)Тот стих.

(71)— Ведь ты бы прыг­нул, — ска­зал Жень­ка, не от­пус­кая его. (72)— Ты бы всё равно прыг­нул, по­то­му что я пой­мал, когда ты уже падал. (73)Глав­ное-то знать, что не ис­пу­гал­ся. (74)Верно?

(75)И тут стало ясно, по­че­му Жень­ка так легко раз­ре­шил пры­гать: Мухин понял, что для То­ни­ка очень важно пре­одо­леть в себе страх. (76)До­ка­зать, что он не трус, что не зря ре­бя­та по­ве­ри­ли ему.

(по В. П. Кра­пи­ви­ну)

13. За­да­ние

Среди пред­ло­же­ний 15–20 най­ди­те пред­ло­же­ния с обособ­лен­ным опре­де­ле­ни­ем. На­пи­ши­те но­ме­ра этих пред­ло­же­ний.

(1)Ещё ночь, но скоро рас­свет. (2)Их­ти­андр идёт по пес­ча­ной до­рож­ке сада, ко­то­рая еле видна, под но­га­ми по­трес­ки­ва­ет ра­ку­шеч­ный песок. (3)Он ду­ма­ет о на­став­ле­ни­ях отца, док­то­ра Саль­ва­то­ра, ко­то­рый когда-то, спа­сая боль­но­го Их­ти­андра от смер­ти, пе­ре­са­дил ему жабры мо­ло­дой акулы. (4)С тех пор юноша мог жить и на земле, и под водою, но о жизни моря знал боль­ше, чем о жизни людей.

(5)Он не спеша на­де­ва­ет боль­шие очки с тол­сты­ми стёклами, затем вы­ды­ха­ет из лёгких воз­дух и пры­га­ет в воду. (6)Не­сколь­ко силь­ных дви­же­ний ру­ка­ми, и Их­ти­андр, че­ло­век-рыба, ока­зы­ва­ет­ся в род­ной вод­ной сти­хии. (7)Он видит, как в глу­би­не мель­ка­ют го­лу­бо­ва­тые искры рыбок-но­че­све­ток, как туск­ло-крас­ные ме­ду­зы легко, как в танце, опус­ка­ют­ся на дно. (8)При­бли­жа­ет­ся рас­свет, и све­тя­щи­е­ся жи­вот­ные мед­лен­но тушат свои фо­на­ри­ки.

(9)Вот луч солн­ца упал на воду, и она сразу по­зе­ле­не­ла, за­свер­ка­ли мел­кие во­дя­ные пу­зырь­ки, за­ши­пе­ла пена. (10)Не­да­ле­ко от юноши рез­вят­ся его дру­зья, дель­фи­ны, по­гля­ды­вая на него весёлыми, хит­ры­ми, лю­бо­пыт­ны­ми гла­за­ми. (11)Они все­гда, как бы не­взна­чай, ока­зы­ва­ют­ся рядом, где бы Их­ти­андр ни по­явил­ся. (12)Их лос­ня­щи­е­ся тёмные спины мель­ка­ют среди волн. (13)Че­ло­век-ам­фи­бия смеётся, ловит дель­фи­нов, пла­ва­ет вме­сте с ними. (14)Ему ка­жет­ся, что и этот океан, и эти дель­фи­ны, и это небо и солн­це со­зда­ны толь­ко для него.

(15)Од­на­ко без­дей­ствие скоро на­до­еда­ет, и юноша устрем­ля­ет­ся к от­ме­ли, где гиб­нут бес­по­мощ­ные крабы, ме­ду­зы, мор­ские звёзды. (16)Их­ти­андр любит спа­сать вы­бро­шен­ных на берег жи­вот­ных.

(17)Вы­ныр­нув на по­верх­ность, юноша за­ме­тил на вол­нах какой-то пред­мет, по­хо­жий на кусок бе­ло­го па­ру­са с ры­ба­чьей лодки. (18)Под­плыв по­бли­же, он с удив­ле­ни­ем уви­дел мо­ло­дую жен­щи­ну, при­вя­зан­ную к доске. (19)Не­уже­ли эта кра­си­вая де­вуш­ка мерт­ва? (20)Че­ло­век-ам­фи­бия был так взвол­но­ван своей на­ход­кой, что у него впер­вые по­яви­лось враж­деб­ное чув­ство к оке­а­ну.

(21)Быть может, де­вуш­ка толь­ко по­те­ря­ла со­зна­ние? (22)Он ухва­тил­ся за доску и быст­ро на­пра­вил­ся к бе­ре­гу.

(23)Их­ти­андр плыл, на­пря­гая все свои силы, толь­ко ино­гда делал ко­рот­кие оста­нов­ки, чтобы по­пра­вить го­ло­ву де­вуш­ки, и нежно шеп­тал ей, как рыбке, по­пав­шей в беду: (24)«По­тер­пи, бед­ная, не­мно­го!»

(25)Он хотел, чтобы де­вуш­ка от­кры­ла глаза, но бо­ял­ся ис­пу­гать её. (26)Не снять ли очки и пер­чат­ки? (27)Но на это уйдёт время, а плыть без пер­ча­ток будет труд­нее.

(28)Вот и по­ло­са при­боя. (29)Че­ло­век-ам­фи­бия вынес де­вуш­ку на при­бреж­ный песок, от­вя­зал от доски, перенёс в тень раз­рос­ших­ся ку­стар­ни­ков и начал де­лать ис­кус­ствен­ное ды­ха­ние.

(30)Ему по­ка­за­лось, что веки её дрог­ну­ли и рес­ни­цы ше­вель­ну­лись. (31)Она жива! (32)Те­перь он дол­жен уйти, чтобы не ис­пу­гать не­зна­ком­ку. (33)Но можно ли оста­вить её одну, такую бес­по­мощ­ную? (34)Пока юноша раз­ду­мы­вал, по­слы­ша­лись чьи-то тяжёлые шаги. (35)Он вдруг вспом­нил наказ отца не по­па­дать­ся людям на глаза. (36)Ко­ле­бать­ся нель­зя, и Их­ти­андр бро­сил­ся в воду, ныр­нул, по­плыл под водой к скале и, скры­ва­ясь между об­лом­ка­ми кам­ней, стал на­блю­дать за бе­ре­гом.

(37)Вот де­вуш­ка от­кры­ва­ет глаза, при­под­ни­ма­ет го­ло­ву. (38)Муж­чи­на о чём-то го­ря­чо го­во­рит, по­мо­га­ет де­вуш­ке встать.

− (39)Так это вы спас­ли меня?

− (40)Да, — от­ве­ча­ет он.

(41)Де­вуш­ка будто не слы­ха­ла этих слов, она по­мол­ча­ла, а потом ска­за­ла:

− (42)Стран­но. (43)А мне по­чу­ди­лось, будто возле меня было какое-то стран­ное доб­рое чу­до­ви­ще.

− (44)Воз­мож­но, вам по­ка­за­лось, — от­ве­тил её спут­ник.

(45)Они вста­ли и пошли — чу­дес­ная де­вуш­ка и этот не­хо­ро­ший смуг­лый че­ло­век, уве­рив­ший де­вуш­ку, будто он спас её. (46)Но Их­ти­андр не мог изоб­ли­чить смуг­ло­го во лжи. (47)На душе стало как-то не­при­ют­но.

(48)Де­вуш­ка и её спут­ник скры­лись за дю­на­ми, а че­ло­век-ам­фи­бия всё ещё смот­рел им вслед. (49)Серд­це учащённо би­лось: юноша те­перь точно знал, что он найдёт пре­крас­ную не­зна­ком­ку во что бы то ни стало.

(по А. Р. Бе­ля­е­ву)

 

Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Поиск

МАТЕМАТИКА

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.