logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

Название «Индия» было изначально неверным. Колумб обнаружил эти острова в поисках западного пути в Индию и после продолжительного путешествия в открытом море имел основания полагать, что достиг своей цели, так что туземцев он назвал индийцами, то есть жителями Индии. Это первый сигнал того, что исследовать язык на островах Карибского бассейна следует с предельной осторожностью. Само название «Карибский» происходит от «карибы», местного названия одного из племен.

Профессор Дэвид Кристал писал, что в этом районе существует шесть разновидностей «изменчивого своеобразия»: «Ситуация среди англоязычных стран уникальна, поскольку история этого региона свела воедино два измерения составляющих: региональное (по которому можно установить географическое происхождение говорящего) и этническое (в котором выбор языка несет в себе социальную и национальную идентификацию)».

«Кембриджская история английского языка» (The Cambridge History of the English Language) дает не менее устрашающее предупреждение: «Трудно составить себе четкое представление об истории распространения английского и креольского языка на территории Вест‑Индии – в качестве стандартного или регионального британского, карибского или североамериканского варианта английского языка или пиджинов и креольских языков на основе английского. Общая история английского языка в этом регионе разделена на несколько вариантов, принятых на разных островах… Дополнительная сложность заключается в том, что история распространения английского языка в Вест‑Индии и пограничных территориях не всегда совпадает с историей распространения в этом регионе политического влияния Великобритании…».

В некоторых бывших английских колониях, таких как Сент‑Лусия или Доминика, английский язык используется преимущественно как второй язык; в иных областях, никогда не принадлежавших Британии (например, в Коста‑Рике), английский язык является основным. Кроме того, есть еще разновидности пиджинов и креольских языков.

И это отнюдь не удивительно. Хотя мы не задумываясь именуем все эти острова Вест‑Индией, все же речь идет о десятках самобытных земель, отделенных друг от друга многими километрами (иногда до тысячи) воды: как на примере Галапагосских островов продемонстрировал Дарвин, это само по себе является залогом разнообразия. Более того, наряду с английскими колониями следует помнить об испанских, португальских, французских и голландских поселениях, а более всего – о массовом принудительном заселении этих островов сотнями тысяч африканцев, говоривших на множестве различных африканских языков. В довершении всего мы говорим и о взаимообогащении всех этих наречий. Пожалуй, удивительным можно считать то, что звучание устной речи (или просодия) здесь примерно однородное.

Английский язык прибыл сюда довольно поздно. К XVI веку в Новом Свете утвердились Испания и Португалия, было введено рабство, португальцы перевозили рабов из Западной Африки, а разнообразные европейские болезни в сочетании с испанской нетерпимостью значительно сократили, а в некоторых случаях и вовсе смели с лица земли коренное население. Англичане появились здесь гораздо позже и поначалу держались на некотором расстоянии от берегов: это были пираты – Дрейк, Хокинс и другие, – поджидавшие и грабившие (с молчаливого согласия королевы Елизаветы) набитые сокровищами корабли, в частности испанские. Среди первых слов, вошедших в английский язык в Вест‑Индии, были испанские дублоны (doubloons ) и испанские песо, равные восьми реалам (pieces of eight).

В «Путешествиях» Ричарда Хаклюйта, сборнике морских рассказов, впервые опубликованном в 1589 году, есть такой отчет Джона Хокинса о своем путешествии в Гвинею и Ост‑Индию в 1564‑м, где читатель знакомится с местной лексикой: «…мы достигли острова Доминика, где обитают каннибалы, а в том месте, куда мы прибыли девятого марта, каннибалы особенно кровожадны, так что их следует избегать… Неподалеку от этого места [теперь речь идет уже о Санта‑Фе] обитали некие индийцы, которые пришли к нам и угостили молоком и хлебом, приготовленным из своеобразного зерна, которое у них зовется маис… они принесли нам также кур, картофель и ананасы… на вкус этот картофель – самый изысканный из корнеплодов, намного превосходящий наш пастернак и морковь».

Так, мы видим маис, картофель и каннибалов из «индийских» языков. Слово Cannibals  (каннибалы) происходит от альтернативного варианта написания племени карибов (Carib ); они назывались также Canibales  и были известны своей свирепостью и безжалостностью к пленным. Карибский язык дал английскому, помимо прочего, такие слова, как cayman  (кайман), curare  (кураре) и peccary  (пекари, дикая свинья). А у другого крупного местного племени – араваков – английский язык перенял вслед за маисом hurricane  (ураган), guava  (гуава), hammock  (гамак), iguana  (игуана) и savannah  (саванна). Слова сапое  (каноэ) и potato  (картофель) – гаитянские.

Но сойдя на берег и продвигаясь к западу, английский язык захватывал на своем пути трофеи у любых языков. От науатль, ацтеков и мексиканцев он взял chocolate  (шоколад), chilli (острый перец), avocado  (авокадо), cocoa  (какао), guacamole (гуакамоле), tamal  (толченая кукуруза с мясом и красным перцем, мексиканское блюдо), tomato  (томат, помидор), coyote (койот), ocelot  (оцелот), mescal  (мескаль; мексиканская водка из сока алоэ; наркотик) и peyote  (пейот, кактус; наркотик); многие из них заимствованы опосредованно, через другие европейские языки. Перу завоевали испанцы, но вскоре туда пришел и английский язык; к нему в плен попали слова condor  (кондор; золотая или серебряная монета), llama  (лама), puma  (пума), cocaine  (кокаин), quinine  (хинин) и guano  (гуано). Языки Бразилии, тупи и гуарани стали источником таких слов, как cougar (пума, кугуар), jaguar  (ягуар), piranha  (пиранья), macaw  (ара), toucan  (тукан), cashew  (кешью) и tapioca  (тапиока). Английский язык проявил себя как охотник‑собиратель и, не брезгуя, подбирал слова на суше и на море. Английский морской волк обрел популярность, особенно докучая его католическому величеству королю Испании, который даже назначил награду за голову Елизаветы. В Англии пиратство рассматривалось как проявление патриотизма. Называли пиратов в XVI веке freebooters и filibusters  (флибустьеры), а в XVII веке – privateers  (или каперы) и old sea‑dogs  (старые морские волки). Веком раньше в ходу был cutlass  (кортик, абордажная сабля), веком позже прославился пиратский флаг Веселый Роджер; вооруженный грабеж в открытом море получал благоприятные отзывы в английской прессе, а слова (добавим в общую копилку еще одно: buccaneer  – пират) отдавали шовинизмом.

Английская колонизация началась в 1609 году с Бермуд и достигла стран Карибского бассейна в 1624‑м, когда Томас Уорнер с дюжиной спутников поселился в Санди‑Бей на острове Сент‑Китс. Два года спустя сюда прибыла первая партия африканских рабов: так Сент‑Китс стал первым местом, где англичане, следуя примеру других европейских держав, систематически использовали рабский труд. Они начали с выращивания табака. Сахар оказался гораздо более прибыльным, но требовал и больше трудовых ресурсов, поэтому количество рабов росло, а в подавленные, но еще не полностью истребленные коренные языки Вест‑Индии, которым вскоре предстояло переплестись и соединиться с европейскими имплантатами, вторглось множество африканских. Даже к концу XVI века африканцев было гораздо больше, чем европейцев, а на протяжении следующего века их численность существенно возросла.

Язык, как всегда, выявил нечто большее, чем обмен информацией. В XVIII веке некий Джеймс Грейнджер, управляющий плантацией, написал хвалебную эпическую поэму, посвященную сахарному тростнику. Некоторые критики в Великобритании утверждали, что Грейнджер – первый подлинный писатель родом из Нового Света. Одна из причин, должно быть, заключалась в том, что в его стихах они видели отражение собственного превосходства английского .

«Черные потомки Африки» по‑другому воспринимали это произведение и располагали другими языками, на которых можно было все это выразить. Однако задача оказалась непростой.

Как я уже упоминал, повествуя о том, как африканские рабы попадали в Америку, работорговцы (в том числе европейские, доставлявшие «товар» в Вест‑Индию), стремясь не допустить организованные бунты на корабле, разделяли племена, а с ними и языки. Существует мнение, что языковая общность начала зарождаться прямо на кораблях: для общения стали использовать некое подобие английского языка, перенятого у матросов.

Разумеется, доказательств этому нет, но не подлежит сомнению, что носители совершенно разных языков, покинув корабли и оказавшись на плантациях, вскоре все равно находили способы общения, и способы эти были непосредственно связаны с английским языком, учитывая, что работали они на английских рабовладельцев.

В отличие от Америки, где вновь прибывшие говорили на диалекте гулла, в Вест‑Индии было два пути: пиджин и креольский язык.

Согласно определению из «Кембриджской истории английского языка», «пиджин представляет собой усеченный язык, формирующийся в результате длительных контактов между людьми, не владеющими каким‑либо одним общим языком… Упрощения включают сокращение словарного запаса и опущение сложных элементов, таких как словоизменение». Так, two knifes  (два ножа) становится two knife  (два нож); формы в винительном падеже используются в роли подлежащего, как, например, him  (его) вместо he  (он): him can read,  (его уметь читать); множественное число образуется от формы единственного числа с помощью слова dem: de dog dem  вместо the dogs  (собаки); упрощаются глагольные формы, в частности не используется пассивный залог: de grass cut  вместо the grass has been cut  (траву скосили); из вопросительных конструкций исчезает вспомогательный глагол do: why you hit him?  вместо why do/did/have you hit him?  (зачем ты его ударил?); вместо наречий (хорошо) используют прилагательные (хороший): I do it good  (я делать это хороший).

Пиджин – превосходная скоропись, быстро изобретенная для выживания. Креольский же язык – это язык полноценный, разработанный и усовершенствованный детьми родителей, говорящих на пиджине. Эти потомки пришли к заключению, что пиджин их родителей используется куда шире, чем их родной африканский язык, и фактически сделали из него новый язык – креолизировали пиджин. Были креолизированы слова и восстановлена грамматическая система. Некоторые лингвисты полагают, что такое исключительное и на удивление стремительное (в течение одного поколения) развитие грамматической системы обусловлено свойственным человеку врожденным инстинктом, а грамматика присуща некоторой части головного мозга, как рыбе – умение плавать. При этом другие ученые Вест‑Индии утверждают, что креольский язык тех мест является прямым потомком нигеро‑конголезской языковой семьи, по сути охватывающей все разнообразные западноафриканские языки. По их мнению, формы были заимствованы из английского, но вошли они в западноафриканскую структуру.

Доктор Хьюберт Девениш из университета Вест‑Индии приводит следующий пример. Фразу me go run school  (буквально «мне идти бежать школа») можно перевести на английский как Iran to school  (я побежал в школу). Вест‑индийский вариант могут счесть неполноценным или неграмотным, но следует учесть, отмечает Девениш, что go  – указатель направления (куда вы бежите), в то время как в английской конструкции есть предлог, так что форма с go,  представляющая собой обычный глагол, например, me go there  (мне идти туда), означала бы I went there  (я пошел туда); однако в примере me run go school  слово go  используется в качестве предлога, то есть me run  go/to school.  Значит, креольский язык попросту сделал глаголы предлогами, когда в этом была необходимость, подобно тому как на протяжении истории развития английского языка в качестве глаголов неоднократно использовались существительные и наоборот. Этот процесс далек от неграмотности: это вполне обоснованная адаптация. В связи с этим же примером можно отметить еще и то, что западноафриканские языки, такие как йоруба и эдо, принадлежат к числу редких групп языков, в которых действительно есть подобные конструкции, a run go  служит наглядным примером.

Есть еще креольский французский. Для Дерека Уолкотта, лауреата Нобелевской премии по литературе за эпическую поэму «Омерос», действие которой разворачивается среди рыбаков на острове, основным родным языком был официальный английский, а «языком кухни и улицы» – креольский французский. В некоторых его произведениях эти два языка соприкасаются. Именно соприкосновение слов в сочетании с новой грамматикой и обращением к множеству корней делают креольский язык богатым источником как для историков и социологов, так и для лингвистов.

Исследователи, видимо, сходятся во мнении, что наиболее сложным среди стран Карибского бассейна является креольский язык Ямайки. Это частично связано с огромным количеством завезенных сюда африканцев, частично с тем, что многие из них бежали на возвышенности, где вскоре сложились языковые группы. Несмотря на главенство английского языка здесь сохранились следы испанского. Беглые рабы, к примеру, были известны как мароны, что является искажением испанского cimmaron  – дикий, неукрощенный.

Словарный состав английского языка на Ямайке следовал устоявшейся английской традиции заимствовать отовсюду и у всех. От моряков он перенял berth  (койка, спальное место на судне; позднее – должность) и cot  (походная кровать). У испанцев он позаимствовал parasol  (зонтик от солнца); испанское savvy, употреблявшееся на Сент‑Китсе, стало на Ямайке sabi; sabi‑so  означает мудрость. Слово yard  (загон, двор, площадка) применялось изначально в значении загона для негров – территории плантации, где жили рабы. Со временем значение понятия расширилось, охватив и дом, особенно в Кингстоне. Коренные жители неофициально называют этим словом весь остров, отсюда и прозвище уроженцев Ямайки – Yardie  (ярди).

Иногда слово, по всей видимости, является калькой из одного из африканских языков. Big‑eye  (буквально «большой глаз») в  значении «жадный, скупой» соответствует словам в языках ибо и тви. Как и в Африке, здесь есть boy‑child  и girl‑child  (буквально «мальчик‑ребенок» и «девочка‑ребенок»). Повторы вроде big‑big  (огромный, буквально «большой‑большой») свойственны языку йоруба. Такие конструкции увлекают: poto‑poto(очень скользкий), fluky‑fluky  (очень суетливый), batta‑batta (многократно бить).

Есть также Carnabel Day  в значении «масленица» (Пепельная среда, день покаяния); словом catspraddle  в Тринидаде обозначается неудачное и унизительное падение; dumb‑bread  – тяжелый плоский хлеб (пита или чапати). Все это лексико‑семантические кальки из западноафриканских языков, как и sweet mouth (льстить, ласкать слух, буквально «сладкий рот»); eye‑water  и cry‑water  (слезы, буквально «глаз‑вода», «плач‑вода») из языка йоруба; door‑mouth  (вход в здание, буквально «дверь‑рот»).

От креольского языка Ямайки с элементами Ветхого Завета и под влиянием движения черного самосознания произошла раста. Раста использует I  вместо креольского mi: me  считается символом черного раболепия. I  означает почтение и единство и широко распространено в разных областях: I‑lect  (диалект), I‑cient (ancient , древний), I‑men (Amen , аминь), I‑nointed (anointed , помазанник), I‑quality  (equality , равенство). Словарный запас живет своей жизнью, и некоторые слова связаны с молодежной культурой: dreadlocks  (дреды, косички), dub  (бой барабана; сигарета), queen  (девушка, подружка), Rasta man  (последователь расты), sufferer  (обитатель гетто), weed of wisdom  (марихуана, «трава мудрости»). Встречается и забавная игра слов: Jah‑mek‑уа – Jamaica  (дословно «Бог сделал здесь» – Ямайка); blindjaret или see‑garet – cigarette  (сигарета); higherstand – understand (понимать).

Креольский язык развивается. Среди новых слов есть, например, chi‑chi man  (мужчина‑гомосексуалист). И старые слова не утратили выразительности, как, например, при использовании trouble  (беспокоить, затруднять) в значении disturb  (мешать, причинять беспокойство, вредить): Don’t trouble the woman’s children  (He приставай к детям этой женщины), Don’t trouble my car  (Не порть мою машину), что напоминает язык елизаветинской эпохи (the wind troubled the waters  – ветер волновал воды) и старые диалекты, такие как камберлендский. Присутствие следов английских диалектов в вест‑индских языках и американском негритянском диалекте довольно ощутим. Рискну предположить, что креольские языки ждет еще немало изменений, подтверждающих мудрость, согласно которой из старых ворованных фонарей вполне можно изготовить новые.

Сахар был наиболее активным стимулом работорговли, приведшим к возникновению пиджинов и креольских языков, а теперь сахар поможет нам закончить главу, избегая упоминаний о страданиях и сосредоточившись только на самом лучшем, что из всего этого вышло, то есть на сладком.

Слово molasses  (патока, меласса) пришло из португальского языка. Слово syrup  (сироп) уже было в употреблении, обозначая сахарные растворы, а теперь также использовалось в значении жидкого сырья при производственном процессе. Treacle  (вязкая жидкость, патока, меласса) был средневековым термином, обозначавшим лекарственное соединение. Он тоже был экспроприирован.

В Вест‑Индии из сахара производили алкоголь, которому из‑за его опьяняющих свойств давали разнообразные названия вроде kill‑devil  (искусственная приманка, блесна), rumbullion и rumbustion  (волнение, шум), одно из которых, вероятно, сократилось до «ром». Ром стал напитком моряков. Адмирал Вернон в 1740 году приказал разбавлять его водой, прежде чем давать команде. Адмирал носил сюртук из фая, и по названию этой ткани, grogram,  матросы прозвали его Старым Грогом. Так появилось слово грог,  обозначающее ром с водой. Слово groggy поначалу означало «пьяный» и позже приобрело более общее значение «неустойчивый, шаткий».

И по сей день, пусть и где‑то в глубине, можно обнаружить архаичные английские выражения, как, например, предлог from на месте since (From I was a child I could do that  – «Я с детства [буквально „с тех пор как был ребенком"] умел это»: в современном английском было бы не from,  a since),  и aks  вместо ask (спрашивать, просить; в древнеанглийском ах),  и cripsy  вместо crispy  (хрустящий). Все это заварено вместе с йорубой, ибо, испанским, французским, португальским и взбито в языковой коктейль такого же сложного состава, как любой другой язык на нашей планете.

Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Поиск

МАТЕМАТИКА

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.