logo
 

РУССКИЙ ЯЗЫК

 

ЛИТЕРАТУРА

БИОЛОГИЯ

За­да­ние 1

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «ото­ро­петь» в пред­ло­же­нии 11 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Ста­рень­кий двух­этаж­ный дом с об­луп­лен­ной шту­ка­тур­кой стоял на краю го­ро­да. (2)Над две­рью ви­се­ла синяя с бе­лы­ми бук­ва­ми вы­вес­ка: «Го­род­ской дом ребёнка». (3)Ва­лен­тин, а за ним и Коля вошли в одну из ком­нат, где си­де­ла жен­щи­на-на­чаль­ни­ца.

(4)Ни­ко­лай при­мо­стил­ся на стуле возле стен­ки, и, пока Ва­лен­тин объ­яс­нял цель их ви­зи­та, маль­чик огля­дел­ся. (5)Ком­на­та, в ко­то­рой вдоль стен сто­я­ли шкафы с не­пло­хи­ми иг­руш­ка­ми, сразу видно, ино­стран­но­го про­из­вод­ства, и на сте­нах ви­се­ли раз­но­цвет­ные ка­лен­да­ри и пла­ка­ты, была про­стор­ной и свет­лой. (6)3а спи­ной у дет­ской на­чаль­ни­цы не­гром­ко гудел фин­ский хо­ло­диль­ник, а на окнах ко­лы­ха­лись ро­зо­вые за­на­вес­ки из кра­си­вой ткани.

— (7)Вы зна­е­те, — за­го­во­ри­ла на­чаль­ни­ца, — мы у себя до­ку­мен­ты не хра­ним, всё пе­ре­даётся даль­ше, в дет­ский дом, в ин­тер­нат. (8)У тебя что со­хра­ни­лось, — спро­си­ла, об­ра­ща­ясь к Коле, — мет­ри­ка, это ясно, а ещё что?

— (9)Ни­че­го, — ска­зал он в смя­те­нии.

— (10)А ты очень хо­чешь найти маму?

(11)Он вздрог­нул и ото­ро­пел от глу­по­го во­про­са, сму­тил­ся, мот­нул го­ло­вой, потом про­го­во­рил:

— (12)Не очень...

— (13)Ну и ум­ни­ца! — вос­клик­ну­ла на­чаль­ни­ца и вну­ши­тель­но про­из­нес­ла, раз­де­ляя слова: — (14)Как! (15)Пе­да­гог! (16)Я утвер­ждаю! (17)Что! (18)Лучше! (19)Не ис­кать! — (20)И вдруг до­ба­ви­ла каким-то не­ожи­дан­но че­ло­ве­че­ским тоном: — (21)А то разо­ча­ру­ешь­ся. (22)Ста­нешь ещё более... оди­нок. (23)Но вы, ко­неч­но, за­ез­жай­те не­дель­ки через три-че­ты­ре, я за­про­шу наш де­пар­та­мент, потом за­яв­ка уйдёт в архив, зна­е­те, всё те­перь не так про­сто...

— (24)Ни­ко­лай, сту­пай в ма­ши­ну, — улы­ба­ясь, мягко по­про­сил Ва­лен­тин, и па­рень, веж­ли­во по­про­щав­шись, вышел в ко­ри­дор.

(25)Он по­сто­ял в ко­ри­до­ре и уже хотел ухо­дить, но вдруг пошёл не к вы­хо­ду, а вдоль по ко­ри­до­ру, за­стлан­но­му крас­ной до­рож­кой. (26)Дет­ский писк ста­но­вил­ся внят­нее, отчётли­вее, и Коля от­крыл белую дверь: в боль­шой и свет­лой ком­на­те вдоль стен сто­я­ли ря­да­ми де­ре­вян­ные кро­ват­ки, а в них ле­жа­ли мла­ден­цы. (27)Взрос­лых нигде не было видно. (28)Ни­ко­лай дви­нул­ся между ря­да­ми, раз­гля­ды­вая лица со­всем ма­лень­ких людей, гля­дев­ших на него кто с удив­ле­ни­ем, кто с без­раз­ли­чи­ем, как вдруг за спи­ной услы­шал чей-то голос:

— (29)Вы как тут ока­за­лись?!

(30)Он обер­нул­ся. Перед ним сто­я­ла жен­щи­на — мед­сест­ра, на­вер­ное.

(31)А Ни­ко­лая била в висок ужас­ная мысль. (32)Он знал, был уве­рен, но ему тре­бо­ва­лось под­твер­жде­ние, и он спро­сил:

— (33)Их бро­си­ли?

(34)Тётка усмех­ну­лась:

— (35)Ни­че­го страш­но­го. (36)Вы­рас­тим. (37)Вы­хо­дим. (38)Вы­кор­мим.

— (39)А вы чего-то хо­ро­шо живёте! — вдруг ска­зал Ни­ко­лай. — (40)Хо­ло­диль­ни­ки-мо­ро­зиль­ни­ки, иг­руш­ки.

— (41)Как же, — от­ве­ти­ла она, — к нам вся­кие аме­ри­кан­цы пач­ка­ми едут, де­ти­шек усы­нов­ля­ют. (42)Наши-то бе­лень­кие, кре­пень­кие, прав­да, боль­ных много, да разве это для аме­ри­ка­нок-то беда? (43)У них вон всё есть, вся­кие ле­кар­ства. (44)Вот наших и берут. (45)И по­да­роч­ки везут, а как же, чего тут пло­хо­го? (46)И дет­кам хо­ро­шо, и дому, где вы­рос­ли.

(По А. Ли­ха­но­ву)

За­да­ние 2

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «при­мо­стив­шись» в пред­ло­же­нии 1 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Как-то летом Лёвка, при­мо­стив­шись на за­бо­ре, по­ма­хал рукой Серёже.

— (2)Смот­ри-ка... ро­гат­ка у меня. (З)Сам сде­лал! (4)Бьёт без про­ма­ха!

(5)Ро­гат­ку ис­про­бо­ва­ли. (6)Марья Пав­лов­на вы­гля­ну­ла из окна.

— (7)Это не­хо­ро­шая игра, ведь вы мо­же­те по­пасть в моего кота.

— (8)Так что же, из-за ва­ше­го кота нам и по­иг­рать нель­зя? — дерз­ко спро­сил Лёвка.

(9)Марья Пав­лов­на при­сталь­но по­смот­ре­ла на него, взяла Мур­лыш­ку на руки, по­ка­ча­ла го­ло­вой и за­кры­ла окно.

— (10)Ну и на­пле­вать! — ска­зал Лёвка. — (11)Мне в во­до­сточ­ную трубу по­пасть хо­чет­ся.

(12)Он долго вы­би­рал ка­ме­шек по­круп­нее, потом на­тя­нул длин­ную ре­зин­ку — из окна Марьи Пав­лов­ны со зво­ном по­сы­па­лись стёкла. (13)Маль­чи­ки за­мер­ли.

— (14)Бежим! — крик­нул Лёвка, и ре­бя­та бро­си­лись наутёк.

(15)На­ста­ли не­при­ят­ные дни ожи­да­ния рас­пла­ты.

— (16)Ста­ру­ха обя­за­тель­но по­жа­лу­ет­ся, — го­во­рил Лёвка. — (17)Вот злю­щая какая! (18)По­до­жди... я ей устрою штуку! (19)Будет она знать...

(20)Лёвка по­ка­зал на Мур­лыш­ку, ко­то­ро­го лю­би­ли все со­се­ди, по­то­му что он ни­ко­му не до­став­лял хло­пот, а це­лы­ми днями мирно спал за окном, под­толк­нул Серёжу и за­шеп­тал что-то на ухо то­ва­ри­щу.

— (21)Да, хо­ро­шо бы, — ска­зал Серёжа.

(22)Про­шло не­сколь­ко дней.

...(23)Укрыв­шись с го­ло­вой шер­стя­ным оде­я­лом и осво­бо­див одно ухо, Серёжа при­слу­ши­вал­ся к раз­го­во­ру ро­ди­те­лей.

— (24)Как ты ду­ма­ешь, куда он мог деть­ся?

— (25)Ну что я могу ду­мать, — усмех­нул­ся отец. — (26)Может, пошёл кот по­гу­лять, вот и всё. (27)А может, украл кто-ни­будь? (28)Есть такие под­ле­цы...

— (29)Не может быть, — ре­ши­тель­но ска­за­ла мать, — на этой улице все знают Марью Пав­лов­ну. (З0)Никто так не оби­дит ста­рую, боль­ную жен­щи­ну... (31)Ведь этот Мур­лыш­ка — вся её жизнь!

(32)На дру­гой день Марья Пав­лов­на по­до­шла к маль­чи­кам.

— (ЗЗ)Ре­бят­ки, вы не ви­де­ли Мур­лыш­ку? — (34)голос у неё был тихий, глаза серые, пу­стые.

— (35)Нет, — глядя в сто­ро­ну, ска­зал Серёжа.

(З6)Марья Пав­лов­на вздох­ну­ла, про­ве­ла рукой по лбу и

мед­лен­но пошла домой. (37)Лёвка скор­чил гри­ма­су.

— (38)Под­ли­зы­ва­ет­ся... (39)А вред­ная всё-таки, — он по­кру­тил го­ло­вой. — (40)И прав­да, сама ви­но­ва­та... (41)Ду­ма­ет, если мы дети, так мы и по­сто­ять за себя не су­ме­ем!

— (42)Фи! — свист­нул Лёвка. — (43)Плак­са какая! По­ду­ма­ешь — рыжий кот про­пал!

(44)Так про­шло ещё не­сколь­ко дней. (45)Все со­се­ди вклю­чи­лись в по­ис­ки кота, а не­счаст­ная Марья Пав­лов­на со­всем от­ча­я­лась и слег­ла с сер­деч­ным при­сту­пом.

(46)И ре­бя­та не вы­дер­жа­ли.

— (47)Надо найти ста­руш­ку, ко­то­рой мы от­да­ли кота, — ре­ши­ли они.

(48)Но легко ска­зать «найти», а где её сы­щешь те­перь, когда столь­ко дней про­шло.

(49)Не­ожи­дан­но им по­вез­ло: они уви­де­ли её на го­род­ском рынке и опро­ме­тью бро­си­лись к по­жи­лой жен­щи­не, ко­то­рая даже ис­пу­га­лась:

— (50)Да чего вам от меня на­доб­но-то?

— (51)Ко­ти­ка ры­же­го, ба­буш­ка! (52)Пом­ни­те, мы от­да­ли вам на улице.

— (53)Ишь ты... (54)Назад, зна­чит, взять хо­ти­те? (55)Кот ваш орёт днём и ночью. (56)Со­всем не нра­вит­ся он мне.

(57)Когда ста­руш­ка при­ве­ла их к сво­е­му до­ми­ку, Лёвка прыг­нул в па­ли­сад­ник, уце­пил­ся обе­и­ми ру­ка­ми за де­ре­вян­ную раму и при­жал­ся носом к окну:

— (58)Мур­лыш­ка! (59)Уса­тень­кий...

(60)Через ми­ну­ту маль­чиш­ки тор­же­ствен­но ша­га­ли по улице.

— (61)Толь­ко б не упу­стить те­перь, — пых­тел Лёвка. — (62)Нашёлся-таки! (6З)Уса­тый-по­ло­са­тый!

(По В. Осе­е­вой)

За­да­ние 3

За­ме­ни­те про­сто­реч­ное слово «бе­до­ла­га» в пред­ло­же­нии 11 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Она воз­ник­ла перед взгля­дом Алек­сея как-то ве­че­ром, в час бе­ше­но­го при­сту­па его боли, и мимо не про­шла, за­дер­жа­лась. (2)Это уж потом узнал Пря­хин, что ра­бо­та­ет тётя Груня не са­ни­тар­кой, не мед­сест­рой, а вахтёршей, сидит при входе, а после смены об­хо­дит гос­пи­таль­ные па­ла­ты, чтобы кому во­дич­ки по­дать, кому по­до­ткнуть хо­лод­ное су­кон­ное оде­яль­це, хотя никто её об этом не про­сил. (3)Толь­ко разве надо про­сить, когда война, когда люди нуж­да­ют­ся в со­стра­да­нии боль­ше, чем в хлебе? (4)И не­гра­мот­ная ста­ру­ха бро­ди­ла ве­че­ра­ми между коек, взби­вая по­душ­ки, кладя ком­прес­сы на жаром пы­шу­щие лбы и при­го­ва­ри­вая, при­го­ва­ри­вая какие-то сло­веч­ки, то ли уба­ю­ки­вая ими, то ли сказ­ку какую вол­шеб­ную рас­ска­зы­вая.

(5)Вот так же вошла она в Алек­се­ев взгляд, в его рас­ши­рен­ные болью зрач­ки, при­ло­жи­ла ла­до­шку к щеке, как-то удоб­но об­ло­ко­ти­лась, по­сто­я­ла ми­ну­точ­ку, вздох­ну­ла и на­кло­ни­лась к Пря­хи­ну, не­ожи­дан­но силь­но, но ак­ку­рат­но при­под­ня­ла одной рукой его го­ло­ву, а дру­гой взби­ла по­душ­ку.

(6)Когда за­кан­чи­ва­лось её де­жур­ство, уса­жи­ва­лась те­перь тётя Груня на та­бу­рет возле Алек­сея, сма­чи­ва­ла угол­ком по­ло­тен­ца ссох­ши­е­ся, запёкши­е­ся его губы, и об­ти­ра­ла лицо, и под­но­си­ла во­дич­ки, и всё время гла­ди­ла она его хо­лод­ную, не­жи­вую руку и при­го­ва­ри­ва­ла, при­го­ва­ри­ва­ла, не жалея слов, мяг­ких, как хо­ро­шая по­вяз­ка.

(7)И гла­ди­ла она и гла­ди­ла Алек­сея по хо­лод­ной руке и, ви­ди­мо, до­би­лась-таки сво­е­го. (8)Рука по­ро­зо­ве­ла, стала тёплой, и од­на­ж­ды Пря­хин по­смот­рел на тётю Груню осо­знан­но и за­пла­кал. (9)И она за­пла­ка­ла тоже. (10)Толь­ко её слёзы лёгкие были. (11)3нала тётя Груня, что сво­е­го до­би­лась, что те­перь вы­жи­вет этот сол­дат, по­то­му что боль свою по­бе­дил, и ещё за­пла­ка­ла она от­то­го, что муж её и сын с фрон­та давно ве­сточ­ки не шлют и, может, вот так же, как этот бе­до­ла­га. Алек­сей Пря­хин, в гос­пи­та­ле где-ни­будь ма­ют­ся, вот так же стра­дая и му­ча­ясь... (12)Как же могла она, мать и жена, не хо­дить в па­ла­ты после де­жур­ства, как могла не при­го­ва­ри­вать своих лас­ко­вых слов, как могла не по­мочь Алек­сею?

(13)После вы­пис­ки тётя Груня при­ве­ла Алек­сея в свой домик, чи­стень­кий и уют­ный.

(14)В углу за за­на­вес­кой вроде от­дель­ной ком­нат­ки, и тётя Груня кив­ну­ла на неё:

— (15)Вон твоя ком­на­туш­ка.

— (16)Тётя Груня, как с тобой рас­счи­ты­вать­ся-то стану? — улыб­нул­ся Пря­хин. — (17)Каким зла­том-се­реб­ром?

— (18)И-и, милай, — от­ве­ти­ла тётя Груня сер­ди­то. — (19) Кабы люди за всё друг с друж­кой рас­счи­ты­вать­ся при­ня­лись, весь бы мир в ма­га­зин пре­вра­ти­ли. (20)Храни нас Бог от этого ма­га­зи­на! (21)Тогда уж добро из­ни­что­жит­ся! (22)Не ста­нет его.

— (23)По­че­му? — уди­вил­ся Алек­сей.

(24)Тётя Груня стро­го на него по­гля­де­ла.

— (25)По­то­му как добро без ко­ры­сти. (26)Аль не знал?

(По А. Ли­ха­но­ву)

За­да­ние 4

За­ме­ни­те книж­ное слово «исход» в пред­ло­же­нии 27 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Солн­це пле­щет­ся в со­цве­ти­ях черёмухи, сле­пит глаза ро­зо­вы­ми крас­ка­ми зари. (2)Вот ми­но­ва­ла ночь. (3)Ве­че­ром — тор­же­ство, вру­че­ние ат­те­ста­тов, танцы. (4)Вы­пуск­ной вечер моего клас­са...

(5)Де­сять лет назад, когда я толь­ко при­ш­ла ра­бо­тать в школу-ин­тер­нат после ин­сти­ту­та, мне дали пер­во­кла­шек из дет­ско­го дома, и я часто вспо­ми­наю ту суб­бо­ту, когда уви­де­ла своих «птен­цов» на лест­ни­це. (6)На каж­дой сту­пень­ке сто­я­ли ма­лень­кие люди в серых ко­стюм­чи­ках и ко­рич­не­вых пла­тьи­цах. (7)Нет, на­звать их ма­лы­ша­ми не по­во­ра­чи­вал­ся язык: это были пе­чаль­ные ма­лень­кие люди. (8)Они сто­я­ли друг над друж­кой, го­ло­ва над го­ло­вой, руки по швам, они за­мер­ли, точно го­то­ви­лись сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся. (9)Толь­ко вот глаза, ко­неч­но, были не для фо­то­гра­фии: удивлённые, пе­чаль­ные, не­по­ни­ма­ю­щие глаза. (Ю)Они на­блю­да­ли, как дру­гих детей род­ствен­ни­ки за­би­ра­ли на вы­ход­ные домой. (11)Внизу царил смех, ки­пе­ла ра­дость, а там, на сту­пень­ках, дро­жа­ла обида. (12)Помню то острое чув­ство вины, ко­то­рое прон­зи­ло меня, и при­шли про­стые мысли: у ма­лы­шей ни­ко­го нет, им нужен кто-то, очень близ­кий нужен. (13)Им нужен дом. (14)Род­ные люди.

(15)И я со всей пыл­ко­стью и са­мо­на­де­ян­но­стью, ко­то­рые свой­ствен­ны мо­ло­дым, при­сту­пи­ла к делу. (16)По­лу­чив со­гла­сие ди­рек­то­ра ин­тер­на­та, я на­пи­са­ла ста­тью в га­зе­ту, где рас­ска­за­ла про наших ре­бя­ти­шек. (17)Ещё я на­пи­са­ла о том, что ре­бя­там нужны близ­кие кон­так­ты с дру­ги­ми лю­дь­ми, чтобы эти люди были дру­зья­ми детей на всю жизнь. (18)Не род­ны­ми, так близ­ки­ми.

(19)В день вы­хо­да га­зе­ты я очень вол­но­ва­лась. (20)Но ре­зуль­тат не за­ста­вил себя ждать. (21)В пят­ни­цу с ран­не­го утра школь­ный ве­сти­бюль был полон на­ро­ду: при­шли люди, ко­то­рые хо­те­ли взять наших пер­во­кла­шек на вы­ход­ные к себе домой. (22)Выбор был велик, же­ла­ю­щих при­греть наших ребят ока­за­лось боль­ше чем до­ста­точ­но, но мы да­ва­ли раз­ре­ше­ние толь­ко после по­дроб­но­го раз­го­во­ра с каж­дым из ­п­ри­шед­ших. (23)И вот что из этого по­лу­чи­лось.

(24)Пер­вый класс мы за­кон­чи­ли с таким ре­зуль­та­том: пя­те­рых де­ти­шек усы­но­ви­ли и удо­че­ри­ли. (25)Де­сять маль­чи­ков и де­во­чек, как мы и пред­по­ла­га­ли, нашли хо­ро­ших дру­зей. (26)Ше­сте­ро — об­сто­я­тель­ства сло­жи­лись так — в гости хо­дить пе­ре­ста­ли.

(27)Можно счи­тать, бла­го­по­луч­ный исход. (28)Счёт шесть-пят­на­дцать. (29)Но судь­ба ше­сте­рых, вер­нув­ших­ся в ин­тер­нат на­все­гда, му­чи­ла меня дол­гие-дол­гие годы. (ЗО)Ше­сте­ро моих детей, при­кос­нув­шись к се­мей­но­му огню, ли­ши­лись его тепла. (31)В них, при­зна­юсь чест­но, вся эта ис­то­рия оста­ви­ла нелёгкий след, и мне часто ка­за­лось, что со вре­ме­нем боль не ути­ха­ла, а по­лу­ча­ла новое вы­ра­же­ние. (32)Ничем не объ­яс­ни­мым не­по­ви­но­ве­ни­ем, кас­ка­дом двоек, гру­бо­стью. (33)И целых де­вять сле­ду­ю­щих лет я пы­та­лась вы­ров­нять нити, рас­пу­тать узлы и свя­зать глад­кую ре­бя­чью судь­бу. (34) И с точки зре­ния ре­зуль­та­тив­но­сти счёт пят­на­дцать-шесть не так уж плох. (35)Но я не про пят­на­дцать. (36)Я про шесть...

(37)Раным-рано. (38)На улице тишь, толь­ко шар­ка­ет мет­лой двор­ник. (39)День лишь за­ни­ма­ет­ся. (40)И вдруг... (41)Хор го­ло­сов — маль­чи­ше­чьих и дев­ча­чьих — скан­ди­ру­ет под моим окном:

— (42)Ма-ма На-дя! (43)Ма-ма На-дя!

(По А. Ли­ха­но­ву)

За­да­ние 5

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «живо» в пред­ло­же­нии 2 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те это слово.

(1)В вос­кре­се­нье отец раз­бу­дил меня, когда было ещё со­всем темно.

— (2)Вста­вай-ка живо! (3)Всю кра­со­ту про­спишь, соня. (4)На те­те­ре­ви­ный ток опоз­да­ем!

(5)Я с тру­дом оч­нул­ся от дрёмы, на­ско­ро умыл­ся, выпил круж­ку мо­ло­ка, и, когда я был готов, мы дви­ну­лись в путь.

(6)По рых­ло­му снегу сту­па­ли на­у­гад, то и дело про­ва­ли­ва­ясь в кол­до­би­ны. (7)Пря­мо­го пути не было, при­ш­лось сде­лать крюк — обой­ти ни­зи­ну. (8)И тут я вспом­нил, что ружьё-то мы за­бы­ли...

— (9)Не беда, — успо­ко­ил меня отец. (10) — Не за тем идём...

(11)Я опу­стил го­ло­ву: что же де­лать в лесу без ружья?! (И)Ми­но­ва­ли же­лез­но­до­рож­ное по­лот­но и через поле по узкой тропе за­спе­ши­ли к ещё сон­но­му, го­лу­бе­ю­ще­му вдали лесу.

(12)Ап­рель­ский воз­дух тре­вож­но и свежо пах талой землёй. (13)У до­ро­ги за­сты­ли вербы в се­реб­ря­ном пуху. (14)Вне­зап­но отец оста­но­вил­ся, за­та­ил ды­ха­ние... (15)Вдали, в бе­рез­ня­ке, кто-то робко, не­уве­рен­но бор­мо­тал.

— (16)Кто-то проснул­ся? — спро­сил я.

— (17)Те­те­рев-косач, — от­ве­тил отец.

(18)Я долго при­гля­ды­вал­ся и за­ме­тил на де­ре­вьях боль­ших чёрных птиц. (19)Мы спу­сти­лись в овраг и по­до­шли к ним ближе.

(20)Те­те­ре­ва не спеша поклёвы­ва­ли на берёзах почки, важно про­ха­жи­ва­лись по вет­кам. (21)А одна птица си­де­ла на вер­ши­не берёзы, взду­ва­ла шею, вски­ды­ва­ла крас­но­бро­вую го­ло­ву, рас­пус­ка­ла ве­е­ром хвост и всё гром­че и силь­нее бор­мо­та­ла: «Чуф-фых-х, бу-бу-бу». (22)Ей по оче­ре­ди, с рас­ста­нов­кой вто­ри­ли дру­гие птицы.

— (23)3наешь, — ска­зал отец, — это луч­шая песня. (24)По­слу­ша­ешь её, и весь месяц на душе празд­ник!

— (25)Какой?

— (26)Ве­сен­ний... (27)Конец зим­не­му цар­ству...

(28)Отец вдох­нул пол­ной гру­дью воз­дух, снял шапку.

— (29)Скоро у ко­са­чей пляс­ки да иг­ри­ща на бо­ло­тах пой­дут. (ЗО)Му­зы­ка — лес­ная ка­пель. (31)А слова какие!

(32)Тут он под­бо­че­нил­ся, охнул... да и запел впол­го­ло­са:

— (ЗЗ)Куплю ба­ла­хон, про­дам шубу...

(34)С той поры про­шло более трид­ца­ти лет, но по сей день помню хо­лод­ную ап­рель­скую ночь, не­близ­кий путь к лесу, се­ребрёный бе­рез­няк, тёмные си­лу­эты птиц и песню...

(По А. Бар­ко­ву)

За­да­ние 6 

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «вздор» в пред­ло­же­нии 17 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те это слово.

(1)Я сидел перед живым Ива­ном Бу­ни­ным, следя за его рукой, ко­то­рая мед­лен­но пе­ре­ли­сты­ва­ла стра­ни­цы моей общей тет­рад­ки...

(2)Пи­сать стихи надо каж­дый день, по­доб­но тому, как скри­пач или пи­а­нист не­пре­мен­но дол­жен каж­дый день без про­пус­ков по не­сколь­ку часов иг­рать на своём ин­стру­мен­те. (3)В про­тив­ном слу­чае ваш та­лант не­из­беж­но оску­де­ет, вы­сох­нет, по­доб­но ко­лод­цу, от­ку­да дол­гое время не берут воду. (4)А о чём пи­сать? (5)0 чём угод­но. (6)Если у вас в дан­ное время нет ни­ка­кой темы, идеи, то пи­ши­те про­сто обо всём, что уви­ди­те. (7)Бежит со­ба­ка с вы­су­ну­тым язы­ком, — ска­зал он, по­смот­рев в окно, — опи­ши­те со­ба­ку. (8)Одно, два чет­ве­ро­сти­шия. (9)Но точно, до­сто­вер­но, чтобы со­ба­ка была имен­но эта, а не какая-ни­будь дру­гая. (10)Опи­ши­те де­ре­во. (11)Море. (12)Ска­мей­ку. (13)Най­ди­те для них един­ствен­но вер­ное опре­де­ле­ние... (14)На­при­мер, опи­ши­те вью­щий­ся куст этих крас­ных цве­тов, ко­то­рые тя­нут­ся через огра­ду, хотят за­гля­нуть в ком­на­ту, по­смот­реть через стек­лян­ную дверь, что мы тут с вами де­ла­ем...

— (15)На­ко­нец, опи­ши­те во­ро­бья, — ска­зал Бунин, — я знаю: вы при­шли в от­ча­я­ние от того, что всё уже ска­за­но, все стихи на­пи­са­ны до вас, новых тем и новых чувств нет, все рифмы давно ис­поль­зо­ва­ны и затрёпаны; раз­ме­ры можно пе­ре­честь по паль­цам; так что в ко­неч­ном итоге сде­лать­ся по­этом не­воз­мож­но. (16)В юно­сти у меня тоже были по­доб­ные мысли, до­во­див­шие меня до су­ма­сше­ствия. (17)Но это, ми­ло­сти­вый го­су­дарь, вздор. (18)Каж­дый пред­мет из тех, какие окру­жа­ют вас, каж­дое ваше чув­ство есть тема для сти­хо­тво­ре­ния. (19)При­слу­ши­вай­тесь к своим чув­ствам, на­блю­дай­те окру­жа­ю­щий вас мир и пи­ши­те. (20)Но пи­ши­те так, как вы чув­ству­е­те, и так, как вы ви­ди­те, а не так, как до вас чув­ство­ва­ли и ви­де­ли дру­гие поэты, пусть даже самые ге­ни­аль­ные. (21)Будь­те в ис­кус­стве не­за­ви­си­мы, при­не­си­те новое. (22)Этому можно на­учить­ся. (23)И тогда перед ва­ми­ от­кро­ет­ся не­ис­чер­па­е­мый мир под­лин­ной по­э­зии. (24)Вам ста­нет легче ды­шать.

(25)Но я уже и без того дышал легко, жадно, но­вы­ми гла­за­ми рас­смат­ри­вая всё, что меня окру­жа­ло...

(26)Я упи­вал­ся на­чав­шей­ся для меня новой счаст­ли­вой жиз­нью, су­лив­шей впе­ре­ди столь­ко пре­крас­но­го! (27)Я понял, что по­э­зия была вовсе не то, что счи­та­лось по­э­зи­ей, а чаще всего была имен­но то, что никак не счи­та­лось по­э­зи­ей. (28)Мне не надо было её разыс­ки­вать, от­ку­да-то вы­ко­вы­ри­вать. (29) Она была тут, рядом, вся на виду, она сразу по­па­да­ла в руки — сто­и­ло лишь внут­рен­не ощу­тить её по­э­зи­ей. (30) И это внут­рен­нее ощу­ще­ние жизни как по­э­зии те­перь без­раз­дель­но вла­де­ло мною.

(31)Лишь по­то­му, что я вдруг узнал, понял всей душой: веч­ное при­сут­ствие по­э­зии — в самых про­стых вещах, мимо ко­то­рых я про­хо­дил рань­ше, не по­до­зре­вая, что они в любой миг могут пре­вра­тить­ся в про­из­ве­де­ние ис­кус­ства, стоит толь­ко вни­ма­тель­но в них всмот­реть­ся.

(По В. Ка­та­е­ву)

За­да­ние 7

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «ладно» в пред­ло­же­нии 21 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те это слово.

(1)Был ок­тябрь, на лугах гу­ля­ло стадо, и до­но­си­ло дымом с кар­то­фель­ных полей. (2)Я шёл мед­лен­но, рас­смат­ри­вая пе­ре­ле­ски, де­ре­вень­ку за ло­щи­ной, и вдруг ясно пред­ста­вил жи­во­го Не­кра­со­ва. (3)Ведь он в этих ме­стах охо­тил­ся, бро­дил с ружьём. (4)Может, у этих ста­рых дуп­ли­стых берёзок он и оста­нав­ли­вал­ся, от­ды­хая на при­гор­ке, бе­се­до­вал с де­ре­вен­ски­ми ре­бя­тиш­ка­ми, думал, сла­гал стро­ки своих сти­хов. (5)Может, по­то­му как живой и ви­дит­ся на этих до­ро­гах Не­кра­сов, что он со­здал, бывая здесь, много по­э­ти­че­ских про­из­ве­де­ний, вос­пел кра­со­ту верх­не­волж­ской при­ро­ды.

(6)Сама по себе при­ро­да вечна и почти не­из­мен­на. (7)Пройдёт сто лет, люди при­ду­ма­ют новые ма­ши­ны, по­бы­ва­ют на Марсе, а леса будут та­ки­ми же, и так же будет при­горш­ня­ми раз­бра­сы­вать ветер зо­ло­той берёзовый лист. (8)И так же, как сей­час, при­ро­да будет бу­дить в че­ло­ве­ке по­ры­вы твор­че­ства. (9)И так же будет стра­дать, не­на­ви­деть и лю­бить че­ло­век...

(10)Плыли мы как-то вниз по Вет­лу­ге на ста­рой де­ре­вян­ной барже. (11)Ра­бо­чие лес­пром­хо­за, их было че­ло­век де­сять, иг­ра­ли в карты, ле­ни­во пе­ре­го­ва­ри­ва­лись и ку­ри­ли. (12)А две по­ва­ри­хи и жен­щи­на из рай­о­на си­де­ли на корме и ели яб­ло­ки. (13)Река сна­ча­ла была узкой, бе­ре­га унылы, с лоз­ня­ком и оль­хой, с ко­ря­га­ми на белом песке. (14)Но вот баржа обо­гну­ла от­мель и вышла на ши­ро­кий про­стор.

(15)Глу­бо­кая и тихая вода ла­ки­ро­ван­но бле­сте­ла, слов­но в реку вы­ли­ли масло, и в это чёрное зер­ка­ло смот­ре­лись с об­ры­ва за­дум­чи­вые ели, тон­кие берёзки, тро­ну­тые жел­тиз­ной.

(16)Ра­бо­чие от­ло­жи­ли карты, а жен­щи­ны пе­ре­ста­ли есть.

(17)Не­сколь­ко минут сто­я­ла ти­ши­на. (18)Толь­ко катер по­стре­ли­вал глу­ши­те­лем да за кор­мой вски­па­ла пена.

(19)Вско­ре мы вышли на самую се­ре­ди­ну реки, и, когда за из­ги­бом по­ка­зал­ся ху­то­рок с убе­га­ю­щей в поле до­ро­гой, жен­щи­на скло­ни­ла го­ло­ву набок и за­пе­ла тихо:

(20) Куда бе­жишь, тро­пин­ка милая,

Куда зовёшь, куда ведёшь...

(21)По­ва­ри­хи тоже стали гля­деть на до­ро­гу и, пока жен­щи­на де­ла­ла паузу, как бы забыв что-то, по­вто­ри­ли пер­вые слова песни, а потом уж все вме­сте ладно и со­глас­но за­кон­чи­ли:

(22) Кого ждала, кого лю­би­ла я,

Уж не во­ро­тишь, не вернёшь...

(23)Они не­ко­то­рое время мол­ча­ли, не от­ры­вая серьёзных лиц от бе­ре­га, и, вздох­нув, по­пра­вив пла­точ­ки, про­дол­жа­ли петь, смот­ря друг на друга и как бы чув­ствуя род­ство душ.

(24)А муж­чи­ны, сдви­нув брови и под­жав губы, тоже уста­ви­лись на ху­то­рок, и кое-кто из них не­воль­но под­тя­ги­вал, не зная слов или стес­ня­ясь петь в голос. (25)И целый час все вме­сте пели они эту песню, по не­сколь­ку раз по­вто­ряя одни и те же строч­ки, а баржа ка­ти­ла себе вниз по Вет­лу­ге, по лес­ной дикой реке. (26)Я смот­рел на них, вдох­новлённых, и думал о том, что вот все они раз­ные, а сей­час вдруг как бы оди­на­ко­вы­ми стали, что-то за­ста­ви­ло их сбли­зить­ся, за­быть­ся, по­чув­ство­вать веч­ную кра­со­ту. (27)Ещё по­ду­мал я и о том, что кра­со­та, видно, живёт в серд­це каж­до­го че­ло­ве­ка и очень важно су­меть раз­бу­дить её, не дать ей уме­реть, не проснув­шись.

(По Ю. Гри­бо­ву)

За­да­ние 8

За­ме­ни­те книж­ное слово «сме­жив» в пред­ло­же­нии 19 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те это слово.

(1)Жил в ста­ни­це ста­рый-пре­ста­рый дед. (2)Все давно по­за­бы­ли его фа­ми­лию и имя, звали про­сто Гри­нич­ка...

(3)Дед Гри­нич­ка любил петь песни. (4)Сядет, бы­ва­ло, на за­ва­лин­ку, зажмёт от­по­ли­ро­ван­ный ру­ка­ми ко­стыль и на­чи­на­ет петь. (5)Он пел хо­ро­шо, мо­ло­дым, со­всем не скри­пу­чим, как у его од­но­сель­чан, го­ло­сом, пел ста­рин­ные ка­за­чьи песни. (6)За­крыв глаза, за­ки­нув про­сто­во­ло­сую белую го­ло­ву чуть назад, он мог вы­во­дить це­лы­ми днями, по­мо­гая песне плав­ны­ми взма­ха­ми руки.

(7)Ре­бя­тиш­ки все­гда со­би­ра­лись во­круг него, ло­жи­лись на траву, под­пе­рев ку­лач­ка­ми непутёвые го­ло­вы и по­рас­крыв рты, слу­ша­ли, как сказ­ку. (8)Песни плыли про уда­лых ка­за­ков, про во­ро­гов ока­ян­ных, про Дон-ба­тюш­ку. (9)Песен Гри­нич­ка зна­вал много и редко когда по­вто­рял одни и те же. (10)Го­во­рят, что дед был лихим ка­за­ком-ру­ба­кой в мо­ло­до­сти, за удаль на­граждён «Ге­ор­ги­ем», был за­пе­ва­лой в ка­за­чьей сотне от ста­ни­цы.

(11)Он пел про­тяж­но, с над­ры­вом и какой-то не­че­ло­ве­че­ской гру­стью. (12)При­хо­ди­ли его слу­шать не­ред­ко и взрос­лые: сядут во­круг деда, а Гри­нич­ка, ни­ко­го не за­ме­чая, как бы раз­го­ва­ри­вая с самим собой, пел и пел...

(13)Его од­но­пол­ча­не почти все перемёрли, остав­ши­е­ся охали и бо­ле­ли, а он, к удив­ле­нию всех, ужил­ся со своей ста­ро­стью. (14)Мно­гие счи­та­ли, что имен­но песни дер­жа­ли дух бод­рым, худое тело — пря­мым, а глаза — ост­ры­ми и мо­ло­ды­ми.

(15)Жил Гри­нич­ка один в по­лу­раз­ва­лив­шей­ся, кры­той со­ло­мой хате. (16)По­лу­чал пен­сию за уби­тых на войне сы­но­вей, из­ред­ка за­бе­га­ла при­брать­ся и по­сти­рать дочь, жи­ву­щая на дру­гом краю ста­ни­цы. (17) Она, го­во­рят, не­сколь­ко раз уво­ди­ла к себе жить ста­ри­ка, но про­хо­ди­ло время, он опять воз­вра­щал­ся на свою за­ва­лин­ку.

(18)Много ис­то­рий и ска­зок знал дед, но все сказы на­чи­нал и за­вер­шал уда­лой или груст­ной пес­ней. (19)Ка­за­лось, сме­жив глаза, пред­став­лял он себя мо­ло­дым, чинно си­дя­щим за сто­лом за­по­лош­ной ка­за­чьей сва­дьбы, или летел он на коне в атаку. (20)Тогда он вска­ки­вал и по­ка­зы­вал, как ру­ба­ли ав­стри­я­ков.

— (21)Шашки вон! — ко­ман­до­вал ста­рик, тряс уз­ло­ва­ты­ми зем­ли­сты­ми паль­ца­ми свой ду­бо­вый ко­стыль и одним махом сру­бал метёлки жир­ной ле­бе­ды. (22)Потом са­дил­ся, долго сидел бес­шум­ный, что-то пе­ре­би­рая си­зы­ми гу­ба­ми, отыс­ки­вая, как на чётках, нуж­ный ка­му­шек, и как бы сама собой сна­ча­ла тихо, потом всё силь­ней и отчётли­вей, не­то­роп­ли­во и про­стор­но, как сама степь, с губ его текла песня, груст­ная, горь­кая, как по­лынь, о ка­зач­ке, не до­ждав­шей­ся мужа с войны, и си­ро­ти­нуш­ках дет­ках её, на­прас­но уби­той гор­ли­це, об уми­ра­ю­щем ям­щи­ке и на­ка­зе его или ещё о чём-то таком, что серд­це сво­ди­ло пе­ча­лью, навёрты­ва­лась го­ря­чая слеза. (23)Ре­бят­ня шмы­га­ет но­са­ми и вы­ти­ра­ет чу­ма­зы­ми ла­до­шка­ми боль­шие, ещё глу­пые глазёнки...

(24)А Гри­нич­ка всё пел! (25)По­сте­пен­но голос его креп, ста­рик вста­вал и, от­мах­нув ко­ря­вые руки назад, как бы при­гла­шал взгля­нуть на это про­шлое... (26)Рас­ка­ти­сто, мо­гу­че пел о ка­за­чьих на­бе­гах и уда­лом Стень­ке Ра­зи­не.

(27)Жгуч и прон­зи­те­лен взгляд из-под сивых и лох­ма­тых бро­вей! (28)И не при­ве­ди Бог, если он отыс­ки­вал в ком-то скры­тую чер­во­то­чи­ну! (29)Хо­ди­ли к нему, как на ис­по­ведь, хо­ди­ли за не­глас­ным со­ве­том: как жить? (30)Чего сто­ишь? (31)Что мо­жешь оста­вить после себя?

(32)Когда Гри­нич­ка пел, теп­ле­ла душа, и ухо­дил дур­ман су­ет­но­го дня, и каж­дый ста­но­вил­ся доб­рей и чище.

(По Ю. Сер­ге­е­ву)

За­да­ние 9

За­ме­ни­те про­сто­реч­ное слово «дра­пать» из пред­ло­же­ния 9 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Сей­час я по­ни­маю, что это был пёс-чудак. (2)Стран­ный, не­обыч­ный и, можно ска­зать, вы­да­ю­щий­ся. (3)Если бы он ро­дил­ся че­ло­ве­ком, то о нём обя­за­тель­но на­пи­са­ли бы книгу в серии «Жизнь за­ме­ча­тель­ных людей». (4)Но тогда, в дет­стве, его не­су­раз­ные вы­ход­ки, на­ив­ная ре­бяч­ли­вость, не­сов­ме­сти­мая с гроз­ным зва­ни­ем сто­ро­же­во­го пса, сен­ти­мен­таль­ность меня порою до­во­ди­ли до бе­шен­ства.

(5)Во-пер­вых, клич­ка. (6)Звали его Бо­ро­жай. (7)Най­ди­те на земле ещё одну со­ба­ку, ко­то­рая имеет такое не­ле­пое имя! (8)Во-вто­рых, мой пёс был трус­лив до не­при­ли­чия. (9)Сто­и­ло кому-то из ребят гроз­но за­ры­чать, как мой Бо­ро­жай по-бабьи взвиз­ги­вал, низко при­се­дал и, пет­ляя, дра­пал со всех ног под на­смеш­ли­вое улю­лю­ка­нье. (10)А я в этот мо­мент готов был про­ва­лить­ся сквозь землю. (11)Вон у То­ли­ка Кар­бы­ше­ва пёс так пёс! (12)3овут Гром, гля­нет — так дрожь до самых пяток про­би­ра­ет.

(13)В-тре­тьих... (14)Да что там, в-тре­тьих... (15)Всё у этого пса не поймёшь как. (16)Иг­ра­ет с цып­ля­та­ми... (17)Где это ви­да­но: со­ба­ка иг­ра­ет с цып­ля­та­ми?! (18)Они с вос­тор­жен­ным пис­ком бе­га­ют по двору, мух го­ня­ют, и этот здо­ро­вен­ный бал­бес с ними но­сит­ся на­пе­ре­гон­ки. (19)Тоже мне охот­ник! (20)Кошка котят при­нес­ла, так он от этих котят не от­хо­дит, как будто это его род­ные дети. (21)Ляжет перед ними, ще­ко­чет их жи­во­ти­ки своим мох­на­тым хво­стом, те при­кры­ва­ют глаз­ки, слад­ко жму­рят­ся, лапки под­ни­ма­ют и до­воль­но урчат. (22)А двор я охра­нять буду?

(23)Но од­на­ж­ды слу­чи­лось такое, о чём до сих пор рас­ска­зы­ва­ют в наших ме­стах. (24)У со­се­дей за­го­рел­ся до­ща­тый сарай. (25)Коров они успе­ли вы­ве­сти, а телёнок в самой даль­ней клети был за­крыт — не под­берёшься. (26)Жар, дым, он, бед­ня­га, уже не мычит, а сто­нет, всем жалко, но ведь в огонь не по­ле­зешь. (27)А Бо­ро­жай но­сит­ся кру­гом, лает по-бе­ше­но­му, людей зовёт, потом раз — и си­га­нул в рас­пах­ну­тую дверь, от­ку­да лезли клубы чёрного дыма. (28)Тут уж му­жи­ки не вы­дер­жа­ли, встре­пе­ну­лись, схва­ти­лись за то­по­ры, зад­нюю стену ото­дра­ли и телёнка вы­та­щи­ли. (29)На­смерть пе­ре­пу­ган­но­го, уго­рев­ше­го, но жи­во­го. (30)А Бо­ро­жай мой в дыму, ви­дать, вы­хо­да не нашёл, за­бил­ся в даль­ний угол и за­дох­нул­ся. (31)Потом, когда огонь по­ту­ши­ли, его вы­та­щи­ли.

(32)Стран­ный был пёс! (33)Какая ещё со­ба­ка в огонь по­ле­зет?! (34)Потом быв­шие хо­зя­е­ва, у кого мой отец Бо­ро­жая брал щен­ком, мне ска­за­ли, что мы имя не­ча­ян­но ис­ка­зи­ли. (35)По-на­сто­я­ще­му его звали По­ра­жай. (36)От слова «по­ра­жать»! (37)А отец, на­вер­ное, не рас­слы­шал, вот и по­лу­чи­лась ду­рац­кая клич­ка. (38)После у нас жили дру­гие со­ба­ки. (39)Нор­маль­ные. (40)Они ле­ни­во си­де­ли на цепи, сви­ре­пым ры­ча­ни­ем про­го­ня­ли цып­лят, если те лезли в их миску.

(По М. Лос­ку­то­ву)

За­да­ние 10

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «стряс­лось» в пред­ло­же­нии 33 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Ва­си­лий Ни­ки­тье­вич вот уже не­сколь­ко дней сту­чал ног­тя­ми по ба­ро­мет­ру и шёпотом чер­ты­хал­ся — стрел­ка сто­я­ла: «сухо, очень сухо». (2)За две не­де­ли не упало ни капли дождя, а хле­бам было время зреть. (3)Земля рас­трес­ка­лась, от зноя вы­цве­ло небо, и вдали, над го­ри­зон­том, ви­се­ла мгла, будто пыль от стада. (4)По­го­ре­ли луга, по­туск­не­ли, стали свёрты­вать­ся ли­стья на де­ре­вьях. (5)Когда до­маш­ние со­би­ра­лись за сто­лом, они уже не шу­ти­ли, как пре­жде: лица у отца и ма­туш­ки были оза­бо­чен­ные.

(6)За обе­дом Ва­си­лий Ни­ки­тье­вич, вы­би­вая паль­ца­ми дробь по краю та­рел­ки, ска­зал:

– (7)Если зав­тра не будет дождя, уро­жай погиб.

(8)Ма­туш­ка, вздрог­нув, опу­сти­ла го­ло­ву. (9)Слыш­но было, как глухо, точно в бреду, зве­не­ла муха в огром­ном окне. (10)Стек­лян­ная дверь на бал­кон была за­кры­та, чтобы из сада не несло жаром.

– (11)Не­уже­ли — опять го­лод­ный год, — про­го­во­ри­ла ма­туш­ка, — боже, как ужас­но!

– (12)Да, вот так: сиди и жди казни, — отец подошёл к окну и гля­дел на небо, за­су­нув руки в кар­ма­ны брюк. — (13)Ещё один день этого ока­ян­но­го пекла, и — вот тебе го­лод­ная зима, тиф, па­да­ет скот, мрут дети...

(14)Не­по­сти­жи­мо.

(15)Обед кон­чил­ся в мол­ча­нии. (16)Когда все разо­шлись и дом по­гру­зил­ся в по­сле­обе­ден­ный сон, Ни­ки­та остал­ся в сто­ло­вой один. (17)В по­лу­ден­ной зло­ве­щей ти­ши­не толь­ко зве­не­ли мухи, все вещи были слов­но подёрнуты пылью. (18)Ни­ки­та не знал, куда при­ткнуть­ся, и, взды­хая, при­мо­стил­ся в углу на ста­рый ди­ван­чик, ко­то­рый стоял возле стола. (19)По­не­во­ле взгляд его оста­но­вил­ся на зло­счаст­ном ба­ро­мет­ре. (20)И в эту ми­ну­ту Ни­ки­та уви­дел, что синяя стрел­ка на ци­фер­бла­те да­ле­ко от­де­ли­лась от зо­ло­той стрел­ки и дро­жит между «пе­ре­мен­чи­во» и «бурей». (21)Ни­ки­та за­ба­ра­ба­нил паль­ца­ми в стек­ло — стрел­ка ещё пе­ре­дви­ну­лась на де­ле­ние к «буре».

(22)Ни­ки­та по­бе­жал в биб­лио­те­ку, где спал отец. (23)По­сту­чал. (24)Сон­ный, из­мя­тый голос отца спро­сил по­спеш­но:

– (25)А, что? (26)Что такое?..

– (27)Папа, поди — по­смот­ри ба­ро­метр...

– (28)Не мешай, Ни­ки­та, я сплю.

– (29)По­смот­ри, что с ба­ро­мет­ром де­ла­ет­ся, папа...

(30)В биб­лио­те­ке было тихо. (31)Отец, оче­вид­но, никак не мог проснуть­ся. На­ко­нец зашлёпали его босые ноги, по­вер­нул­ся ключ, и в при­от­кры­тую дверь про­су­ну­лась вскло­чен­ная бо­ро­да.

– (32)Зачем меня раз­бу­дил?.. (33)Что стряс­лось?..

– (34)Ба­ро­метр по­ка­зы­ва­ет бурю.

– (35)Врёшь, — взвол­но­ван­ным шёпотом про­го­во­рил отец, и по­бе­жал в залу, и сей­час же от­ту­да за­кри­чал на весь дом: — Саша, Саша, буря!.. (36)Будет дождь! (37)Ура!.. (38)Спа­се­ны!

(39)Том­ле­ние и зной уси­ли­ва­лись. (40)За­молк­ли птицы, мухи осо­ло­ве­ли на окнах. (41)К ве­че­ру низ­кое солн­це скры­лось в рас­калённой мгле. (42)Но стрел­ка ба­ро­мет­ра твёрдо ука­зы­ва­ла — «буря». (43)Все до­маш­ние со­бра­лись у круг­ло­го обе­ден­но­го стола. (44)Го­во­ри­ли шёпотом, огля­ды­ва­лись на рас­кры­тые в не­ви­ди­мый сад бал­кон­ные двери.

(45)И вот в мерт­вен­ной ти­ши­не глухо и важно за­шу­ме­ли вётлы на пруду, до­ле­те­ли ис­пу­ган­ные крики гра­чей. (46)Шум ста­но­вил­ся всё креп­че, тор­же­ствен­нее. (47)И на­ко­нец силь­ным по­ры­вом ветра при­мя­ло ака­ции у бал­ко­на, пах­ну­ло све­же­стью в дверь, внес­ло не­сколь­ко сухих ли­стьев, миг­нул огонь в ма­то­вом шаре лампы, и на­ле­тев­ший ветер за­сви­стел, за­вы­вая в тру­бах и в углах дома. (48)Весь сад те­перь шумел, скри­пе­ли ство­лы, ка­ча­лись не­ви­ди­мые вер­ши­ны. (49)И вот — бело-синим осле­пи­тельным све­том рас­кры­лась ночь. (50)На мгно­ве­ние чёрными очер­та­ни­я­ми по­яви­лись де­ре­вья, низко скло­нив­ши­е­ся над землёй. (51)И — снова тьма. (52)И грох­ну­ло, об­ру­ши­лось всё небо. (53)За шумом никто не услы­шал, как упали и по­тек­ли капли дождя на стёклах. (54)Хлы­нул дождь — силь­ный, обиль­ный, по­то­ком. (55)Ма­туш­ка стала рядом с отцом в бал­кон­ных две­рях, глаза её были полны слёз. (56)Запах влаги, прели, дождя и травы на­пол­нил зал.

(по А. Н. Тол­сто­му)

За­да­ние 11

За­ме­ни­те книж­ное слово «апо­гей» в пред­ло­же­нии 21 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Мы за­ня­ли места у бе­ре­га речки. (2)Впе­ре­ди нас круто спус­кал­ся ко­рич­не­вый гли­ни­стый берег, а за на­ши­ми спи­на­ми тем­не­ла ши­ро­кая роща. (3)Рас­по­ло­жи­лись мы на мо­ло­дой, мяг­кой трав­ке, а го­ло­вы подпёрли ку­ла­ка­ми. (4)Поле, что рас­сти­ла­лось перед нами, вплоть до самой глу­бо­кой дали было оза­ре­но лун­ным све­том, а вдали тихо мер­цал крас­ный огонёк. (5)Воз­дух был тих, про­зра­чен, ду­шист... (6)Всё бла­го­при­ят­ство­ва­ло ма­эст­ро. (7)Оста­ва­лось ему толь­ко не зло­упо­треб­лять нашим тер­пе­ни­ем и по­ско­рей на­чи­нать. (8)Но он долго не на­чи­нал... (9)В ожи­да­нии его мы, со­глас­но про­грам­ме, слу­ша­ли дру­гих ис­пол­ни­те­лей.

(10)Вечер на­чал­ся пе­ни­ем ку­куш­ки. (11)Она ле­ни­во за­ку­ку­ка­ла где-то да­ле­ко в роще и, про­ку­ку­кав раз де­сять, умолк­ла. (12)Тот­час же над на­ши­ми го­ло­ва­ми с рез­ким пис­ком про­нес­лись два коб­чи­ка. (13)За­пе­ла затем кон­траль­то ивол­га, пе­ви­ца из­вест­ная. (14)Мы про­слу­ша­ли её с удо­воль­стви­ем и слу­ша­ли бы долго, если бы не грачи, ле­тев­шие на ночёвку... (15)Вдали по­ка­за­лась чёрная туча птиц, дви­ну­лась к нам и с кар­ка­ньем опу­сти­лась на рощу. (16)Долго не умол­ка­ла эта туча.

(17)Когда кри­ча­ли грачи, за­гал­де­ли и ля­гуш­ки, жи­ву­щие в ка­мы­шах на казённых квар­ти­рах, и целые пол­ча­са кон­церт­ное про­стран­ство было полно раз­но­об­раз­ных зву­ков, слив­ших­ся скоро в один звук. (18)Где-то за­кри­чал за­сы­па­ю­щий дрозд. (19)Ему ак­ком­па­ни­ро­ва­ли реч­ная ку­роч­ка и ка­мы­шов­ка. (20)За сим по­сле­до­вал ан­тракт, на­сту­пи­ла ти­ши­на, ко­то­рую из­ред­ка на­ру­ша­ло пение сверч­ка, си­дев­ше­го в траве возле пуб­ли­ки. (21)В ан­трак­те наше тер­пе­ние до­стиг­ло сво­е­го апо­гея: мы на­чи­на­ли уже роп­тать.

(22)Когда на землю спу­сти­лась ночь и луна оста­но­ви­лась среди неба над самой рощей, на­ста­ла и его оче­редь — ар­тист по­явил­ся на сцене. (23)Он по­ка­зал­ся в мо­ло­дом кле­нов­ни­ке, порх­нул в тер­нов­ник, по­вер­тел хво­стом и стал не­по­дви­жен. (24)На нём серый пи­джак... (25)Во­об­ще он иг­но­ри­ру­ет пуб­ли­ку и яв­ля­ет­ся перед ней в ко­стю­ме му­жи­ка-во­ро­бья. (26)Ми­ну­ты три сидел он молча, не дви­га­ясь... (27)Но вот за­шу­ме­ли вер­хуш­ки де­ре­вьев, задул ве­те­рок, за­тре­щал гром­че свер­чок, и под ак­ком­па­не­мент этого ор­кест­ра ма­эст­ро-со­ло­вей ис­пол­нил свою первую трель. (28)Он запел. (29)Не бе­русь опи­сы­вать это пение. (30)Скажу толь­ко, что сам ор­кестр умолк от вол­не­ния и замер, когда ар­тист, слег­ка при­под­няв свой клюв, за­сви­стал и осы­пал рощу щёлка­ньем и дро­бью... (31)И сила, и нега в его го­ло­се... (32)Впро­чем, не стану от­би­вать хлеб у по­этов, пусть они пишут. (33)Он пел, а кру­гом ца­ри­ла вни­ма­ю­щая ти­ши­на, раз толь­ко рас­сер­жен­но за­вор­ча­ли де­ре­вья и за­ши­кал ветер, когда взду­ма­ла за­петь сова, же­лав­шая за­глу­шить ар­ти­ста...

(34)Когда за­се­ре­ло небо, по­тух­ли звёзды и голос певца стал сла­бее и неж­нее, на опуш­ке рощи по­ка­зал­ся повар по­ме­щи­ка-графа. (35)Со­гнув­шись и при­дер­жи­вая левой рукой шапку, он тихо крал­ся. (36)В пра­вой руке его было лу­кош­ко. (37)Он за­мель­кал между де­ре­вья­ми и скоро исчез в чаще. (38)Певец попел ещё не­мно­го и вдруг умолк. (39)Мы со­бра­лись ухо­дить.

– (40)Вот он, шель­ма! — услы­ша­ли мы чей-то голос и скоро уви­де­ли по­ва­ра. (41)Граф­ский повар шёл к нам и, ве­се­ло сме­ясь, по­ка­зы­вал нам свой кулак. (42)Из его ку­ла­ка тор­ча­ли го­лов­ка и хвост толь­ко что пой­ман­но­го им со­ло­вья. (43)Бед­ный ар­тист!

– (44)Зачем вы его пой­ма­ли? — спро­си­ли мы по­ва­ра.

– (45)А в клет­ку! (46)Их си­я­тель­ству нра­вит­ся его слу­шать. (47)Вот я и хочу по­ве­сить клет­ку в саду, пусть поёт. (48)Нав­стре­чу утру жа­лоб­но за­кри­чал ко­ро­стель и за­шу­ме­ла роща, по­те­ряв­шая певца. (49)Повар сунул со­ло­вья в лу­кош­ко и ра­дост­но по­бе­жал к де­рев­не. (50)Мы тоже разо­шлись.

(по А. П. Че­хо­ву)

За­да­ние 12

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «за­пу­стил» в пред­ло­же­нии 6 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1) Костя был рас­стро­ен ссо­рой с со­сед­кой по даче Вер­кой и пошёл в лес.

(2) Когда он вышел на про­га­ли­ну, то оста­но­вил­ся, уви­дев, что забрёл в не­зна­ко­мое место. (З)Сев на траву под берёзой, рос­шей по­сре­ди по­ля­ны, Костя уткнул­ся лицом в ко­лен­ки, за­крыл глаза, и тот­час в го­ло­ве за­вер­те­лись мысли о Верке

(4)Удуш­ли­вая обида на­ка­ти­ла новой вол­ной. (5)Костя обвёл взгля­дом по­ля­ну, ища, на чём бы со­рвать злость, и уви­дел се­мей­ство му­хо­мо­ров, гор­де­ли­во вы­став­ля­ю­щее на­по­каз свою брос­кую кра­со­ту. (б)Костя ма­ши­наль­но на­щу­пал на земле шишку и со всего раз­ма­ха за­пу­стил её в самый боль­шой гриб.

(7) Вдруг раз­дал­ся звон­кий окрик:

(8)Эй! (9)Ты чего руки рас­пус­ка­ешь?

(10) По бли­зо­сти ни­ко­го не было. (11)На мгно­ве­ние Косте по­чу­ди­лось, что в лист­ве осины, рас­ту­щей не­по­далёку, мельк­нул не­яс­ный си­лу­эт. (12)Он при­гля­дел­ся: в кроне де­ре­вьев про­све­чи­ва­ло небо, во­круг вол­но­ва­лись и тре­пе­та­ли зелёные ли­стья. (13)Не­ко­то­рое время Костя оза­да­чен­но ози­рал­ся по сто­ро­нам, ни­ко­го не об­на­ру­жил, но злость про­шла без следа. (14)Вдруг рядом что-то про­сви­сте­ло и стук­ну­лось о ствол де­ре­ва, по спине про­бе­жал хо­ло­док. (15)Костя огля­нул­ся: прямо над его го­ло­вой из шер­ша­вой берёзовой коры тор­ча­ла стре­ла, и не какая-ни­будь бу­та­фор­ская или иг­ру­шеч­ная, а на­сто­я­щая, с ме­тал­ли­че­ским на­ко­неч­ни­ком. (16)Про­сле­див тра­ек­то­рию полёта стре­лы, Костя мед­лен­но перевёл взгляд на осину и на этот раз в самом деле уви­дел в зе­ле­но­ва­тых бли­ках тре­пе­щу­щих ли­стьев дев­чон­ку. (17)Та це­ли­лась в него из лука.

(18)Ты что, спя­ти­ла?!не своим го­ло­сом за­орал Костя и спря­тал­ся за де­ре­во.

(19)Ладно, вы­хо­ди, не трону, звон­ко за­сме­я­лась дев­чон­ка.

(20)С лов­ко­стью обе­зья­ны луч­ни­ца слез­ла по­ни­же, по­вис­ла на ветке и, от­пу­стив руки, спрыг­ну­ла на землю. (21)На вид она была ро­вес­ни­цей Кости.

(22) Дев­чон­ка как дев­чон­ка: серые глаза, об­сы­пан­ный вес­нуш­ка­ми вздёрну­тый нос, вью­щи­е­ся во­ло­сы, вихра­ми тор­ча­щие в раз­ные сто­ро­ны.

(23) Толь­ко одета стран­но­ва­то для лес­ной про­гул­ки: бо­си­ком и в пёстром жёлто-зелёном пла­тьиш­ке, не­при­мет­ном в лист­ве.

(24)Да не бойся ты, ска­за­ла дев­чон­ка и улыб­ну­лась.

(25)Лицо её уди­ви­тель­но пре­об­ра­зи­лось, в гла­зах за­пля­са­ли озор­ные ис­кор­ки, а на щеке по­яви­лась ямоч­ка. (26)По­сте­пен­но к Косте воз­вра­ща­лась утра­чен­ная сме­лость, и вме­сте с тем вски­па­ло пра­вед­ное воз­му­ще­ние.

(27)Ты со­об­ра­жа­ешь, что де­ла­ешь? (28)Чуть че­ло­ве­ка не убила. (29)Тоже мне, Робин Гуд!

(30)Ой, чего взду­мал. (31)Я в тебя не це­ли­лась. (32)Я зло оста­но­вить хо­те­ла. (ЗЗ)Не злись, оби­да ху­дой то­ва­рищ.

(34)Не це­ли­лась, пе­ре­драз­нил её Костя.(35)А ты, ко­неч­но, все­гда в яб­лоч­ко по­па­да­ешь, под­тру­нил над не­зна­ком­кой Костя.

(З6)Какое ж на берёзе яб­лоч­ко? (37)Может, ты су­ме­ешь сде­лать так, что на берёзе яб­лоч­ки по­явят­ся?

(38) 3а серьёзно­стью её тона было не разо­брать, то ли она шутит, то ли у неё с юмо­ром ту­го­ва­то и она тол­ку­ет всё бук­валь­но.

(39)Слу­шай, от­ку­да ты такая взя­лась? (40)Что-то я тебя в дач­ном посёлке не видел, ска­зал Костя.

(41)Да я не с дачи, а из лесу.

(42) Те­перь всё вста­ло на свои места. (43)3начит, это дочка лес­ни­ка.

(44) Не­уди­ви­тель­но, что она знает лес как свои пять паль­цев, стре­ля­ет из лука и лазит по де­ре­вьям не хуже маль­чиш­ки.

(45)А здо­ро­во ты с луком управ­ля­ешь­ся. (46)Меня на­учишь?

(47)Тебе нель­зя. (48)Ты, поди, в белок да птиц стре­лять ста­нешь.

(49) Он отвёл глаза.

(50)Ладно, кто ста­рое по­мя­нет... (51)Пойдём лучше, я тебе мою чер­нич­ную по­ля­ну по­ка­жу, пред­ло­жи­ла дев­чон­ка, резво про­шмыг­ну­ла мимо за­ро­с­лей ку­стар­ни­ка и по­ма­ни­ла Костю за собой.

(По Т. Ш. Крю­ко­вой)

За­да­ние 13

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «уста­ви­лась» в пред­ло­же­нии 39 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1) Новая зна­ко­мая пред­ло­жи­ла Косте по­смот­реть чер­нич­ную по­ля­ну и по­ма­ни­ла его за собой. (2)Она легко, слов­но ше­лест ве­тер­ка, за­блу­див­ше­го­ся в лист­ве, сколь­зи­ла между раз­рос­ши­ми­ся ку­ста­ми и низко сви­са­ю­щи­ми вет­ка­ми де­ре­вьев. (З)Лес точно рас­сту­пал­ся перед ней. (4)Босые ноги сту­па­ли уве­рен­но, не за­ме­чая ни ко­лю­чек, ни суч­ков, зелёное пла­тье сли­ва­лось с буй­ной рас­ти­тель­но­стью. (5)Костя сле­до­вал за ней, со­сре­до­то­чив­шись на зо­ло­ти­стой ше­ве­лю­ре своей спут­ни­цы, сол­неч­ным пят­ном мель­кав­шей меж вет­вей.

— (6)Сюда. (7)При­шли, — услы­шал он.

(8) Костя пошёл на зов и ока­зал­ся на едва за­мет­ной троп­ке, ве­ду­щей к лес­но­му бо­лот­цу, по­рос­ше­му осо­кой. (9)На коч­ках-ост­ров­ках где групп­ка­ми, а где по одной при­стро­и­лись берёзы. (10)Ветер те­ре­бил зо­ло­ти­сто-зелёное кру­же­во крон, и де­ре­вья рас­ка­чи­ва­лись, слов­но во­ди­ли мол­ча­ли­вый хо­ро­вод.

(11) Дев­чон­ка си­де­ла на по­ва­лен­ной берёзе, по­кры­той мяг­ким бар­ха­том мха. (12)Во­круг куд­ря­вым ков­ром стла­лись за­рос­ли чер­ни­ки. (13) Тёмно- фи­о­ле­то­вые брыз­ги ягод сплошь усы­па­ли неж­ную зе­лень ли­сточ­ков.

— (14)Вот это да! — Костя при­свист­нул при виде та­ко­го бо­гат­ства.

— (15)Нра­вит­ся? (16)Это моя по­ля­на.

(17)Дев­чон­ка от­ве­ла от Кости на­смеш­ли­вый взгляд, спрыг­ну­ла с берёзы и при­се­ла на кор­точ­ки. (18)Её под­рост­ко­вая фи­гур­ка была ху­день­кой и уг­ло­ва­той. (19)Она была не той, за ко­то­рой бе­га­ют все маль­чиш­ки.

— (20)Тебя как зовут?

— (21)Ника, а тебя?

— (22)Костя. (23)А пол­ное имя от Ники — Ве­ро­ни­ка, что ли? — по­ин­те­ре­со­вал­ся он про­сто так, из веж­ли­во­сти.

— (24)Нет. (25)Это... — дев­чон­ка гля­ну­ла на ягоды и объ­яви­ла:

— (26)Ника - это Чер­ни­ка.

— (27)Ага, очень при­ят­но, а я — бо­ярыш­ник, — усмех­нул­ся Костя.

(28) Ника во­про­си­тель­но уста­ви­лась на него.

— (29)А го­во­рил, что Костя.

— (30)Ты что, со­всем шуток не по­ни­ма­ешь? (31)Ко­неч­но, Костя. (32)Но и ты ведь не чер­ни­ка.

— (33)На­вер­ное, нет, — улыб­ну­лась Ника. — (34)Про­сто се­год­ня у меня чер­нич­ное на­стро­е­ние, зна­чит, я — Чер­ни­ка. (35)3наешь, Ника — это очень удоб­ное имя, оно может обо­зна­чать всё что угод­но.

— (36)Как это? — не понял Костя.

— (37)Ну, если у меня на­стро­е­ние зем­ля­нич­ное, я сразу стану Земля-Никой. (38)А могу и Брус-Никой. (39)Или, к при­ме­ру... — вдруг она за­мол­ча­ла и уста­ви­лась на Костю так, слов­но уви­де­ла его впер­вые.

— (40)А ты, по­жа­луй, прав. (41)Ни­ка­кая я не Чер­ни­ка. (42)Те­перь я точно знаю, какое у меня на­стро­е­ние и как меня зовут!

— (43) Ну и как же?

— (44)Ко­стя­ни­ка, вот как! — воз­буждённо со­об­щи­ла Ника. (45)Щёки её пы­ла­ли, а глаза го­ре­ли, слов­но она сде­ла­ла ве­ли­кое от­кры­тие. — (46)Костя и Ника, по­ни­ма­ешь, по­лу­ча­ет­ся Костя-Ника.

— (47)Здо­ро­во! (48)С тобой не со­ску­чишь­ся! — вос­клик­нул Костя.

(49) Он сам бы и не по­ду­мал, что их имена скла­ды­ва­ют­ся в одно слово.

(50) 3а раз­го­во­ра­ми они вер­ну­лись на ту по­ля­ну, где встре­ти­лись, и усе­лись под берёзой. (51)Обыч­но Костя не на­хо­дил тем для раз­го­во­ра с дев­чон­ка­ми, но Ника не по­хо­ди­ла на его же­ман­ных од­но­класс­ниц, кор­чив­ших из себя взрос­лых. (52)Может быть, от­то­го, что она жила со своим де­душ­кой в лесу, с ней было легко и про­сто.

(53)Ника го­во­ри­ла о по­вад­ках лес­ных зве­рей, а Костя, при­крыв глаза, слу­шал её рас­ска­зы и не за­ме­тил, как за­дре­мал. (54)Солн­це сто­я­ло уже вы­со­ко над лесом, когда Костя оч­нул­ся и от­крыл глаза: кру­гом бу­ше­ва­ла листва, де­воч­ки не было. (55)В сме­ше­нии всех от­тен­ков зе­ле­ни было не раз­гля­деть ни зелёно-жёлтого пла­тья, ни сол­неч­но­го пятна волос.

(56)Те­перь эта встре­ча ка­за­лась не­ре­аль­ной. (57)«Может, при­ви­де­лось?» — по­ду­мал Костя. (58)Но, с дру­гой сто­ро­ны, он так яв­ствен­но видел её и они вме­сте хо­ди­ли на чер­нич­ную по­ля­ну. (59)Сны не бы­ва­ют та­ки­ми ре­аль­ны­ми. (60)Решив, что он обя­за­тель­но вернётся и сам по­пы­та­ет­ся найти эту де­воч­ку, Костя под­нял­ся и на­пра­вил­ся домой.

(По А. Ли­ха­но­ву)

За­да­ние 14

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «рас­ку­сил» в пред­ло­же­нии 32 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1) С ночи за­ря­дил дождь. (2)Небо про­ху­ди­лось, и по­то­ки воды щедро по­ли­лись на землю. (З)Вре­ме­на­ми ли­вень за­ти­хал и пе­ре­хо­дил в уны­лую мо­рось, а потом, со­брав­шись с си­ла­ми, при­пус­кал вновь, на­стой­чи­во ба­ра­ба­ня в окна и от­пля­сы­вая чечётку на же­стя­ных кры­шах.

(4)На­стро­е­ние у Кости было тоск­ли­вым, под стать по­го­де. (5)После зав­тра­ка он пе­ре­брал­ся на чер­дак, гордо име­ну­е­мый вто­рым эта­жом. (б)Де­лать было ре­ши­тель­но не­че­го. (7)Костя вспом­нил, что при­хва­тил из дома не­сколь­ко книг.

(8)Устро­ив­шись на своём из­люб­лен­ном ди­ва­не, он по­гру­зил­ся в та­ин­ствен­ный и пре­крас­ный мир фан­та­зии, где оби­та­ют эльфы и го­бли­ны, где силь­ные лич­но­сти бо­рют­ся про­тив зла, где не бы­ва­ет серых буд­ней.

(9) Ко­неч­но, всё это было вы­дум­кой, но втай­не Костя меч­тал хоть раз в жизни стать сви­де­те­лем на­сто­я­ще­го чуда.

— (10)Ко­стик, съез­ди в ма­га­зин за хле­бом, дождь уже кон­чил­ся, — услы­шал он голос ма­те­ри.

(II) Магия книж­ных строк тот­час уле­ту­чи­лась. (12)Он на­тя­нул крос­сов­ки, при­ла­дил на ба­гаж­ник ста­рень­ко­го ве­ло­си­пе­да пласт­мас­со­вую кор­зин­ку и, взяв спи­сок по­ку­пок, по­ка­тил в ма­га­зин.

(13) На об­рат­ном пути Костя сре­зал до­ро­гу и по­ехал через луг.

(14) Вско­ре по­ка­зал­ся дач­ный посёлок, со всех сто­рон окружённый лесом.

(15) Он вспом­нил о Нике, встре­ча с ко­то­рой была, по­жа­луй, самым ярким со­бы­ти­ем этого лета.

(16)И вдруг он уви­дел ЕЁ. (17)Ника си­де­ла в шез­лон­ге и ли­ста­ла жур­нал. (18)Костя за­стыл как гро­мом поражённый. (19)Мень­ше всего он ожи­дал уви­деть новую зна­ко­мую имен­но здесь, в дач­ном посёлке. (20)Это от­кры­тие так по­ра­зи­ло его, что он забыл обо всём.

— (21)Эй, Ника, при­вет!

(22)Де­воч­ка ото­рва­лась от чте­ния и уста­ви­лась на Костю, будто ви­де­ла его впер­вые.

— (23)При­вет, — не­ре­ши­тель­ным эхом ото­зва­лась она.

(24) От столь хо­лод­но­го приёма Костя опе­шил. (25)Ему ка­за­лось, что в лесу они по­дру­жи­лись, на­сколь­ко во­об­ще можно по­дру­жить­ся с дев­чон­кой.

— (26)Что ты так на меня смот­ришь? (27)Я же Костя. (28)Не пом­нишь, что ли? — ска­зал он.

(29) Ника от­ри­ца­тель­но по­мо­та­ла го­ло­вой. (30)И вдруг Костю осе­ни­ло: она его на­роч­но разыг­ры­ва­ет!

— (31)Да кон­чай при­ду­ри­вать­ся! (32)Я тебя рас­ку­сил, — за­сме­ял­ся Костя. (33)Де­воч­ка улыб­ну­лась, и Костя вновь по­ра­зил­ся, до чего улыб­ка с ямоч­кой на щеке ме­ня­ет её лицо. (34)Те­перь он окон­ча­тель­но убе­дил­ся, что перед ним та самая лес­ная Ника. (35) Толь­ко в её го­ло­се скво­зи­ла какая-то обречённость, ко­то­рую Костя ни­ко­гда не встре­чал в своих сверст­ни­ках.

(Зб)Сде­лав вид, что не за­ме­тил про­изо­шед­шей в Нике пе­ре­ме­ны, он по­ста­рал­ся сгла­дить воз­ник­шую от­чуждённость.

— (37)Может, за чер­ни­кой схо­дим? (38)Сей­час уже не так сыро.

(39) Ника по­мол­ча­ла, а потом едва слыш­но про­из­нес­ла:

— (40)Я не могу идти в лес.

— (41)Чего это вдруг? — уди­вил­ся Костя.

— (42)Я не могу хо­дить, — ска­за­ла Ника.

— (43)То есть как не мо­жешь? — не понял Костя.

— (44)Тебе что, объ­яс­нить? — ни с того ни с сего разо­зли­лась Ника.

(45) На этот раз чаша Ко­сти­но­го тер­пе­ния пе­ре­пол­ни­лась. (46)Сколь­ко

можно вы­но­сить её ка­при­зы и вы­дум­ки? (47)Без огляд­ки вы­ско­чил он на улицу, схва­тил ве­ло­си­пед и по­ка­тил его прочь.

(48)На сле­ду­ю­щий день Костя опять ехал в ма­га­зин через дач­ный посёлок и думал о том, что про­изо­шло с Никой. (49)Не­ожи­дан­но не­да­ле­ко от дома Ники он встре­тил сво­е­го друга Стёпку.

(50) На пер­вом этаже этого огром­но­го дома горел свет, из при­от­кры­то­го окна ли­лась фор­те­пьян­ная му­зы­ка.

— (51)Кто это там на фор­те­пья­но иг­ра­ет? — спро­сил Костя.

— (52)Ты что, с луны сва­лил­ся? (53)3десь ху­дож­ник живёт, зна­ме­ни­тый. (54) А на пи­а­ни­но его дочка иг­ра­ет, — со­об­щил Стёпка.

— (55)Дочка? — пе­ре­спро­сил Костя.

(56)Стёпка с удив­ле­ни­ем по­смот­рел на Костю.

— (57)Ты что, ни­че­го не зна­ешь?

— (58)Чего не знаю? — пе­ре­спро­сил Костя.

— (59)Она же хо­дить не может.

(60)Страш­ные слова не­ле­по по­вис­ли в воз­ду­хе.

(По Т. Ш. Крю­ко­вой)

За­да­ние 15

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «страш­но» в пред­ло­же­нии 42 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1) По­ли­на ра­бо­та­ла до­мо­пра­ви­тель­ни­цей у из­вест­но­го ху­дож­ни­ка Ро­ди­о­на Вик­то­ро­ви­ча Ива­но­ва. (2) Этим летом хо­зя­е­ва уеха­ли в Гер­ма­нию, оста­вив на неё свою дочь Ни­кан­д­ру, ко­то­рая не могла хо­дить и с каж­дым годом ста­но­ви­лась всё не­снос­нее: ка­приз­ная, вздор­ная дев­чон­ка.

(3)На­ка­ну­не, придя от при­я­тель­ни­цы, По­ли­на гла­зам своим не по­ве­ри­ла, за­став Ни­кан­д­ру и её но­во­го зна­ко­мо­го Костю за мытьём по­су­ды. (4)Пре­жде и речи не шло, чтобы де­воч­ка по­мо­га­ла по дому. (5)Это всё вли­я­ние её при­я­те­ля: уж не­из­вест­но — к худу или к добру?

(6)От­ку­да было По­ли­не знать, что со вче­раш­не­го дня мытьё по­су­ды пре­вра­ти­лось для Ники в почти свя­щен­ный ри­ту­ал, по­мо­га­ю­щий про­кру­тить снова и снова вос­по­ми­на­ния о чае­пи­тии с Ко­стей. (7)Как любой че­ло­век, ко­то­ро­му не­до­ступ­ны про­стые ра­до­сти жизни, Ника ост­рее вос­при­ни­ма­ла звуки, за­па­хи... (8)Она знала, что па­мять ощу­ще­ний бы­ва­ет порой силь­нее, чем обыч­ная па­мять. (9)Её руки пом­ни­ли шер­ша­вость ва­фель­но­го по­ло­тен­ца и про­хла­ду мок­рой фар­фо­ро­вой чашки. (10)До слуха до­но­сил­ся шум те­ку­щей воды, а во­об­ра­же­ние до­ри­со­вы­ва­ло Костю, на­мы­ва­ю­ще­го та­рел­ки возле ра­ко­ви­ны.

(11) Они о мно­гом го­во­ри­ли. (12)Де­воч­ка впер­вые так близ­ко и на рав­ных об­ща­лась с ро­вес­ни­ком. (13)Костя рас­ска­зы­вал о своих ро­ди­те­лях, о том, что мать у него порт­ни­ха и что отец много ра­бо­та­ет.

(14) От этих мыс­лей Ни­канд­ра пе­ре­ш­ла к раз­мыш­ле­ни­ям о своём отце.

(15) Она всю жизнь стре­ми­лась при­влечь к себе его вни­ма­ние. (16)Од­на­ж­ды это почти уда­лось. (17)Он уви­дел её ри­сун­ки, и на его лице по­явил­ся ин­те­рес. (18)В тот день Ни­канд­ра ре­ши­ла во что бы то ни стало на­учить­ся ри­со­вать так, чтобы он вос­хи­щал­ся ею. (19)В дом стал при­хо­дить учи­тель ри­со­ва­ния. (20)Как она ста­ра­лась! (21)Ино­гда ей ка­за­лось, что ри­су­нок осо­бен­но удал­ся, и она с вол­не­ни­ем ждала отца, чтобы раз­де­лить с ним ра­дость, но искра ин­те­ре­са боль­ше не за­го­ра­лась на его лице. (22)Он ми­мо­хо­дом смот­рел, бро­сал: «Не­пло­хо». (23)Это всё, что она су­ме­ла за­слу­жить. (24)Но ри­со­вать не пе­ре­ста­ла.

(25) И в это утро она ри­со­ва­ла и ду­ма­ла о Косте. (26)Крас­ки не успе­ли про­сох­нуть, как вдруг маль­чик по­явил­ся — будто по­чув­ство­вал! (27)Нике не тер­пе­лось по­ка­зать ему новую ак­ва­рель.

(28)Моль­берт с ак­ва­ре­лью воз­вы­шал­ся по­сре­ди ком­на­ты, а рядом на тум­боч­ке ле­жа­ли крас­ки, кисти и за­ля­пан­ный яр­ки­ми пят­на­ми лист бу­ма­ги, слу­жив­ший па­лит­рой.

— (29)Это я на­ри­со­ва­ла для тебя, — не дав Косте опом­нить­ся, Ника ука­за­ла на моль­берт и за­та­и­ла ды­ха­ние в ожи­да­нии при­го­во­ра.

(30)Чтобы не оби­деть де­воч­ку, Костя ис­ко­са гля­нул на ак­ва­рель: из травы вы­гля­ды­ва­ла на­ряд­ная ёлочка. (31)В тёмную зе­лень де­рев­ца впле­лась пара ку­сти­ков ко­стя­ни­ки. (32)Крас­ные капли ягод алели на ело­вых вет­ках, будто на рож­де­ствен­ской от­крыт­ке.

(33)Костя не­воль­но при­свист­нул:

— (34)Ну ты даёшь! (35)Сама на­ри­со­ва­ла? (36)Отпад!

(37) Ему по­нра­ви­лось! (38)По­нра­ви­лось! (39)Нике вдруг стало так легко и ве­се­ло, что она не­воль­но рас­сме­я­лась. (40)Время от вре­ме­ни гости отца хва­ли­ли её ра­бо­ты, но ни­ка­кие ком­пли­мен­ты не шли в срав­не­ние с ко­рот­ким и ве­со­мым сло­вом «отпад».

— (41)Твой отец, на­вер­ное, гор­дит­ся. (42)Мой бы страш­но уди­вил­ся, если б я чего такое со­тво­рил, — улыб­нул­ся Костя.

(43) Ника по­мрач­не­ла. (44)Ис­ку­ше­ние рас­ска­зать Косте о рав­но­ду­шии отца, о не­по­ни­ма­нии, об оди­но­че­стве было ве­ли­ко, но в по­след­ний миг Ника сдер­жа­лась: не­за­чем выплёски­вать свои обиды.

— (45)Он нанял для меня хо­ро­ше­го учи­те­ля по ри­со­ва­нию, — сдер­жан­но ска­за­ла Ника.

(46) Рань­ше такая сдер­жан­ность была ей не­свой­ствен­на.

(47) Ни­кан­дре ещё пред­сто­я­ло на­учить­ся по-но­во­му об­щать­ся с близ­ки­ми ей лю­дь­ми, за­слу­жи­вать их до­ве­рие, а это было труд­но. (48)Но в её жизни ни­че­го не было легко.

(По Т. Ш. Крю­ко­вой)

За­да­ние 16

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «страш­но» в пред­ло­же­нии 8 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Когда ему было лет де­вять, он часто при­хо­дил в зоо­парк, где знал, ка­за­лось, каж­дую дырку в де­ре­вян­ном за­бо­ре, каж­дый за­ко­улок между клет­ка­ми. (2)Здесь он по­зна­ко­мил­ся с Машей. (3)Она была то ли сту­дент­кой, то ли прак­ти­кант­кой и ра­бо­та­ла с мед­ве­дя­ми. (4)Маша поз­во­ля­ла Ти­мо­фею смот­реть, как она кор­мит ма­лень­ких мед­ве­жат. (5)Од­на­ж­ды он принёс воды, когда мед­ве­жо­нок опро­ки­нул пол­ное ведро, и с тех пор она раз­ре­ши­ла Ти­мо­фею по­мо­гать ей.

(6)Он видел всё в ро­зо­вом свете рядом с этой Машей. (7)Он очень хотел сде­лать что-ни­будь такое не­ви­дан­ное, огром­ное, чтобы она была не про­сто удив­ле­на, а по­тря­се­на.

(8)На длин­ной ро­га­той палке она пе­ре­во­ди­ла мед­ве­жат на пло­щад­ку мо­лод­ня­ка, а Ти­мо­фей шёл рядом и нёс мешок с хле­бом и мор­ков­кой и страш­но гор­дил­ся собой. (9)Все во­круг про­во­жа­ли их гла­за­ми и по­ка­зы­ва­ли паль­ца­ми, а Ти­мо­фей важно шагал так, как будто имел на это право, как будто он не ху­ли­ган и мел­кий во­риш­ка, а с ними, с этой уди­ви­тель­ной храб­рой де­вуш­кой и её мед­ве­дя­ми. (10)Он по­мо­га­ет их пе­ре­во­дить, ему до­ве­ри­ли важ­ное и почти опас­ное дело, и ни одна кон­тролёрша не по­сме­ет по­дой­ти и спро­сить у него билет, по­то­му что он — с Машей, ко­то­рую в зоо­пар­ке все знали.

(11)Де­вуш­ка как-то быст­ро по­ня­ла, что он всё время хочет есть. (12)И стала под­карм­ли­вать его бу­тер­бро­да­ми с кол­ба­сой. (13)У Ти­мо­фея была су­ма­сшед­шая гор­дость, но он ел по­то­му, что голод со­всем одо­лел, а кол­ба­са ка­за­лась не­обык­но­вен­ным, бо­же­ствен­ным на­сла­жде­ни­ем. (14)Ни­ко­гда в жизни потом он не ел такой кол­ба­сы.

(15)Од­на­ж­ды она ку­пи­ла ему мо­ро­же­ное, чем оскор­би­ла его ужас­но. (16)По­есть — да, по­есть не очень стыд­но, когда от го­ло­да под­во­дит худой гряз­ный живот и в гла­зах тем­не­ет. (17)Но мо­ро­же­ное! (18)Та­ко­го уни­же­ния Ти­мо­фей пе­ре­не­сти не мог. (19)Если она хочет, он будет с ней дру­жить, а по­да­чек ему не надо.

(20)Они быст­ро по­ми­ри­лись, и как-то так вышло, что сразу же после этого съели это мо­ро­же­ное, раз­де­лив по­по­лам.

(21)Потом она вышла замуж и уеха­ла.

(22)«Я не могу взять тебя с собой, — ска­за­ла она. — (23)Ты по­ни­ма­ешь? (24)Я очень хо­те­ла бы, но не могу».

(25)При ней он не мог за­пла­кать. (26)Чёрный от вне­зап­но сва­лив­ше­го­ся на него горя, он ушёл, решив боль­ше не при­хо­дить ни­ко­гда, но через три дня явил­ся снова в на­деж­де, что весь этот ужас про её отъ­езд — не­прав­да.

(27)Чужая тётка в тёплом ват­ни­ке чи­сти­ла клет­ки и по­кри­ки­ва­ла на мед­ве­жат. (28)Маша ни­ко­гда ни на кого не кри­ча­ла. (29)Вы­рос­шие за лето мед­ве­жа­та иг­ра­ли на кам­нях и даже не за­ме­ти­ли Ти­мо­фея, при­жав­ше­го­ся к сетке.

(30)В зоо­пар­ке почти ни­ко­го не было: хо­лод­но, осень, буд­ний день. (31)Он обошёл все клет­ки, про­ве­рил всех зве­рей. (32)Всё было в по­ряд­ке. (33)Устав бро­дить, он лёг под одним из гро­мад­ных де­ре­вьев.

(34)Сна­ча­ла он про­сто лежал на куче ли­стьев, потом стал ти­хо­неч­ко под­вы­вать, за­со­вы­вая между колен замёрзшие гряз­ные руки.

(35)Всё кон­чи­лось. (36)Боль­ше в его жизни ни­че­го не будет. (37)Он остал­ся со­всем один. (38)Маши боль­ше не будет. (39)И лета боль­ше не будет. (40)Будут осень, дождь, ран­ние су­мер­ки, а к весне мед­ве­жа­та со­всем вы­рас­тут и боль­ше не узна­ют его.

(41)Ма­лень­кий Ти­мо­фей долго жалел себя, лёжа на куче опав­ших ли­стьев и глядя в далёкое рав­но­душ­ное небо. (42)Потом встал и ушёл из зоо­пар­ка.

(43)На­все­гда.

(По Т. Усти­но­вой)

За­да­ние 17

За­ме­ни­те про­сто­реч­ное слово «спервá» в пред­ло­же­нии 34 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Вот тут-то и по­явил­ся Лис.

— (2)Здрав­ствуй, — ска­зал он.

– (3)Здрав­ствуй, — веж­ли­во от­ве­тил Ма­лень­кий принц. — (4)Кто ты? (5)Какой ты кра­си­вый!

– (6)Я — Лис, — ска­зал Лис.

– (7)По­иг­рай со мной, — по­про­сил Ма­лень­кий принц. — (8)Мне так груст­но...

– (9)Не могу я с тобой иг­рать, — ска­зал Лис. — (10)Я не при­ручён.

– (11)А как это — при­ру­чить? — спро­сил Ма­лень­кий принц.

– (12)Это давно за­бы­тое по­ня­тие, — объ­яс­нил Лис. — (13)Ты для меня пока всего лишь ма­лень­кий маль­чик, точно такой же, как сто тысяч дру­гих маль­чи­ков. (14)Я для тебя всего толь­ко ли­си­ца, точно такая же, как сто тысяч дру­гих лисиц. (15)Но, если ты меня при­ру­чишь, мы ста­нем нужны друг другу. (16)Ты бу­дешь для меня един­ствен­ным в целом свете, и я буду для тебя один в целом свете...

– (17)Я на­чи­наю по­ни­мать, — ска­зал Ма­лень­кий принц.

– (18)Скуч­ная у меня жизнь, но, если ты меня при­ру­чишь, моя жизнь из­ме­нит­ся, солн­цем оза­рит­ся, — про­дол­жал Лис. — (19)Твои шаги я стану раз­ли­чать среди тысяч дру­гих. (20)За­слы­шав люд­ские шаги, я все­гда убе­гаю и пря­чусь. (21)Но твоя по­ход­ка позовёт меня, точно му­зы­ка, и я выйду из сво­е­го убе­жи­ща.

(22)Лис за­мол­чал и долго смот­рел на Ма­лень­ко­го прин­ца. (23)Потом ска­зал:

– (24)По­жа­луй­ста, при­ру­чи меня!

– (25)Я бы рад, — от­ве­чал Ма­лень­кий принц, — но у меня так мало вре­ме­ни. (26)Мне ещё надо найти дру­зей и узнать раз­ные вещи.

– (27)Узнать можно толь­ко те вещи, ко­то­рые при­ру­чишь, — ска­зал Лис. — (28)У людей уже не хва­та­ет вре­ме­ни что-либо узна­вать. (29)Они по­ку­па­ют вещи го­то­вы­ми в ма­га­зи­нах. (30)Но таких ма­га­зи­нов, где тор­го­ва­ли бы дру­зья­ми, ко­неч­но, нет, и по­то­му люди боль­ше не имеют дру­зей. (31)Если хо­чешь, чтобы у тебя был друг, при­ру­чи меня!

– (32)А что для этого надо де­лать? — спро­сил Ма­лень­кий принц.

– (33)Надо за­па­стись тер­пе­ни­ем, — от­ве­тил Лис. — (34)Спервá сядь вон там, по­одаль. (35)Но с каж­дым днём са­дись не­множ­ко ближе...

(36)Так Ма­лень­кий принц при­ру­чил Лиса.

(37)И вот на­стал час про­ща­ния.

– (38)Я буду пла­кать о тебе, — вздох­нул Лис.

– (39)Я ведь не хотел, чтобы тебе было боль­но, — ска­зал Ма­лень­кий принц. — (40)Ты сам по­же­лал, чтобы я тебя при­ру­чил...

– (41)Да, ко­неч­но, — ска­зал Лис.

(42)Он умолк. (43)Потом при­ба­вил:

– (44)Поди взгля­ни ещё раз на розы, а когда вернёшься, чтобы про­стить­ся со мной, я от­крою тебе один сек­рет. (45)Это будет мой тебе по­да­рок.

(46)Когда Ма­лень­кий принц воз­вра­тил­ся к Лису, тот ска­зал:

– (47)Вот мой сек­рет, он очень прост: зорко одно лишь серд­це. (48)Са­мо­го глав­но­го гла­за­ми не уви­дишь.

– (49)Са­мо­го глав­но­го гла­за­ми не уви­дишь, — по­вто­рил Ма­лень­кий принц, чтобы лучше за­пом­нить.

– (50)Твоя роза так до­ро­га тебе по­то­му, что ты от­да­вал ей всю душу.

– (51)По­то­му что я от­да­вал ей всю душу... — по­вто­рил Ма­лень­кий принц, чтобы лучше за­пом­нить.

– (52)Люди за­бы­ли эту ис­ти­ну, — ска­зал Лис, — но ты не за­бы­вай: ты на­все­гда в от­ве­те за всех, кого при­ру­чил.

(По А. Сент-Эк­зю­пе­ри)

За­да­ние 18

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «вы­ка­зать» в пред­ло­же­нии 11 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Город кон­чал­ся, и вско­ре по­ка­за­лось море.

(2)Оно было мел­ким и плос­ким. (3)Волны не об­ру­ши­ва­лись на низ­кий берег, а тихо и не­то­роп­ли­во на­пол­за­ли на песок и так же мед­лен­но и без­звуч­но от­ка­ты­ва­лись, остав­ляя на песке белую каёмку пены.

(4)Коста шёл по бе­ре­гу, на­кло­ня­ясь вперёд — про­тив ветра. (5)Не­ожи­дан­но на самой кром­ке бе­ре­га воз­ник­ла со­ба­ка.

(6)Она сто­я­ла не­по­движ­но, в стран­ном оце­пе­не­нии, боль­ше­го­ло­вая, с ост­ры­ми ло­пат­ка­ми, с опу­щен­ным хво­стом. (7)Её взгляд был устремлён в море. (8)Она ждала кого-то.

(9)Коста подошёл к со­ба­ке и по­гла­дил её по сва­ляв­шей­ся шер­сти.

(10)Со­ба­ка едва за­мет­но ше­вель­ну­ла хво­стом. (11)Маль­чик при­сел на кор­точ­ки и раз­ло­жил перед ней хлеб и остат­ки сво­е­го обеда, завёрну­то­го в га­зе­ту, — со­ба­ка не ожи­ви­лась, не вы­ка­за­ла ни­ка­ко­го ин­те­ре­са к пище. (12)Коста стал её по­гла­жи­вать и уго­ва­ри­вать:

– (13)Ну поешь... (14)Ну поешь не­мно­го...

(15)Со­ба­ка по­смот­ре­ла на него боль­ши­ми впа­лы­ми гла­за­ми и снова об­ра­ти­ла взгляд к морю.

(16)Коста взял кусок хлеба и поднёс ко рту со­ба­ки. (17)Та вздох­ну­ла глу­бо­ко и гром­ко, как че­ло­век, и при­ня­лась мед­лен­но же­вать хлеб.

(18)Она ела без вся­ко­го ин­те­ре­са, как будто была сыта или при­вык­ла к луч­шей пище, чем хлеб, хо­лод­ная каша и кусок жи­ли­сто­го мяса из супа... (19)Она ела для того, чтобы не уме­реть. (20)Она ждала кого-то с моря, и ей нужно было жить.

(21)…Когда всё было съе­де­но, Коста ска­зал:

– (22)Идём. (23)По­гу­ля­ем.

(24)Со­ба­ка снова по­смот­ре­ла на маль­чи­ка и по­слуш­но за­ша­га­ла рядом. (25)У неё были тяжёлые лапы и не­то­роп­ли­вая, пол­ная до­сто­ин­ства льви­ная по­ход­ка.

(26)В море пе­ре­ли­ва­лись неф­тя­ные раз­во­ды, будто где-то за го­ри­зон­том про­изо­шла ка­та­стро­фа, рух­ну­ла ра­ду­га и её об­лом­ки при­би­ло к бе­ре­гу.

(27)Маль­чик и со­ба­ка шли не спеша, и Коста го­во­рил со­ба­ке:

– (28)Ты хо­ро­ший... (29)Ты вер­ный... (30)Пойдём со мной. (31)Он ни­ко­гда не вернётся. (32)Он погиб.

(33)Со­ба­ка не от­ры­ва­ла глаз от моря и в ко­то­рый раз не ве­ри­ла Косте. (34)Она ждала.

– (35)Что же мне с тобой де­лать? — спро­сил маль­чик. — (36)Нель­зя же жить одной на бе­ре­гу моря. (37)Когда-ни­будь надо уйти.

(38)Коста огля­нул­ся и уви­дел Же­неч­ку.

– (39)Что же с ней де­лать? — рас­те­рян­но спро­си­ла она Косту.

– (40)Она не пойдёт, — ска­зал маль­чик. — (41)Она ни­ко­гда, на­вер­ное, не по­ве­рит, что хо­зя­ин погиб...

(42)Же­неч­ка по­до­шла к со­ба­ке. (43)Со­ба­ка глухо за­ры­ча­ла, но не за­ла­я­ла, не бро­си­лась на неё.

– (44)Я ей сде­лал дом из ста­рой лодки. (45)Под­карм­ли­ваю. (46)Она очень тощая...

(47)Прой­дя ещё не­сколь­ко шагов, он ска­зал:

– (48)Со­ба­ки все­гда ждут. (49)Даже по­гиб­ших... (50)Со­ба­кам надо по­мо­гать.

(51)Море по­туск­не­ло и стало как бы мень­ше раз­ме­ром. (52)По­гас­шее небо плот­нее при­жа­лось к сон­ным вол­нам. (53)Коста и Же­неч­ка про­во­ди­ли со­ба­ку до её бес­смен­но­го поста, где не­по­далёку от воды ле­жа­ла перевёрну­тая лодка, подпёртая чур­ба­ком, чтобы под неё можно было за­брать­ся. (54)Со­ба­ка по­до­шла к воде, села на песок и снова за­сты­ла в своём веч­ном ожи­да­нии...

(По Ю. Яко­вле­ву)

За­да­ние 19

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «бурк­нул» в пред­ло­же­нии 15 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Он вы­зы­ва­ю­ще зевал на уро­ках: за­жму­ри­вал глаза, мор­щил нос и ши­ро­ко ра­зе­вал рот! (2)Потом энер­гич­но тряс го­ло­вой — раз­го­нял сон — и снова гля­дел на доску. (3)А через не­сколь­ко минут снова зевал.

– (4)По­че­му ты зе­ва­ешь?! — раз­дражённо спра­ши­ва­ла Же­неч­ка — так за глаза ре­бя­та звали свою учи­тель­ни­цу Ев­ге­нию Ива­нов­ну — ма­лень­кую, ху­день­кую, с длин­ны­ми во­ло­са­ми, со­бран­ны­ми на ма­куш­ке кон­ским хво­стом.

(5)Она была уве­ре­на, что он зе­ва­ет от скуки. (6)Рас­спра­ши­вать его было бес­по­лез­но: он был мол­чаль­ни­ком.

(7)Од­на­ж­ды он принёс в класс не­сколь­ко тон­ких пру­ти­ков и по­ста­вил их в банку с водой. (8)И все по­сме­и­ва­лись над пру­ти­ка­ми, кто-то даже пы­тал­ся под­ме­сти ими пол, как ве­ни­ком. (9)Он отнял и снова по­ста­вил в воду. (10)И каж­дый день менял воду.

(11)Но од­на­ж­ды веник зацвёл. (12)Пру­ти­ки по­кры­лись ма­лень­ки­ми свет­ло-ли­ло­вы­ми цве­та­ми, по­хо­жи­ми на фи­ал­ки, про­ре­за­лись свет­ло-зелёные ли­сточ­ки. (13)А за окном ещё поблёски­ва­ли кри­стал­ли­ки ухо­дя­ще­го по­след­не­го снега.

(14)Все тол­пи­лись у окна, ста­ра­ясь по­чув­ство­вать тон­кий слад­ко­ва­тый аро­мат, и ин­те­ре­со­ва­лись, что за рас­те­ние, по­че­му оно цветёт.

– (15)Ба­гуль­ник! — бурк­нул он и пошёл прочь.

(16)Люди не­до­вер­чи­во от­но­сят­ся к мол­чаль­ни­кам. (17)Никто не знает, что у них на уме: пло­хое или хо­ро­шее. (18)На вся­кий слу­чай ду­ма­ют, что пло­хое. (19)Учи­те­ля тоже не любят мол­чаль­ни­ков: хотя они и тихо сидят на уроке, зато у доски каж­дое слово при­хо­дит­ся вы­тя­ги­вать из них кле­ща­ми.

(20)Когда ба­гуль­ник зацвёл, все за­бы­ли, что Коста мол­чаль­ник. (21)По­ду­ма­ли, что он вол­шеб­ник.

(22)И Ев­ге­ния Ива­нов­на стала при­смат­ри­вать­ся к нему с не­скры­ва­е­мым лю­бо­пыт­ством.

(23)Же­неч­ка об­ра­ти­ла вни­ма­ние, что зво­нок с по­след­не­го урока — для Косты сиг­наль­ная ра­ке­та. (24)Он вска­ки­вал с места и сломя го­ло­ву вы­бе­гал из клас­са, хва­тал паль­то и, на ходу по­па­дая в ру­ка­ва, скры­вал­ся за школь­ной две­рью. (25)Куда он мчал­ся? (26)В свою за­га­доч­ную жизнь, о ко­то­рой никто, ви­ди­мо, не имел пред­став­ле­ния.

(27)Его ви­де­ли на улице с со­ба­кой, ог­нен­но-рыжей. (28)Но через не­ко­то­рое время его встре­ча­ли с дру­гой со­ба­кой, боксёром. (29)А позд­нее он вёл на по­вод­ке чёрную го­ло­веш­ку на ма­лень­ких кри­вых ногах.

(30)Од­на­ж­ды Ев­ге­ния Ива­нов­на не вы­дер­жа­ла и ре­ши­ла про­ник­нуть в та­ин­ствен­ную жизнь сво­е­го уче­ни­ка. (31)После звон­ка она вы­скольз­ну­ла из клас­са вслед за Ко­стой и, пря­чась за спины про­хо­жих, про­во­ди­ла его до дома. (32)Коста исчез в подъ­ез­де и минут через пять по­явил­ся снова. (33)Даже не за­ме­тив свою учи­тель­ни­цу, он пронёсся мимо, а Же­неч­ка по­спе­ши­ла за ним.

(34)В со­сед­нем доме, на пер­вом этаже, болел пар­ниш­ка — он был при­ко­ван к по­сте­ли. (35)Это у него была такса — чёрная го­ло­веш­ка на четырёх нож­ках. (36)Же­неч­ка сто­я­ла под окном и слы­ша­ла раз­го­вор Косты и боль­но­го маль­чи­ка.

– (37)Она тебя ждёт, — го­во­рил боль­ной.

– (38)Ты болей, не вол­нуй­ся, — слы­шал­ся голос Косты.

– (39)Мать хочет про­дать Лаптя. (40)Ей не­ко­гда с ним гу­лять.

– (41)Приду утром, — после не­ко­то­ро­го раз­ду­мья от­ве­чал Коста. — (42)Толь­ко очень рано, до школы. (43)Пошли, Ла­поть!

(44)Таксу звали Лап­тем. (45)Коста вышел, держа со­ба­ку под мыш­кой, и вско­ре они уже ша­га­ли по тро­туа­ру.

(46)Ев­ге­ния Ива­нов­на шла за маль­чи­ком. (47)Ей за­хо­те­лось за­го­во­рить с Ко­стой, рас­спро­сить его о со­ба­ках, ко­то­рых он кор­мил, вы­гу­ли­вал, под­дер­жи­вая в них веру в че­ло­ве­ка. (48)Но она молча шла по сле­дам сво­е­го уче­ни­ка, ко­то­рый от­вра­ти­тель­но зевал на уро­ках и слыл мол­чаль­ни­ком. (49)Те­перь он ме­нял­ся на её гла­зах, как ве­точ­ка ба­гуль­ни­ка.

(По Ю. Яко­вле­ву)

За­да­ние 20

За­ме­ни­те уста­рев­шее слово «ныне» в пред­ло­же­нии 27 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те это слово.

(1)По воз­вра­ще­нии домой из краёв далёких за­са­жи­вал я свой ого­род в де­рев­не ря­би­на­ми. (2)Одну ря­бин­ку, рос­шую возле обо­чи­ны со­вре­мен­ной бе­тон­ной до­ро­ги, на кру­том по­во­ро­те да­ви­ло колёсами машин, ца­ра­па­ло, мяло. (3)Каж­дый пут­ник её бра­нил за то, что в не­удач­ном месте вы­рос­ла. (4)И решил я: увезу де­рев­це в свой оди­чав­ший ого­род и по­са­жу рядом с дру­ги­ми ря­бин­ка­ми из пи­том­ни­ка.

(5)Два года спу­стя дичка моя со­всем взрос­лая и весёлая сде­ла­лась. (6)Одной осе­нью осо­бен­но уж много круп­ных гроз­дей с яр­ки­ми яго­да­ми на ней по­яви­лось.

(7)И вдруг стая сви­ри­сте­лей на неё свер­ху сва­ли­лась, друж­но на­ча­ли птицы ла­ко­мить­ся яго­дой. (8)И пе­ре­го­ва­ри­ва­ют­ся, пе­ре­го­ва­ри­ва­ют­ся: вот какую ря­би­ну мы сыс­ка­ли, экую вкус­ня­ти­ну нам лето при­пас­ло. (9)Минут за де­сять, на­вер­ное, хох­ла­тые на­ряд­ные ра­бот­ни­цы об­чи­сти­ли де­рев­це. (10)Об­ра­бо­та­ли де­ло­вые птахи дикую ря­бин­ку, а на те, что рядом росли, даже и не при­се­ли. (11)Думал я, что птицы не­пре­мен­но при­ле­тят позже, когда корма мень­ше по лесам и садам оста­нет­ся. (12)Нет, не при­ле­те­ли.

(13)В сле­ду­ю­щие осени, коли слу­ча­лось сви­ри­сте­лям за­ле­тать в мой раз­рос­ший­ся по ого­ро­ду лес, они уж при­выч­но рас­са­жи­ва­лись на ря­бин­ке-дичке, а на де­рев­ца, при­везённые из пи­том­ни­ка, так ни разу и не по­за­ри­лись.

(14)Есть, есть душа вещей, есть, есть душа рас­те­ний. (15)Дикая ря­бин­ка со своей бла­го­дар­ной и тихой душой услы­ша­ла, при­ма­ни­ла и на­кор­ми­ла при­хот­ли­вых ла­ко­мок-пти­чек, да и я од­на­ж­ды по­щи­пал с веток ярких пло­дов. (16)Креп­ки, терп­ки, тай­гою от­да­ют — со­хра­ни­ло де­рев­це в жилах своих сок таёжный.

(17)А во­круг ря­би­ны цветы рас­тут — ме­ду­ни­ца-вес­нян­ка. (18) После дол­гой зимы пер­вой из цве­тов на­чи­на­ет ра­до­вать глаз. (19)Пер­вое время густо её цвело по ого­ро­ду, даже на гряд­ках кое-где вы­рас­та­ло по не­сколь­ко бар­хат­ных ку­сти­ков, ко­то­рые сразу же на­чи­на­ли цве­сти. (20)Сле­дом ка­лен­ду­ла по­яв­ля­ет­ся и всё-то лето све­тит­ся го­ря­чи­ми уго­лья­ми ярко-жёлтых со­цве­тий.

(21)Тётка моя не­воз­дер­жан­на на слово была, взя­лась по­лоть в ого­ро­де и ну от­ча­ян­но бра­нить ме­ду­ни­цу с ка­лен­ду­лой. (22)Я — доб­лест­ный хо­зя­ин — к тётке под­со­еди­нил­ся и раз-дру­гой об­ру­гал сво­бод­ные не­при­хот­ли­вые рас­те­ния.

(23)При­ез­жаю сле­ду­ю­щей вес­ной — в ого­ро­де у меня пусто, скорб­ная земля в про­шло­год­ней траве и пле­се­ни, ни ме­ду­ни­цы, ни ка­лен­ду­лы нет, и дру­гие рас­те­ния как-то ис­пу­ган­но рас­тут, к за­бо­ру жмут­ся, под стро­е­ни­я­ми пря­чут­ся.

(24)По­скуч­нел мой ого­род, впору его уж участ­ком на­звать. (25)Лишь позд­ней порой где-то в бо­роз­де, под за­бо­ром, уви­дел я уни­жен­но пря­чу­щу­ю­ся, скром­но си­не­ю­щую не­круп­ны­ми цве­та­ми ме­ду­нич­ку. (26)Встал я на ко­ле­ни, разгрёб мусор и ста­рую траву во­круг цвет­ка, взрых­лил паль­ца­ми землю и по­про­сил у рас­те­ния про­ще­ния за бран­ные слова.

(27)Ме­ду­нич­ка имела ми­ло­сти­вую душу, про­сти­ла хо­зя­и­на и растёт ныне по всему ого­ро­ду ши­ро­ко и при­воль­но. (28)Но ка­лен­ду­лы, уголёчков этих ра­дост­ных, нигде нет... (29)Про­бо­вал са­жать — одно лето по­цве­тут, а на сле­ду­ю­щее уже нигде не всхо­дят.

(30)Вот тут и гляди во­круг, думай, пре­жде чем худое слово уро­нить на землю, пре­жде чем оскор­бить рас­те­ние и бла­го­дать вся­кую.

(По В. Аста­фье­ву)

За­да­ние 21

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное вы­ра­же­ние «с какой стати?» в пред­ло­же­нии 27 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те это слово.

(1)Од­на­ж­ды ве­сен­ним днём пас­са­жир­ский поезд с гро­хо­том и ляз­гом нёсся по при­го­ро­ду Токио. (2)Наш вагон был от­но­си­тель­но пуст — в нём ехали не­сколь­ко до­мо­хо­зя­ек с детьми и по­жи­лые люди.

(3)На оче­ред­ной стан­ции двери ва­го­на от­кры­лись, и не­ожи­дан­но спо­кой­ствие было на­ру­ше­но муж­чи­ной, ко­то­рый бук­валь­но вва­лил­ся в наш вагон, вы­кри­ки­вая ру­га­тель­ства. (4)Он был круп­но­го те­ло­сло­же­ния, одет в ра­бо­чий ком­би­не­зон. (5)Вы­крик­нув что-то, он с во­ин­ствен­ным видом на­пра­вил­ся к жен­щи­не с ребёнком.

(6)Поезд тро­нул­ся, на­хо­див­ши­е­ся в ва­го­не пас­са­жи­ры за­мер­ли от стра­ха. (7)Я встал. (8)Тогда, два­дцать лет назад, я был молод и в хо­ро­шей спор­тив­ной форме. (9)По­след­ние три года я ре­гу­ляр­но за­ни­мал­ся ай­ки­до — япон­ской борь­бой. (10)Мне нра­ви­лась эта борь­ба, но моя вы­уч­ка не была про­ве­ре­на в на­сто­я­щем бою.

— (11)Вот оно! — ска­зал я себе, под­ни­ма­ясь. — (12)Люди в опас­но­сти. (13)Если я быст­ро не пред­при­му что-ни­будь, кто-то может по­стра­дать.

(14)Видя, что я встал на ноги, муж­чи­на понял, что ему есть на кого на­пра­вить свой гнев.

— (15)Ага! — за­орал он. — (16)Ино­стра­нец! (17)Тебе нужно по­учить­ся япон­ским ма­не­рам! (18)Сей­час я про­учу тебя! — (19)Он при­го­то­вил­ся на­бро­сить­ся на меня.

(20)За какую-то долю се­кун­ды до того, как он дви­нул­ся с места, кто-то крик­нул: «Эй!» (21)Мы уста­ви­лись на ма­лень­ко­го по­жи­ло­го япон­ца. (22)Ему явно было за семь­де­сят; этот не­боль­шо­го роста джентль­мен сидел в своем без­уко­риз­нен­но чи­стом ки­мо­но. (23)Он не об­ра­тил ни­ка­ко­го вни­ма­ния на меня, но его лицо лу­чи­лось нав­стре­чу ра­бо­тя­ге, слов­но у него был какой-то очень важ­ный сек­рет, ко­то­рым он со­би­рал­ся, ви­ди­мо, с ним по­де­лить­ся.

— (24)Иди-ка сюда, — об­ра­тил­ся ста­рик к за­би­я­ке и по­ма­хал ему рукой. — (25)Иди сюда и по­го­во­ри со мной.

(26)Муж­чи­на встал перед ста­рым че­ло­ве­ком, во­ин­ствен­но рас­ста­вив ноги, его крик за­глу­шал стук колёс.

— (27)С какой это стати я стану с тобой раз­го­ва­ри­вать?

(28)Ста­рик про­дол­жал лу­че­зар­но улы­бать­ся.

— (29)Ты едешь домой? — спро­сил он, и его глаза за­све­ти­лись лю­бо­пыт­ством.

— (30)Тебя это не ка­са­ет­ся! — про­ры­чал тот в ответ.

— (31)О, это пре­крас­но, — от­ве­тил ста­рик. — (32)Каж­дый вечер мы с женой (ей семь­де­сят шесть) идём в сад и са­дим­ся на де­ре­вян­ную ска­мей­ку. (33)Мы на­блю­да­ем за за­ка­том и смот­рим, как по­жи­ва­ет наша хурма. (34)Это де­ре­во по­са­дил ещё мой пра­де­душ­ка, и жена с удо­воль­стви­ем уха­жи­ва­ет за ним, толь­ко бес­по­ко­ит­ся, опра­вит­ся ли оно от про­шло­год­них мо­ро­зов. (35)Од­на­ко наше де­ре­во пе­ре­нес­ло всё даже лучше, чем я ожи­дал. (36)Очень при­ят­но на­блю­дать за ним, и мы с удо­воль­стви­ем про­во­дим ве­че­ра на улице, даже если идёт дождь! — (37)Он взгля­нул на ра­бо­тя­гу, в гла­зах его горел озор­ной огонёк.

(38)Когда муж­чи­на вслу­ши­вал­ся в слова ста­ри­ка, его лицо на­ча­ло по­сте­пен­но смяг­чать­ся, а ку­ла­ки мед­лен­но раз­жа­лись.

— (39)Да, — ска­зал он. — (40)Я тоже люблю хурму… — (41)Его голос стих.

— (42)По­ни­маю, — ска­зал ста­рик, — и я уве­рен, что у тебя пре­крас­ная жена.

— (43)Нет, — от­ве­тил тру­дя­га. — (44)Моя жена умер­ла. — (45)Тихо по­ка­чи­ва­ясь вме­сте с по­ез­дом, огром­ный де­ти­на начал ры­дать. — (46)У меня нет жены, у меня нет дома, у меня нет ра­бо­ты. (47)Мне так горь­ко и стыд­но за себя. — (48)По его щекам ка­ти­лись слёзы, спазм от­ча­я­ния про­бе­жал по телу.

— (49)Да, — го­во­рил ста­рик, — ты дей­стви­тель­но ока­зал­ся в тяжёлом по­ло­же­нии. (50)При­сядь сюда и рас­ска­жи мне всё.

(51)Поезд подошёл к моей стан­ции, и я вышел из ва­го­на. (52)То, чего я хотел до­стичь ку­ла­ка­ми, было со­вер­ше­но доб­ры­ми сло­ва­ми.

(По Терри Доб­со­ну)

За­да­ние 22

За­ме­ни­те про­сто­реч­ное слово «под­дал» из пред­ло­же­ния 13 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те это слово.

(1)Ста­ри­чок с длин­ной седой бо­ро­дой сидел на ска­мей­ке и зон­ти­ком чер­тил что-то на песке.

— (2)По­двинь­тесь, — ска­зал ему Пав­лик и при­сел на край.

(3)Ста­рик по­дви­нул­ся и, взгля­нув на крас­ное сер­ди­тое лицо маль­чи­ка, ска­зал:

— (4)С тобой что-то слу­чи­лось?

— (5)Ну и ладно! (6)А вам-то что? — по­ко­сил­ся на него Пав­лик.

— (7)Мне ни­че­го. (8)А вот ты сей­час кри­чал, пла­кал, ссо­рил­ся с кем-то…

— (9)Ещё бы! — сер­ди­то бурк­нул маль­чик. — (10)Я скоро со­всем убегу из дома. (11)Из-за одной Ленки убегу. — (12)Пав­лик сжал ку­ла­ки. — (13)Я ей сей­час чуть не под­дал хо­ро­шень­ко! (14)Ни одной крас­ки не даёт! (15)А у самой сколь­ко!

— (16)Не даёт? (17)Ну, из-за этого убе­гать не стоит.

— (18)Не толь­ко из-за этого. (19)Ба­буш­ка за одну мор­ков­ку из кухни меня про­гна­ла.

(20)Пав­лик за­со­пел от обиды.

— (21)Пу­стя­ки! — ска­зал ста­рик. — (22)Один по­ру­га­ет, дру­гой по­жа­ле­ет.

— (23)Никто меня не жа­ле­ет! — крик­нул Пав­лик. — (24)Брат на лодке едет ка­тать­ся, а сам меня брать не хочет. (25)Я ему го­во­рю: (26)«Возь­ми лучше, всё равно я от тебя не от­ста­ну, вёсла утащу, в лодку за­ле­зу!»

(27)Пав­лик стук­нул ку­ла­ком по ска­мей­ке и вдруг за­мол­чал.

— (28)А по­че­му вы всё спра­ши­ва­е­те?

(29)Ста­рик раз­гла­дил длин­ную бо­ро­ду.

— (30)Я хочу тебе по­мочь. (31)Есть такое вол­шеб­ное слово… (32)Я скажу тебе это слово. (33)Но помни: го­во­рить его надо тихим го­ло­сом, глядя прямо в глаза… (34)Помни — тихим го­ло­сом, глядя прямо в глаза тому, с кем го­во­ришь …

— (35)А какое слово?

(36)Ста­рик на­кло­нил­ся к са­мо­му уху маль­чи­ка и про­шеп­тал что-то.

— (37)Я по­про­бую, — усмех­нул­ся Пав­лик, — я сей­час же по­про­бую. — (38)Он вско­чил и по­бе­жал домой.

(39)Лена си­де­ла за сто­лом и ри­со­ва­ла, но, уви­дев, что к ней при­бли­жа­ет­ся брат, она сей­час же сгреб­ла крас­ки в кучу и на­кры­ла рукой. (40)«Разве такая поймёт вол­шеб­ное слово!» — с до­са­дой по­ду­мал маль­чик, но всё же подошёл к сест­ре, по­тя­нул её за рукав и, глядя ей в глаза, тихим го­ло­сом ска­зал:

— (41)Лена, дай мне одну крас­ку… по­жа­луй­ста…

(42)Лена ши­ро­ко рас­кры­ла глаза, паль­цы её раз­жа­лись, и, сни­мая руку со стола, она смущённо про­бор­мо­та­ла:

— (43)Какую тебе?

— (44)Мне синюю, — робко ска­зал Пав­лик.

(45)Он взял крас­ку, по­дер­жал её в руках, по­хо­дил с ней по ком­на­те и отдал сест­ре. (46)Ему не нужна была крас­ка. (47)Он думал те­перь толь­ко о вол­шеб­ном слове.

(48)«Пойду к ба­буш­ке. (49)Она как раз го­то­вит обед. (50)Про­го­нит или нет?» (51)Пав­лик от­во­рил дверь в кухню. (52)Ста­руш­ка сни­ма­ла с про­тив­ня го­ря­чие пи­рож­ки.

(53)Внук под­бе­жал к ней, обе­и­ми ру­ка­ми по­вер­нул к себе её лицо, за­гля­нул в глаза и про­шеп­тал:

— (54)Дай мне ку­со­чек пи­рож­ка… по­жа­луй­ста.

(55)Ба­буш­ка вы­пря­ми­лась. (56)Вол­шеб­ное слово так и за­си­я­ло в каж­дой мор­щин­ке, в гла­зах, в улыб­ке.

— (57)Го­ря­чень­ко­го за­хо­тел, го­луб­чик мой! — при­го­ва­ри­ва­ла она, вы­би­рая самый луч­ший, ру­мя­ный пи­ро­жок.

(58)Пав­лик под­прыг­нул от ра­до­сти и рас­це­ло­вал её в обе щеки.

(59)«Вол­шеб­ник! Вол­шеб­ник!» — по­вто­рял он про себя, вспо­ми­ная ста­ри­ка. (60)За обе­дом Пав­лик сидел при­тих­ший и при­слу­ши­вал­ся к каж­до­му слову брата. (61)Когда брат ска­зал, что по­едет ка­тать­ся на лодке, Пав­лик по­ло­жил руку на его плечо и ти­хонь­ко по­про­сил:

— (62)Возь­ми меня, по­жа­луй­ста.

(63)За сто­лом все за­мол­ча­ли, а брат под­нял брови и усмех­нул­ся.

— (64)Возь­ми его, — вдруг ска­за­ла сест­ра. — (65)Что тебе стоит!

— (66)Ну, от­че­го же не взять? — улыб­ну­лась ба­буш­ка. — (67)Ко­неч­но, возь­ми.

— (68)По­жа­луй­ста, — по­вто­рил Пав­лик.

(69)Брат гром­ко за­сме­ял­ся, по­тре­пал маль­чи­ка по плечу, взъеро­шил ему во­ло­сы:

— (70)Эх ты, пу­те­ше­ствен­ник! (71)Ну ладно, со­би­рай­ся!

(72)«По­мог­ло! (73)Опять по­мог­ло!» (74)Пав­лик вы­ско­чил из-за стола и по­бе­жал на улицу. (75)Ни на ска­мей­ке, ни во всём пу­стын­ном скве­ре ста­ри­ка не было. (76)И толь­ко на песке оста­лись на­чер­чен­ные зон­ти­ком не­по­нят­ные знаки.

(По В. Осе­е­вой)

За­да­ние 23

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «стре­мглав» в пред­ло­же­нии 31 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те это слово.

(1)Вспо­ми­ная все обиды, нанесённые ей, со­ба­ка не до­ве­ря­ла людям, ко­то­рые хо­те­ли её при­лас­кать, под­жав хвост, убе­га­ла, а ино­гда со зло­бой на­бра­сы­ва­лась на них, пы­та­ясь уку­сить.

(2)При­е­хав­шие дач­ни­ки были очень доб­ры­ми лю­дь­ми, а то, что они были да­ле­ко от го­ро­да, ды­ша­ли хо­ро­шим воз­ду­хом, ви­де­ли во­круг себя всё зелёным, го­лу­бым и без­злоб­ным, де­ла­ло их ещё доб­рее. (3)Теп­лом вхо­ди­ло в них солн­це и вы­хо­ди­ло сме­хом и рас­по­ло­же­ни­ем ко всему жи­ву­ще­му. (4)Спер­ва они хо­те­ли про­гнать со­ба­ку, по­то­му что она ры­ча­ла при их при­бли­же­нии и пы­та­лась уку­сить, но потом при­вык­ли и ино­гда по утрам вспо­ми­на­ли:

— (5)А где же наша Ку­са­ка? (6)И это новое имя "Ку­са­ка" так и оста­лось за ней.

(7)С каж­дым днем Ку­са­ка на один шаг умень­ша­ла про­стран­ство, от­де­ляв­шее её от людей, при­смат­ри­ва­лась к их лицам и усва­и­ва­ла их при­выч­ки. (8)Лёля окон­ча­тель­но ввела её в счаст­ли­вый круг от­ды­ха­ю­щих и ве­се­ля­щих­ся людей.

(9)Де­воч­ка звала со­ба­ку к себе:

— (10)Ку­сач­ка, пойди ко мне! (11)Ну, хо­ро­шая, ну, милая, пойди! (12)Са­ха­ру хо­чешь?(13) Ну, пойди же!

(14)Но Ку­са­ка не шла: бо­я­лась. (15)И осто­рож­но, го­во­ря так лас­ко­во, как это можно было, Лёля по­дви­га­лась к со­ба­ке и сама бо­я­лась: вдруг уку­сит.

— (16)Я тебя люблю, Ку­сач­ка, я тебя очень люблю. (17)У тебя такой хо­ро­шень­кий носик и такие вы­ра­зи­тель­ные глаз­ки. (18)Ты не ве­ришь мне, Ку­сач­ка?

(19)И Ку­сач­ка по­ве­ри­ла: вто­рой раз в своей жизни пе­ре­вер­ну­лась на спину и за­кры­ла глаза, не зная, уда­рят её или при­лас­ка­ют. (20)Но её при­лас­ка­ли. (21)Ма­лень­кая тёплая рука при­кос­ну­лась не­ре­ши­тель­но к шер­ша­вой го­ло­ве и, слов­но это было зна­ком не­от­ра­зи­мой вла­сти, сво­бод­но и смело за­бе­га­ла по всему шер­сти­сто­му телу, тор­мо­ша, лас­кая и ще­ко­ча.

— (22)Мама, дети! (23)Гля­ди­те: я лас­каю Ку­са­ку!

(24)Когда при­бе­жа­ли дети, шум­ные, звон­ко­го­ло­сые, быст­рые и свет­лые, как ка­пель­ки раз­бе­жав­шей­ся ртути, Ку­са­ка за­мер­ла от стра­ха и бес­по­мощ­но­го ожи­да­ния: она знала, что, если те­перь кто-ни­будь уда­рит её, она уже не в силах будет впить­ся в тело обид­чи­ка сво­и­ми ост­ры­ми зу­ба­ми: у неё от­ня­ли её не­при­ми­ри­мую злобу. (25)И когда все на­пе­ре­рыв стали лас­кать её, она долго ещё вздра­ги­ва­ла при каж­дом при­кос­но­ве­нии лас­ка­ю­щей руки, и ей боль­но было от не­при­выч­ной ласки, слов­но от удара.

(26)Но те­перь не про­хо­ди­ло часа, чтобы кто-ни­будь из под­рост­ков или детей не кри­чал:

— (27)Ку­сач­ка, милая Ку­сач­ка, по­иг­рай! (28)И Ку­сач­ка вер­те­лась, ку­выр­ка­лась и па­да­ла при не­смол­ка­е­мом весёлом хо­хо­те. (29)Её хва­ли­ли и жа­ле­ли толь­ко об одном, что при по­сто­рон­них людях, при­хо­див­ших в гости, она не хочет по­ка­зать своих штук и убе­га­ет в сад или пря­чет­ся под де­ре­вян­ной тер­ра­сой.

(30)Всею своею со­ба­чьей душою рас­цве­ла Ку­са­ка, и это из­ме­ни­ло её до не­узна­ва­е­мо­сти. (31)У неё было имя, на ко­то­рое она стре­мглав не­с­лась из зелёной глу­би­ны сада; она при­над­ле­жа­ла людям и могла им слу­жить. (32)Разве не­до­ста­точ­но этого для сча­стья со­ба­ки? (33)Длин­ная шерсть, пре­жде ви­сев­шая ры­жи­ми, су­хи­ми кос­ма­ми и на брюхе вечно по­кры­тая за­сох­шею гря­зью, очи­сти­лась, по­чер­не­ла и стала лос­нить­ся, как атлас.

(34)Но страх, на­вер­ное, не со­всем ещё вы­па­рил­ся огнём ласк из её серд­ца, и вся­кий раз при виде людей, при их при­бли­же­нии, она те­ря­лась и ждала по­бо­ев. (35)И долго ещё вся­кая ласка ка­за­лась ей не­ожи­дан­но­стью, чудом, ко­то­ро­го она не могла по­нять и на ко­то­рое она не могла от­ве­тить, по­то­му что не умела лас­кать­ся. (36)Един­ствен­ное, что могла Ку­са­ка, это упасть на спину, за­крыть глаза и слег­ка за­виз­жать. (37)Но этого было мало, это не могло вы­ра­зить её вос­тор­га, бла­го­дар­но­сти и любви.

(По Л. Ан­дре­еву)

За­да­ние24

За­ме­ни­те про­сто­реч­ное слово «вдо­сталь» в пред­ло­же­нии 5 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Между двумя де­ре­вень­ка­ми рас­ки­нул­ся мо­гу­чий ко­со­гор.

(2)Од­на­ж­ды по­се­ли­лась в ча­що­бе ко­со­го­ра, по­жа­луй, одна из самых скрыт­ных зве­ру­шек — бе­ло­гру­дая ку­ни­ца. (3)Вско­ре у неё по­яви­лись детки. (4)Мать грела их своим телом, об­ли­зы­ва­ла каж­до­го до блес­ка и, когда ма­лы­ши чуть под­рос­ли, стала до­бы­вать для них еду. (5)Она была за­бот­ли­вой ма­те­рью и вдо­сталь снаб­жа­ла едой кунят.

(6)Но как-то Бе­ло­груд­ку вы­сле­ди­ли мест­ные маль­чиш­ки, спу­сти­лись за нею по ко­со­го­ру, при­та­и­лись. (7)Бе­ло­груд­ка долго пет­ля­ла по лесу, пе­ре­ма­хи­вая с де­ре­ва на де­ре­во, потом ре­ши­ла, что люди ушли, и вер­ну­лась к гнез­ду.

(8)Но за ней сле­ди­ло не­сколь­ко че­ло­ве­че­ских глаз. (9)Бе­ло­груд­ка не по­чув­ство­ва­ла при­сут­ствия людей, по­то­му что кор­ми­ла ма­лы­шей и ни на что не об­ра­ща­ла вни­ма­ния.

(10)Корм до­бы­вать ста­но­ви­лось всё труд­ней. (11)Вб­ли­зи гнез­да его уже не было, и ку­ни­ца пошла к боль­шо­му бо­ло­ту за озе­ром. (12)Там она пой­ма­ла сойку и, ра­дост­ная, по­мча­лась к сво­е­му гнез­ду.

(13)Гнез­до было пу­стое. (14)Бе­ло­груд­ка вы­ро­ни­ла из зубов птицу, что до­бы­ла с таким тру­дом, мет­ну­лась вверх по ели, потом вниз, потом опять к гнез­ду, хитро упря­тан­но­му в гу­стом ело­вом лап­ни­ке. (15)Детёнышей не было. (16)Если бы она умела кри­чать — за­кри­ча­ла бы.

(17)К ве­че­ру Бе­ло­груд­ка вы­сле­ди­ла, что её детёнышей унес­ли в де­рев­ню, и нашла дом, где их дер­жа­ли. (18)До рас­све­та она ме­та­лась возле дома, ча­са­ми си­де­ла на черёмухе, под окном, слу­ша­ла, не за­пи­щат ли ма­лы­ши.

(19)На сле­ду­ю­щий день Бе­ло­груд­ка про­кра­лась на се­но­вал и оста­лась там до рас­све­та, а днём уви­де­ла своих ма­лы­шей. (20)Маль­чиш­ка вынес их в ста­рой шапке на крыль­цо и стал иг­рать с ними, пе­ре­во­ра­чи­вая квер­ху брюш­ка­ми, щёлкая их по носу. (21)При­шли ещё маль­чиш­ки, стали кор­мить ма­лы­шей сырым мясом. (22)На крыль­цо вышел хо­зя­ин и, по­ка­зы­вая на кунят, ска­зал:

— (23)Зачем му­ча­е­те зве­ру­шек? (24)От­не­си­те в гнез­до. (25)Про­па­дут.

(26)Потом был тот страш­ный день, когда Бе­ло­груд­ка снова за­та­и­лась на сарае и снова ждала маль­чи­шек. (27)Они по­яви­лись на крыль­це и о чём-то спо­ри­ли. (28)Один из них вынес ста­рую шапку, за­гля­нул в неё:

— (29)Э, подох один…

(30)В ту же ночь на селе было при­ду­ше­но осо­бен­но много цып­лят и кур, а в край­них домах, рас­по­ло­жен­ных ближе к лесу, птица вовсе вы­ве­лась.

(31)Долго не могли узнать на селе, кто это раз­бой­ни­ча­ет но­ча­ми. (32)Но Бе­ло­груд­ка стала по­яв­лять­ся у домов даже днём — её вы­сле­ди­ли и ра­ни­ли из ружья. (33)Ку­ни­ца вре­мен­но ис­чез­ла, но когда она по­пра­ви­лась и окреп­ла, то снова при­ш­ла к тому дому, куда её будто на по­во­де тя­ну­ло. (34)Она ещё, ко­неч­но, не знала, что взрос­лые ве­ле­ли детям от­не­сти кунят об­рат­но в гнез­до, но без­за­бот­ные маль­чиш­ки по­ле­ни­лись лезть в лес­ную ча­що­бу, бро­си­ли ма­лы­шей возле леса и ушли.

(35)Бе­ло­груд­ка со­всем рас­сви­ре­пе­ла и стала по­яв­лять­ся у домов даже днём и рас­прав­лять­ся со всем, что было ей под силу. (36)Её всё же из­ло­ви­ли и по­са­ди­ли в ящик, где она грыз­ла доски, кро­ши­ла щепу. (37)Но мест­ный охот­ник ска­зал:

— (38)Ку­ни­ца не ви­но­ва­та. (39)Её оби­де­ли, — и вы­пу­стил зверь­ка на волю.

(40)До сих пор пом­нят в де­рев­не Бе­ло­груд­ку. (41)До сих пор здесь стро­го велят ре­бя­там, чтобы не смели тро­гать детёнышей зве­ру­шек и птиц. (42)Спо­кой­но живут вб­ли­зи от жилья, на кру­том ле­си­стом ко­со­го­ре белки, лисы, раз­ные птицы и зве­руш­ки. (43)И когда я бываю в этом селе, думаю одно и то же: «Вот если бы таких ко­со­го­ров было по­боль­ше возле наших сёл и го­ро­дов!»

(По В. П. Аста­фье­ву)

За­да­ние 25

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное вы­ра­же­ние «сломя го­ло­ву» в пред­ло­же­нии 13 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Толик по­смот­рел на небо. (2)Низко над го­ро­дом пла­ва­ли чёрные тучи. (3)Толик вгля­дел­ся по­луч­ше. (4)Это был дым, ко­то­рый под­ни­мал­ся всё выше и выше.

— (5)Что это? — спро­сил Толик, и серд­це его дрог­ну­ло.

— (6)Горит, — рас­се­ян­но от­ве­тил отец, думая о своём.

— (7)Что горит?

— (8)Как будто вы­се­лен­ная де­рев­ня за го­ро­дом.

— (9)Что? — вски­нул­ся Толик. — (10)Тёмка! (11)Там Тёмка!

(12)Толик ри­нул­ся вперёд, вы­ско­чил на мо­сто­вую и по­бе­жал изо всех сил. (13)Он нёсся сломя го­ло­ву так, как не бегал ни­ко­гда в жизни. (14)Он мчал­ся как бе­ше­ный, не думая ни о чём, кроме Тёмки. (15)Рядом по­ка­за­лась чья-то тень, ко­то­рая вы­рва­лась вперёд. (16)Он узнал отца.

(17)Го­ре­ло с той сто­ро­ны, где ещё утром были дома. (18)Там гу­де­ло бе­ше­ное пламя, вы­ры­ва­лись ог­нен­ные плащи с чёрной дым­ной кай­мой, гул­ки­ми зал­па­ми взле­та­ли ввысь ог­нен­ные угли. (19)Пламя стре­ми­лось ввысь, и кру­ти­лось крас­ны­ми смер­ча­ми, и пе­ре­бе­га­ло с крыши на крышу, а де­ре­вян­ные до­миш­ки, про­сох­шие на­сквозь за много лет жизни, вспы­хи­ва­ли, как спи­чеч­ные ко­роб­ки, один за дру­гим.

(20)По­жар­ные впу­стую ме­та­ли в огонь ост­рые во­дя­ные стре­лы: вода ис­па­ря­лась, не до­ле­тая до крыш.

— (21)Там маль­чик! — кри­чал отец. — (22)Там маль­чик!

(23)Толик раз­гля­дел, как в дыму, оку­тав­шем окрест­но­сти, к дому ри­ну­лись, рас­кру­чи­вая на ходу шлан­ги, двое по­жар­ных в кас­ках и подъ­е­ха­ла ещё одна ма­ши­на. (24)Но по­жар­ные бе­жа­ли мед­лен­нее, по­то­му что их за­дер­жи­вал тяжёлый шланг, и Толик с отцом обо­гна­ли их.

(25)Рядом с Тёмки­ным домом стоял сухой то­поль. (26)Он уже горел вовсю, слов­но факел. (27)Сго­рев­шие ветки крас­ны­ми чер­вяч­ка­ми па­да­ли на крышу, и крыша вспых­ну­ла на гла­зах у То­ли­ка, за­ня­лась в одно мгно­ве­нье.

— (28)Назад! — крик­нул отец. — (29)Не­мед­лен­но назад!

(30)Но Толик мот­нул го­ло­вой. (31)Со­брав силы, он ки­нул­ся вперёд и, обо­гнав отца, вско­чил в дом. (32)Ды­шать стало нечем, и горло разъ­едал едкий дым. (33)Толик на ощупь про­брал­ся к кро­ва­ти, по­тро­гал мат­рас. (34)Тёмки не было.

(35)Каш­ляя, маль­чик вы­ско­чил из из­буш­ки и тут же уви­дел Тёмку.

(36)На­ки­нув на го­ло­ву курт­ку, тот пол­зал по земле, хва­тал что-то и пря­тал за па­зу­ху — он ловил цып­лят, спа­сая их от огня.

(37)В это время на нём вспых­ну­ла курт­ка. (38)Тёмка сбро­сил её, но тут же крас­ный уголёк — сго­рев­шая то­по­ли­ная ветка — упал ему на ру­баш­ку, и ру­баш­ка за­го­ре­лась.

(39)Отец стре­ми­тель­но ки­нул­ся на Тёмку и при­да­вил его к земле. (40)Потом отец под­нял­ся, схва­тил Тёмку на руки и по­бе­жал к ма­ши­не ско­рой по­мо­щи.

(41)То­ли­ку стало страш­но. (42)Он уви­дел ма­ши­ну с крас­ным кре­стом, со­гну­тую, мок­рую спину отца и но­сил­ки. (43)На но­сил­ках лежал Тёмка. (44)Он лежал как-то стран­но, будто хотел от­жать­ся от но­си­лок.

— (45)Ло­жись! (46)Ло­жись! — го­во­рил ему отец, но Тёмка не­по­слуш­но тряс го­ло­вой, и Толик понял его. (47)Он под­бе­жал к Тёмке и стал вы­тас­ки­вать у него из-за па­зу­хи жёлтых пе­ре­пу­ган­ных цып­лят. (48)Он пря­тал их к себе за ру­баш­ку, раз­гля­ды­вая рану на Тёмки­ной спине, и плача ру­гал­ся:

— (49)Что же ты на­де­лал, юный на­ту­ра­лист!

(50)Толик вгля­ды­вал­ся в Тёмкино осу­нув­ше­е­ся лицо и всё думал: сумел бы он так, не на сло­вах по­жа­леть, как это часто бы­ва­ет, а на самом деле?

(51)Толик за­ви­до­вал Тёме, сво­е­му ге­рой­ско­му то­ва­ри­щу, и гля­дел на него ува­жи­тель­но, будто на взрос­ло­го.

(52)В самом деле, этот пожар как бы раз­де­лил их. (53)Толик остал­ся таким же маль­чиш­кой, как был, а Тёмка сразу стал взрос­лым.

(По А. А. Ли­ха­но­ву)

За­да­ние26

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «за­нят­ная» в пред­ло­же­нии 12 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Ничто не может дать та­ко­го жи­во­го пред­став­ле­ния о про­шлом, какое даёт встре­ча с его со­вре­мен­ни­ком, осо­бен­но с таким свое­об­раз­ным и та­лант­ли­вым, каким был Вла­ди­мир Алек­се­е­вич Ги­ля­ров­ский — че­ло­век не­укро­ти­мой энер­гии и не­удер­жи­мой доб­ро­ты.

(2)Пре­жде всего в Ги­ля­ров­ском по­ра­жа­ла цель­ность и вы­ра­зи­тель­ность его ха­рак­те­ра. (3)Если может су­ще­ство­вать вы­ра­же­ние «жи­во­пис­ный ха­рак­тер», то оно це­ли­ком от­но­сит­ся к Ги­ля­ров­ско­му, ибо он был жи­во­пи­сен во всём: в своей био­гра­фии, в ма­не­ре го­во­рить, в ре­бяч­ли­во­сти, во всей своей внеш­но­сти, в раз­но­сто­рон­ней бур­ной та­лант­ли­во­сти.

(4)Это был весёлый тру­же­ник. (5)Всю жизнь Ги­ля­ров­ский ра­бо­тал: он пе­ре­ме­нил много про­фес­сий — от волж­ско­го бур­ла­ка до актёра и пи­са­те­ля, и в любую ра­бо­ту он все­гда вно­сил на­сто­я­щую рус­скую сно­ров­ку, жи­вость ума и даже не­ко­то­рую удаль.

(6)В окру­жа­ю­щей жизни, ка­жет­ся, не было для него ни од­но­го яв­ле­ния, ко­то­рое не за­слу­жи­ва­ло бы са­мо­го при­сталь­но­го вни­ма­ния. (7)Он ни­ко­гда не был сто­рон­ним на­блю­да­те­лем, он вме­ши­вал­ся в жизнь без огляд­ки и был уве­рен в том, что дол­жен ис­про­бо­вать всё воз­мож­ное, на­учить­ся де­лать всё сво­и­ми ру­ка­ми. (8)Это свой­ство при­су­ще толь­ко боль­шим жиз­не­люб­цам и без­услов­но та­лант­ли­вым людям.

(9)Ги­ля­ров­ский был во­пло­ще­ни­ем того, что мы на­зы­ва­ем «ши­ро­кой на­ту­рой». (10)Это вы­ра­жа­лось у него не толь­ко в не­обык­но­вен­ной щед­ро­сти, доб­ро­те, но и в том, что от жизни Ги­ля­ров­ский тоже тре­бо­вал мно­го­го.

(11)Если кра­со­ты земли, то уж такие, чтобы за­хва­ты­ва­ло дух, если ра­бо­та, то такая, чтобы гу­де­ли руки.

(12)И внеш­ность у Ги­ля­ров­ско­го (я впер­вые уви­дел его уже ста­ри­ком) была за­мет­ная и за­нят­ная. (13)Си­во­усый, с не­мно­го на­смеш­ли­вым взгля­дом, в смуш­ко­вой серой шапке и жу­па­не, он сразу же по­ра­жал со­бе­сед­ни­ка блес­ком сво­е­го раз­го­во­ра, силой тем­пе­ра­мен­та и ясно ощу­ти­мой зна­чи­тель­но­стью сво­е­го об­ли­ка.

(14)Ги­ля­ров­ский про­ис­хо­дил из ис­кон­ной рус­ской семьи, ко­то­рая от­ли­ча­лась стро­ги­ми пра­ви­ла­ми и не­то­роп­ли­вым бытом. (15)Есте­ствен­но, что в такой семье, вос­пи­ты­ва­ясь в ста­рых тра­ди­ци­ях, росли цель­ные, фи­зи­че­ски силь­ные люди. (16)Ги­ля­ров­ский легко ломал паль­ца­ми се­реб­ря­ные рубли и раз­ги­бал же­лез­ные под­ко­вы.

(17)Од­на­ж­ды, бу­дучи уже да­ле­ко не мо­ло­дым че­ло­ве­ком, он при­е­хал по­го­стить к отцу и, желая по­ка­зать свою силу, за­вя­зал узлом ко­чер­гу.

(18) Глу­бо­кий ста­рик отец не на шутку рас­сер­дил­ся на сына за то, что тот пор­тит до­маш­ние вещи, и тут же в серд­цах раз­вя­зал и вы­пря­мил ко­чер­гу.

(19)Есте­ствен­но, че­ло­век та­ко­го раз­ма­ха и свое­об­ра­зия, как Ги­ля­ров­ский, не мог ока­зать­ся вне пе­ре­до­вых людей сво­е­го вре­ме­ни.

(20)С Ги­ля­ров­ским дру­жи­ли Чехов, Куп­рин, Бунин и мно­гие пи­са­те­ли, актёры и ху­дож­ни­ки.

(21)Никто из пи­са­те­лей не знал так все­сто­рон­не Моск­ву, как Ги­ля­ров­ский. (22)Было уди­ви­тель­но, как может па­мять од­но­го че­ло­ве­ка со­хра­нять столь­ко ис­то­рий о людях, ули­цах, рын­ках, церк­вах, пло­ща­дях, те­ат­рах, садах, почти о каж­дом до­ми­ке ста­рой Моск­вы.

(23)Каж­до­му вре­ме­ни нужен свой ле­то­пи­сец, не толь­ко в об­ла­сти ис­то­ри­че­ских со­бы­тий, но и в об­ла­сти быта и укла­да. (24)Ле­то­пись быта с осо­бой рез­ко­стью и зри­мо­стью при­бли­жа­ет к нам про­шлое, по­это­му так ценны для нас рас­ска­зы таких пи­са­те­лей, каким был Ги­ля­ров­ский.

(25)Есть люди, без ко­то­рых труд­но пред­ста­вить себе су­ще­ство­ва­ние об­ще­ства и ли­те­ра­ту­ры, и не важно, много или мало они на­пи­са­ли. (26)Важно, что они жили, что во­круг них ки­пе­ла ли­те­ра­тур­ная и об­ще­ствен­ная жизнь, что вся со­вре­мен­ная им ис­то­рия стра­ны пре­лом­ля­лась в их де­я­тель­но­сти. (27)Важно то, что они опре­де­ля­ли собой своё время.

(28) Таким был Вла­ди­мир Алек­се­е­вич Ги­ля­ров­ский — поэт, пи­са­тель, зна­ток Моск­вы и Рос­сии, че­ло­век боль­шо­го серд­ца, бли­ста­тель­ный об­ра­зец та­лант­ли­во­сти на­ше­го на­ро­да.

(По К. Г. Па­у­стов­ско­му)

За­да­ние 27

За­ме­ни­те про­сто­реч­ное слово «ши­кар­ное» в пред­ло­же­нии 43 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)После зав­тра­ка Миша со­брал­ся уйти, но мама оста­но­ви­ла его:

(2)— Ты куда?

(3)— Пойду прой­дусь.

(4)— На двор?

(5)— И на двор зайду.

(6)— А книги кто уберёт?

(7)— Мне сей­час не­ко­гда.

(8)— Я долж­на за тобой убрать?

(9)— Ладно, — про­бур­чал Миша. (10)— Ты все­гда так: при­ста­нешь, когда у меня каж­дая ми­ну­та рас­счи­та­на!

(11)В шкафу полка Миши вто­рая снизу. (12)Во­об­ще шкаф книж­ный, но он ис­поль­зу­ет­ся од­но­вре­мен­но под бельё и под по­су­ду. (13)Дру­го­го шкафа у них нет.

(14)Миша вы­та­щил книги, подмёл полку са­пож­ной щёткой, по­крыл га­зе­той «Эко­но­ми­че­ская жизнь». (15)3атем усел­ся на полу и, раз­би­рая имев­ши­е­ся в его рас­по­ря­же­нии бо­гат­ства, начал их в по­ряд­ке уста­нав­ли­вать.

(16)Пер­вы­ми он по­ста­вил два тома эн­цик­ло­пе­дии Брок­гау­за и Ефро­на. (17)Это самые цен­ные книги. (18)Если иметь все во­семь­де­сят два тома, то и в школу хо­дить не надо: вы­учил весь сло­варь — вот и по­лу­чил выс­шее об­ра­зо­ва­ние.

(19)3а Брок­гау­зом ста­но­вят­ся «Мир при­клю­че­ний» в двух томах, со­бра­ние со­чи­не­ний Н.В.Го­го­ля в одном томе, Тол­стой — «Дет­ство. От­ро­че­ство. Юность». (20)Марк Твен — «При­клю­че­ния Тома Сой­е­ра».

(21)А это что? (22)Гм! (23)Чар­ская... (24)«Княж­на Джа­ва­ха»... (25)Слез­ли­вая дев­чо­но­чья кни­жон­ка. (26)Толь­ко пе­ре­плёт кра­си­вый. (27)Нужно вы­ме­нять её у Слав­ки на дру­гую. (28)Слав­ка любит книги в кра­си­вых пе­ре­плётах.

(29)С кни­гой в руке Миша влез на под­окон­ник и от­крыл окно. (30)Шум и гро­хот улицы во­рва­лись в ком­на­ту. (31)Во все сто­ро­ны рас­пол­за­лась гро­ма­да раз­но­этаж­ных зда­ний. (32)Решётча­тые же­лез­ные бал­ко­ны ка­за­лись при­леп­лен­ны­ми к ним, как и тон­кие по­жар­ные лест­ни­цы. (ЗЗ)Москва-река ви­лась из­ви­ли­стой го­лу­бой лен­той, опо­я­сан­ной чёрными коль­ца­ми мо­стов. (34)Воз­вы­шал­ся зо­ло­той купол храма Спа­си­те­ля, сияя ты­ся­чью солнц, и за ним Кремль устрем­лял к небу вер­хуш­ки своих башен.

(35)Миша вы­су­нул­ся из окна и крик­нул:

(36)— Слав­ка-а-а!..

(37)В окне тре­тье­го этажа по­явил­ся Слава — бо­лез­нен­ный маль­чик с блед­ным лицом и тон­ки­ми длин­ны­ми паль­ца­ми.

(38)Его драз­ни­ли «бур­жу­ем» за то, что он носил бант, играл на рояле и ни­ко­гда не драл­ся. (39)Его — пе­ви­ца, а отец — глав­ный ин­же­нер фаб­ри­ки имени Сверд­ло­ва, той самой фаб­ри­ки, где ра­бо­та­ют Ми­ши­на мама, Ген­ки­на тётка и мно­гие жиль­цы этого дома. (40) Фаб­ри­ка долго сто­я­ла, а те­перь она го­то­вит­ся к пуску.

(41)— Слав­ка, — крик­нул Миша, — давай ме­нять­ся! (42)— Он по­тряс кни­гой. (43)Ши­кар­ное про­из­ве­де­ние! (44)«Княж­на Джа­ва­ха». (45)3ачи­та­ешь­ся!

(46)— У меня есть эта книга.

(47)— Не­важ­но. (48)Смот­ри, какая об­лож­ка! (49)А? (50)Ты мне дай, по­жа­луй­ста, «Овода».

(51)— «Овода» не дам, даже не проси!

(52)— Потом сам по­про­сишь, но уже не по­лу­чишь...

(53)— Ты когда во двор вый­дешь? — спро­сил Слава.

(54)— Скоро.

(55)— При­хо­ди к Генке, я буду у него.

(56)— Ладно.

(57) Миша слез с окна, по­ста­вил книгу на полку. (58)Пусть по­сто­ит, пока осе­нью в школе он её об­ме­ня­ет на что-ни­будь по­важ­нее, по­доб­ное тому, что уже стоит у него на полке. (59)Вот они — эти кни­жеч­ки! (60)«Ко­жа­ный чулок», «Всад­ник без го­ло­вы», «Во­семь­де­сят тысяч вёрст под водой», «В де­брях Аф­ри­ки»... (61)Ков­бои, пре­рии, ин­дей­цы, му­стан­ги...

(62)Так. (бЗ)Те­перь учеб­ни­ки: Кисёлев, Рыб­кин, Кра­е­вич, Ша­пош­ни­ков и Валь­цев, Гле­зер и Пет­цольд... (64)В про­шлом году их редко при­хо­ди­лось от­кры­вать. (65)Когда в школе не было дров и в замёрзших паль­цах не дер­жал­ся мел, ре­бя­та хо­ди­ли туда из-за пу­стых, но го­ря­чих да­ро­вых щей. (66)Не толь­ко, ко­неч­но, во щах было дело — учить­ся тоже хо­те­лось, но труд­но было учить­ся су­ро­вой го­лод­ной зимой ты­ся­ча де­вять­сот два­дцать пер­во­го года.

(По А.Н. Ры­ба­ко­ву)

За­да­ние 28

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «страш­но» в пред­ло­же­нии 41 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Зоя Алек­се­ев­на, пер­вая учи­тель­ни­ца Ки­рил­ла, жила в ста­ром двух­этаж­ном доме, на пер­вом этаже. (2)Рань­ше, дав­ным-давно, Ки­рилл не раз бывал здесь. (3)И сей­час, очу­тив­шись вновь в этой квар­ти­ре, три­на­дца­ти­лет­ний под­ро­сток на миг по­чув­ство­вал себя тре­тье­класс­ни­ком, при­бе­жав­шим сюда ра­зу­чи­вать к пер­во­май­ско­му празд­ни­ку песню.

(4)По мяг­ким до­маш­ним по­ло­ви­кам Ки­рилл вслед за своей по­жи­лой учи­тель­ни­цей вошёл в слабо освещённую ком­на­ту. (5)В зна­ко­мую ком­на­ту с пись­мен­ным сто­лом и кни­га­ми, с пи­а­ни­но под вя­за­ной на­кид­кой, с узким тка­не­вым ди­ва­ном...

(6)— Са­дись, Ки­рю­ша… (7)Вот сюда, на диван. (8)А я в крес­ло, — ска­за­ла Зоя Алек­се­ев­на, решив про­дол­жить тот серьёзный раз­го­вор, ко­то­рый они на­ча­ли ещё на улице. (9)— Милый мой, храб­рый, не­пре­клон­ный Ки­рилл! (10)Ты был, ко­неч­но, прав, когда се­год­ня на меня оби­дел­ся, что я на какое-то время по­ве­ри­ла сплет­ням о том, будто это ты украл кошелёк у сту­дент­ки-прак­ти­кант­ки... (11)Но всё-таки прав не «по-вся­ко­му», как ты вы­ра­зил­ся. (12)Ты ещё маль­чик... (13)Не оби­жай­ся, быть маль­чи­ком пре­крас­но. (14)Толь­ко вы, маль­чи­ки, обо всём су­ди­те слиш­ком ре­ши­тель­но. (15)Вы про­сто ещё не зна­е­те, что люди ме­ня­ют­ся... (16)Хотя сами ме­ня­е­тесь каж­дый день...

(17)Ки­рилл не­гром­ко воз­ра­зил:

(18)— Ха­рак­тер, как ни крути, всё равно остаётся...

(19)— И ха­рак­тер ме­ня­ет­ся, и взгля­ды... (20)Да по­смот­ри на себя.

(21)Разве ты был таким? (22)Ты был мол­ча­ли­вый, за­стен­чи­вый и, не оби­жай­ся уж, бо­яз­ли­вый даже. (23)Чуть чего — в слёзы. (24)А те­перь...

(25)— Но я же не стал под­ле­цом! (26)Ой, про­сти­те...

(27)— Ни­че­го. (28)Ко­неч­но, ты не стал. (29)Но бы­ва­ют и горь­кие при­ме­ры... (30)Вот по­смот­ри.

(31)Из ящика пись­мен­но­го стола она до­ста­ла пачку фо­то­гра­фий, нашла нуж­ный сни­мок и про­тя­ну­ла его Ки­рил­лу.

(32)Был сфо­то­гра­фи­ро­ван класс. (33)На­вер­но, тре­тий. (34)Ви­ди­мо, сни­мок был ста­рый: маль­чиш­ки в пи­джа­ках без по­гон­чи­ков, стриж­ки со­всем ко­рот­кие — чуб­чи­ки да ёжики. (35)И Зоя Алек­се­ев­на, си­дя­щая среди ребят, вы­гля­де­ла го­раз­до мо­ло­же.

(36)— Это две­на­дцать лет назад... (37)Взгля­ни на этого маль­чи­ка...

(38)Рядом с Зоей Алек­се­ев­ной сидел маль­чиш­ка с ши­ро­ким улыб­чи­вым ртом и боль­шу­щи­ми тёмными гла­за­ми.

(39)— Все его лю­би­ли, — ска­за­ла Зоя Алек­се­ев­на. (40)— Про­каз­ник был, но доб­рая душа. (41)За мной по пятам ходил, хотя я и страш­но сер­ди­лась ино­гда на него, если он вы­тво­рял какую-ни­будь про­дел­ку... (42)По­лу­чи­ли они квар­ти­ру в дру­гом рай­о­не, а он с клас­сом рас­ста­вать­ся ни в какую не за­хо­тел. (43)Так до конца учеб­но­го года ба­буш­ка и во­зи­ла его через весь город, пока он не перешёл в четвёртый... (44)А в вось­мом он украл из биб­лио­те­ки маг­ни­то­фон. (45)Потом, через два года, целой груп­пой они на­па­ли на пен­си­о­не­ра, огра­би­ли и из­би­ли…

(46)Зоя Алек­се­ев­на осто­рож­но взяла у Ки­рил­ла сни­мок и тихо ска­за­ла:

(47)— И это, Ки­рю­ша, не един­ствен­ный слу­чай, по­это­му, увы, нель­зя быть уве­рен­ным в че­ло­ве­ке до конца. (48)А те­перь взгля­ни сюда. (49)Узнаёшь?

(50)Ки­рилл взгля­нул, и его за­го­ре­лое лицо за­си­я­ло — он даже за­сме­ял­ся от не­ожи­дан­но­сти. (51)Ещё бы не узнать! (52)Это был их тре­тий «В» в май­ском по­хо­де.

(53)— Ви­дишь, Ки­рилл, здесь, в тре­тьем клас­се, вы все хо­ро­шие...

(54)Но ведь, хо­чешь не хо­чешь, кто-то ви­но­ват. (55)Кроме ребят из ва­ше­го клас­са, се­год­ня ни­ко­го у раз­де­вал­ки не было, когда зло­по­луч­ный кошелёк про­пал... — с гру­стью в го­ло­се про­дол­жи­ла Зоя Алек­се­ев­на. (56)— Ты меня упрек­нул в пре­да­тель­стве, когда я по­ве­ри­ла слу­хам о тебе. (57)Но тот, кто украл, тоже пре­дал. (58)Меня. (59)Тебя. (60)Всех ребят. (61)Я рада, что это ока­зал­ся не ты, Ки­рю­ша. (62)Но, стало быть, кто-то дру­гой из твоих од­но­класс­ни­ков, таких оди­на­ко­во хо­ро­ших и милых в дет­стве, ка­ки­ми я вас помню, ока­зал­ся се­год­ня вором и пре­да­те­лем…

(по В. П. Кра­пи­ви­ну)

За­да­ние 29

За­ме­ни­те уста­рев­шее книж­ное слово «воз­да­я­ние» в пред­ло­же­нии 49 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)Отец пришёл домой из­ряд­но вы­мо­тан­ный, но в хо­ро­шем на­стро­е­нии.

(2)— Дитя моё, — об­ра­тил­ся он к сыну, — что же это по­лу­ча­ет­ся? (3)Не успел отец при­ле­теть из ко­ман­ди­ров­ки, как его уже тянут в школу к класс­но­му ру­ко­во­ди­те­лю. (4)По­сре­ди ра­бо­че­го дня! (5)Бред какой-то!

(6)Ки­рилл тут же стал всё объ­яс­нять отцу: что он на самом деле не ви­но­ват, что Ева Пет­ров­на его об­ви­ни­ла не­спра­вед­ли­во, даже не разо­брав­шись в си­ту­а­ции, что его это оби­де­ло и по­это­му он повёл себя не очень веж­ли­во.

(7)— Ева Пет­ров­на твоё се­го­дняш­нее по­ве­де­ние счи­та­ет вы­зы­ва­ю­щим, ужа­са­ю­щим, под­ры­ва­ю­щим ос­но­вы пе­да­го­ги­ки, — доб­ро­душ­но поды­то­жил отец после рас­ска­за сына. (8)Он знал, что Ки­рилл не ви­но­вен, хотя и счи­тал, что тот мог про­явить боль­ше по­ни­ма­ния.

(9)— А ты как счи­та­ешь? — спро­сил Ки­рилл, с лю­бо­пыт­ством глядя на отца. (10)Од­на­ко отец ни­че­го не от­ве­тил, толь­ко быст­рее за­хо­дил по ком­на­те из угла в угол.

(11)Ки­рилл снис­хо­ди­тель­но вздох­нул:

(12)— Труд­ное у тебя, папа, по­ло­же­ние. (13)Со­гла­сить­ся с Евой Пет­ров­ной тебе со­весть не поз­во­ля­ет. (14)А ска­зать, что твой сын прав и что он ни в чём не ви­но­ват, не­пе­да­го­гич­но. (15)Да?

(16)Отец гром­ко воз­ра­зил:

(17)— Не го­ро­ди че­пу­ху, сынок! (18)«Пе­да­го­гич­но, не­пе­да­го­гич­но»… (19)Ты же по­ни­ма­ешь, что не в пе­да­го­ги­ке дело, а в че­ло­ве­че­ских от­но­ше­ни­ях.

(20)— Пап, я вот что хотел спро­сить: как ты ду­ма­ешь, по­че­му наша Ева Пет­ров­на такая? — об­ра­тил­ся к отцу Ки­рилл.

(21)— Какая «такая»? (22)В общем-то, обык­но­вен­ная, — от­ве­тил отец. — (23)На­вер­ное, ты слиш­ком су­ро­во на неё смот­ришь.

(24)— Ага. (25)Ты ещё скажи: «Какое ты име­ешь право об­суж­дать взрос­ло­го че­ло­ве­ка?» (26)А как жить, чтобы не об­суж­дать? (27)Всё равно об­суж­да­ет­ся — не вслух, так в го­ло­ве. (28)И не по­лу­ча­ет­ся по-дру­го­му: мозги-то не от­клю­чишь.

(29)— Ви­дишь ли, Кир... (30)Об­суж­дать и су­дить — раз­ные вещи. (31)Чтобы су­дить, надо по­ни­мать. (32)Ты про­бо­вал по­нять Еву Пет­ров­ну, уста­ю­щую каж­дый день в школе, издёрган­ную хло­по­та­ми в семье? (33)Воз­мож­но, име­ю­щую про­бле­мы со здо­ро­вьем. (34)И тем не менее ра­бо­та­ю­щую с пол­ной от­да­чей. (35)Ради вас.

(36)— Ради нас? (37)А нас она спро­си­ла, нужно ли нам это?

(38)— По­до­жди. (39)Я се­год­ня с ней бе­се­до­вал и вижу: она ис­крен­не убеж­де­на, что по­сту­па­ет пра­виль­но, она отдаёт своей ра­бо­те массу сил.

(40)А то, что она не все­гда вас по­ни­ма­ет, ну что ж...

(41)— Вот ви­дишь! (42)Она не по­ни­ма­ет, а мы долж­ны, да?!

(43)— Ки­рилл, до­ро­гой мой, — мед­лен­но ска­зал отец. (44)— Че­ло­ве­че­ские от­но­ше­ния — это ведь не рынок, где тор­гов­ля и обмен то­ва­ра­ми: ты мне дал столь­ко, а я тебе за это столь­ко... (45)Нель­зя так ме­рить: ты про­явил столь­ко по­ни­ма­ния, и я тебе буду от­ме­рять рав­ную дозу. (46)И с доб­ро­той так нель­зя. (47)И тем более с оби­да­ми. (48)Чем лучше че­ло­век, тем доб­рее он к дру­гим и тем боль­ше по­ни­ма­ет дру­гих людей. (49)По­то­му что он такой сам по себе, а не по­то­му, что ждёт воз­да­я­ния за доб­ро­ту... (50)Кир, ты сей­час не спорь, ты про­сто по­ду­май.

(51)— Ладно, — вздох­нул Ки­рилл.

(52)Отец обнял его за плечи.

(53)— Ты пока дерёшься со злом, с не­спра­вед­ли­во­стью по-муш­кетёрски.

(54)А нель­зя ведь по­сто­ян­но всё в жизни ре­шать, как в бою, на шпа­гах. (55)Че­ло­ве­че­ское по­ни­ма­ние — это, если хо­чешь, тоже мощ­ное ору­жие в борь­бе за спра­вед­ли­вость... (56)Если ты по­ста­ра­ешь­ся по­глуб­же, с по­ни­ма­ни­ем взгля­нуть на свою учи­тель­ни­цу Еву Пет­ров­ну, может, и она ста­нет доб­рее.

(по В. П. Кра­пи­ви­ну)

За­да­ние 30

За­ме­ни­те раз­го­вор­ное слово «орут» в пред­ло­же­нии 63 сти­ли­сти­че­ски ней­траль­ным си­но­ни­мом. На­пи­ши­те этот си­но­ним.

(1)— Начнём, — ска­за­ла Ева Пет­ров­на. (2)— На со­бра­нии на­ше­го клас­са стоит се­год­ня один во­прос. (3)Век­шин бро­сил нам упрёк, что мы не хотим раз­би­рать­ся в си­ту­а­ции с кра­жей ко­шель­ка. (4)Вот и пусть он всё рас­ска­жет, объ­яс­нит, а отряд раз­берётся.

(5)— Какой отряд? — спро­сил Ки­рилл.

(6)— Что? (7)Век­шин, ты о чём? (8)Хо­чешь ска­зать, что здесь нет от­ря­да?

(9)— В от­ря­дах не бы­ва­ет со­бра­ний, — хмуро ска­зал Ки­рилл.

(10)— В от­ря­дах бы­ва­ют сборы.

(11)— Ах вот что! (12)Тогда, Век­шин, мо­жешь счи­тать, что у нас сбор, раз тебе так хо­чет­ся.

(13)— А на сбо­рах ко­ман­ду­ют ре­бя­та, а не учи­те­ля, — не­гром­ко, но упря­мо про­дол­жал Ки­рилл.

(14)— Ве­ли­ко­леп­но! (15)Пусть Че­ре­па­но­ва ко­ман­ду­ет. (16)Она, ка­жет­ся, ещё пред­се­да­тель со­ве­та от­ря­да.

(17)Жень­ка взгля­ну­ла на Ки­рил­ла и по­про­си­ла:

(18)— Ки­рилл, рас­ска­жи...

(19)— Рас­ска­жу, — ото­звал­ся Ки­рилл. (20)По­ду­мал и вышел к доске, обер­нув­шись к клас­су. (21)— Те­перь всё равно... (22)В общем, есть такой Дыба. (23)Амбал лет шест­на­дца­ти. (24)У него ком­па­ния. (25)Жульё вся­кое и шпана. (26)Из­де­ва­лись они над Чир­ком, — объ­яс­нил Ки­рилл и ощу­тил по­до­зри­тель­ное ще­ко­та­ние в горле, пред­ве­щав­шее слёзы. (27)Этого ещё не хва­та­ло! (28)Он пе­рег­лот­нул, отвёл взгляд в сто­ро­ну и стал смот­реть в при­от­кры­тое окно. (29)По­вто­рил:

(30)— Из­де­ва­лись. (31)День­ги вы­ко­ла­чи­ва­ли. (32)Ему надо было Дыбе рубль от­дать, а у него не было. (33)А его бы из­би­ли. (34)Ну и полез Чир­ков в кар­ман сту­дент­ки-прак­ти­кант­ки. (35)А кошелёк по­ло­жить на место не успел. (36)Потом с пе­ре­пу­гу в речку его вы­ки­нул, даже не по­смот­рел, сколь­ко в нём денег. (37)В общем, толь­ко рубль взял, один, ме­тал­ли­че­ский...

(38)Вот и вся ис­то­рия.

(39)Долго было тихо, потом Ку­быш­кин спро­сил:

(40)— А от­ку­да ты узнал?

(41)— Дыба хва­стал рублём. (42)Я до­га­дал­ся. (43)Да Чирок и не от­пи­рал­ся...

(44)— Он со­знал­ся, а ты решил скрыть от нас его вину, — под­ве­ла итог Ева Пет­ров­на. (45)— Но разве то­ва­ри­щи не имеют права всё это знать?

(46)— Да не было у него то­ва­ри­щей, — уста­ло ска­зал Ки­рилл. — (47)Когда ему было плохо, никто из нас о то­ва­ри­ще­стве не вспом­нил, так что о чём тут го­во­рить... (48)Никто же не за­сту­пил­ся за него перед Дыбой, хотя все вме­сте мы могли бы уте­реть нос этой шайке, и ни­че­го бы этого не слу­чи­лось. (49)А как об­суж­дать — сразу «то­ва­ри­щи»...

(50)— По­до­жди-ите, — мед­лен­но, рас­тя­ги­вая слово, про­из­нес­ла Ева Пет­ров­на. (51)— Век­шин, ка­жет­ся, хочет ска­зать, что в от­ря­де нет друж­бы. (52)Так я по­ня­ла?

(53)Ки­рилл кив­нул.

(54)— Какое ты име­ешь право де­лать такие за­яв­ле­ния? (55)Может быть, и осталь­ные со­глас­ны с Век­ши­ным? (56)Рай­ский, ты со­гла­сен?

(57)Олег встал и по­пра­вил очки.

(58)— Ну, Век­шин, в прин­ци­пе, в чём-то прав... (59)Наше объ­еди­не­ние носит фор­маль­ный ха­рак­тер...

(60)Раз­дал­ся смех.

(61)— Не смеш­но! — вдруг резко ска­зал Рай­ский. (62)— Могу проще. (63)Пока на нас орут, мы де­ла­ем, что велят. (64)А без нянь­ки и кнута ни на что не спо­соб­ны.

(65)— Кто ещё хочет вы­ска­зать­ся? — спро­си­ла Ева Пет­ров­на, де­мон­стра­тив­но от­вер­нув­шись от Рай­ско­го.

(66)Вы­ска­зать­ся за­хо­те­ла Элька Мя­ки­ше­ва.

(67)— Бес­со­вест­ный ты, Век­шин! (68)Так го­во­ришь про всех! (69)А у нас такая пи­о­нер­ская ра­бо­та за про­шлый год! (70)Мы ж три­ста писем по­лу­чи­ли со всей стра­ны, если хо­чешь знать. (71)У нас столь­ко дру­зей из раз­ных рес­пуб­лик по пе­ре­пис­ке! (72)У нас вон даже с бол­гар­ски­ми пи­о­не­ра­ми пе­ре­пис­ка на­ла­же­на!

(73)— А Чирок? — ска­зал Ки­рилл.

(74)— Что — Чирок?

(75)— Ему от твоей пе­ре­пис­ки ни жарко ни хо­лод­но! (76)Где был отряд, когда Чирка из­би­ва­ли, а?

(77)— А где был ты? — спро­си­ла Ева Пет­ров­на. (78)— Ты взял на себя роль судьи. (79)А разве ты уже не в от­ря­де?

(80)Но Ки­рилл за­ра­нее знал, что она это спро­сит, и был готов от­ве­тить.

(81)— Нет, я тоже ви­но­ват, — ска­зал он. (82)— Но я хоть не оправ­ды­ва­юсь и не кричу, что у нас везде дру­зья. (83)Дру­зья по пе­ре­пис­ке всюду, а между собой по­дру­жить­ся не умеем — не­пра­виль­но это...

 (по В. П. Кра­пи­ви­ну)

Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Поиск

МАТЕМАТИКА

 
 

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2020 High School Rights Reserved.