logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

Цель мероприятия:

Сформировать простейшие навыки определения горных пород.

Знать основные свойства горных пород.

Уметь видеть красоту камня. 

Ведущий 1: Ребята, вы изучили тему: "Горные породы” и узнали о свойствах горных пород. Назовите свойства горных пород?

Учащиеся: Горные породы отличаются цветом, прозрачностью, блеском, изломом и твердостью.

Ведущий 2: Расскажите об осадочных горных породах.

Учащиеся: они бывают органические, которые состоят из остатков растений и животных. Это – известняки (мел, ракушечник). А так же горючие полезные ископаемые (нефть, газ, уголь). Неорганические, которые делятся на обломочные (щебень, галька, гравий, песок, глина) и химические, к ним относятся (соли, гипс и др.).

Ведущий 1: А знаете ли вы, что камни тоже могут говорить? 

Поэзия в камне.

Мудрецы древней Индии говорили: "Представь алмазный столб высотой от земли до луны. Раз в столетие прилетает крохотная птичка, на долю секунды садится на вершину столба и улетает. Время, за которое коготки этой птички сотрут столб до основания и будет одним мгновением Вечности...”.

Примечательно, что для образного описания самого непостижимого -бесконечности пространства и времени - древние мыслители использовали самый твердый минерал на Земле - алмаз. Впрочем, люди далекие от геологии, минералогии, петрографии, ювелирного дела и смежных с ними наук и специальностей, не употребляют слово "минерал”. Они говорят "камень”. Слово такое же древнее и многомерное, как "земля”, "вода”, "пища”. Камень сопровождал человека всегда - от времен первых кремневых скребков до эпохи синтетических кристаллов. Камень многообразен безмерно - от "лучших друзей девушек” - бриллиантов до булыжника -"оружия пролетариата”. Лалы и яхонты, смарагды и карбункулы Востока -это камни. Брусчатка европейских городов - это камень. Камень - орудие труда и произведение искусства, жилище и оружие и даже еда. Камень - основа цивилизации.

Главное достоинство камня - долговечность. Мы испытываем благоговейный трепет при виде какой-нибудь плошки, которую, возможно, держал в руках наш прадед. Но достаточно на улице посмотреть себе под ноги, чтобы увидеть камни, которые появились здесь задолго до наших самых отдаленных предков и, уж конечно, переживут - нас самих и наших потомков. И самый заурядный с виду камень может оказаться не просто свидетелем истории, но художественной ценностью. Потому что красивы не только ювелирные и поделочные камни, но все. На любом из них может быть пятно, полоска, вкрапление, сеть трещинок и т.д., которые при минимальном "окультуривании” складываются в рисунок. Добавь две-три линии к прожилке, дорисуй один листок - и вот стоит дерево среди поля; контур и пятно в форме человеческого профиля и увидишь именно профиль, а не пятно...

Скептики не признают такие картинки природными рисунками, как деревья на моховых агатах или виды полей и холмов на пейзажных песчаниках. Наверное, они правы. Но, во всяком случае, эти рисунки сделаны в соавторстве с природой. Есть скульптор, режущий из дерева. Для него оно только сырье. А есть любители так называемой лесной пластики. Их фигурки из ветвей и корней, безусловно, рукотворны, но они изначально заданы природной формой тех же коряг и веток. Так и с камнями.

Рисунки на камнях часто требуют комментариев, вызывают потребность выразить некие чувства, спровоцированные ими. Поэтому они сопровождаются стихами, такими же любительскими и "самодельными”, как сами картинки. Предлагаем и то и другое вашему вниманию.

К вопросу о кошках. 

Все странно так: обыденно и томно,
Ну что за блажь, глядеть тебе вослед.
Ты исчезаешь по-кошачьи скромно.
Я снова в дураках, тут спору нет.

Как можно быть пушистою мурлыкой - 
Блестящий глаз и ласковость руки, -
Потом… клянусь, я чуть не стал заикой,
Когда ты в ход пустила коготки.

Балбес наивный! Виноваты книжки, 
Что ты охоту принял за любовь.
Опять с тобой играют в кошки-мышки.
Игрушки кошке, прочим – слезки вновь.

Была на завтрак нежных взглядов пара,
Рагу из мышки будет на обед…
Наверно, прав был баснописец старый, -
Страшнее кошки зверя вовсе нет!

Но я уйду до времени обеда.
Я волю соберу в стальной кулак.
Не всякой кошке суждена победа,
Не всякий мышь – проглоченный дурак.

И сердце снова радостно забьется:
Ура, свобода! Сгинет маета.
И жизнь мне непременно улыбнется
Улыбкою Чеширского Кота.

Тараканище. 

Под жарким солнцем парит воздух
И разлагаются стволы.
Здесь и гигантам нужен роздых,
Тем паче тем, что так малы.

Скребутся лапки по прожилкам,
По веткам, чья горька кора.
Ползи, ползи, козявка, живо,
Покуда не пришла пора:

Стекает липкий сок растений,
Тягучий в этакой жаре.
И ты увяз, пробравшись к тени,
И застываешь в янтаре.

Что время? Вечно безопасно
Теперь решаешь ты вопрос:
Тобой любуются всечасно,
А для потомков – дихлофос…

Критикесса.

Как тягостно нести свой крест:
Быть умной, тонкой и учтивой.
Засилье серости окрест
И желтизною прет от чтива.

Ах, Северянин и Бальмонт!
Стихи изящные не в моде.
Теперь тусуется бомонд
Под сплетни о крутом разводе.

 А Канны? Все расчет и ложь.
А Пулитцер? Юнцов забава.
Порой задумчиво вздохнешь:
"Где матерьял, достойный славы?!”

И взоры вперив в облака
(На что смотреть в подлунном мире?)
Взмахнешь (красивая рука…):
"Милейший, где же мой дайкири?”

Ночная река. 

Несет река лениво воды
Сквозь умирающий закат.
Ко сну готовится природа,
Приходу ночи всякий рад.

Задремлет лодочник усталый, -
За зноем дня пришел покой.
Ему так сладок сон тот малый
Над остывающей рекой.

Назавтра снова солнце встанет,
В глазу господнем яркий зрак,
И новый день в литавры грянет…
Пока же – тишина и мрак.

Мир знает истину простую:
Истает ночь – придет рассвет.
И только коростель тоскует,
Вернется солнце?.. или нет?!

Замок. 

Темнеет замок мрачной глыбой
И громоздятся облака.
Как в нем красиво жить могли бы,
Покуда движется река.

Какие тайные обеты,
Любовь, и кровь, и что там дальше? -
Ночные вздохи: "Рыцарь, где ты?”, -
Без театральности и фальши.

И стук копыт, и шорох платья
(Парча не впитывает слезы!)
Потом по списку, без изъятья:
Тоска, любовь, угрозы, розы.

И вот заламывая руки
Она бежит судьбе навстречу.
И что еще? – проклятья, муки,
Неистовство и теплый вечер.

Или холодный? Край обрыва.
И в голос воют няньки-мамки.
Извольте умирать красиво,
Раз родились в высоком замке!

Споют об этом менестрели, 
Про грусть, горчайшую на свете.
А вы красиво жить хотели?
Не в этот раз… Простите, дети…

Мамонтенок. 

В сколе камня контур темный. 
Зверя этого я знаю.
Он лохматый и огромный
В стаде родичей шагает.

Взором внутренним и древним
(Генной памяти награда)
Вижу, как крадется следом
Пращур мой за темным стадом.

Соплеменники. Охота.
Голод. Пляски (выть и топать!)
Спит ребенок в створе грота:
Ворох шкур, зола и копоть.

Спит лохматый мамонтенок,
Трудно больше в землю вжаться.
Спят звереныш и ребенок,
Так, ребеныш и зверенок.
Одному не просыпаться.

Вспоминая Рокуэлла Кента. 

Зачем, Господь, ты создал это небо
Холодное, холодное, пустое?..
Так далеко на севере я не был, 
Но зачарован этой красотою.

Тяжелых волн свинцовы перекаты
И громоздится лед не белой глыбой.
Негреющее солнце незакатно.
Его поймали в сети, словно рыбу.

Его прибили в небо – просушиться
И просолили руки Рыболова.
И след от гарпуна еще сочится…
Сперва был Холод. Холод, а не Слово.

Вершины неба. 

Холмы окрестные пусты
И зноем выжжена равнина,
Они – ступени и мосты
К жилищу мага-исполина.

Не забредает в эту глушь
Чабан с курчавою отарой.
Здесь нет воды. Здесь степь и сушь.
И древен мир. И воздух старый.

И чем тусклее на земле, 
Тем больше странного над нею:
Лазури нет, но в рыжей мгле
Видения иные зреют.

Я вижу пропастей полет,
Вершины, ледники и кручи,
Искрящий снег, горящий лед
И скалы, что пронзают тучи.

Еще усилье, шаг один
И я найду туда дорогу.
И сам я буду – исполин,
Что вышел людям на подмогу.

Я укажу, я поведу
К вершинам неба нищих духом.
Шепчу в горячечном бреду:
"Да будут облака нам пухом!”

От скупости земных камней
Уйди в небесные жилища.
Ты лишь шагни. Ты лишь посмей.
Ты лишь забудь, что духом нищий…

Горная сосна.

Закатный блик согрел золу
Вершины горной.
Сухие иглы под ногой –
Всего лишь ржа.

Взметнется белка по стволу
Стрелой проворной
И ветка клонится дугой,
Ее держа.

 Что видит там зверек смешной,
В нагорной дали,
Где склоны тенями полны?
Что чует он?

И повстречаться им с луной
Теперь едва ли, -
Безлунный сумрак тишины
Подарит сон.

И лишь цикада на коре
Роняет звуки
И колыбельную прядет
Сто тысяч лет.

А завтра утром на заре
Мне прямо в руки
Сухая шишка упадет.
А может нет.

Обереги. 

Еще одна удивительная особенность камня, какой, пожалуй, не обладают другие природные объекты, - это наличие магических качеств, свойство выступать в роли талисмана, оберега.

Со времен античности талисманами были драгоценные, полудрагоценные и поделочные камни, имевшие, вдобавок, узкую специализацию: агат защищал от козней врагов, берилл предохранял от несчастий в дальних поездках, тигровый глаз предупреждал о появлении хищника (тяжелел), рубин защищал от действия ядов, аметист помогал не пьянеть и т.д. и т.п.

Однако во времена доисторические оберегами служили простые, невзрачные на вид камешки. Обязательным условием было наличие природного отверстия. Наши предки охотно носили такие "подвески” и "кулоны”. Отголоски этих традиций живы до сих пор. Вспомните, кто из нас не копался в прибрежной гальке на морском или речном берегу в надежде отыскать камень с дырочкой!

Это собирание камушков, эта реликтовая тяга к оберегам -неотъемлемая часть воспоминаний детства. Летние каникулы у моря немыслимы без "куриного бога” на веревочке, так же как зимние не бывают без Нового года и запаха мандаринов и хвои.

Мы вырастаем и стесняемся носить на себе "куриный бог”, заменяя его глупой бижутерией. Но стоит приложить каплю воображения, пару капель краски и лака и скромный камушек становится оригинальной подвеской. Отверстие проточила вода, а форма подсказала остальное. Такой оберег полушутя, полусерьезно станет надевать и взрослый. Хотя бы как память о детстве человечества и о своем собственном детстве.

Фото камней.

Вечность в камне. 

В продолжение милой нашему сердцу темы рисунчатых камней предлагаем вам ребята посмотреть более серьезные работы сделанные из камня. Принесенный домой камень, еще недавно лежавший под ногами у обочины дороги, или на речном берегу, или в куче гравия у строящегося дома, ведет себя совершенно так же, как дикий лесной зверек, водворенный против его воли в человеческое жилье - он замыкается в себе и с новыми самозваными хозяевами общаться не собирается... какое-то время. Потом привыкает и далее становится ручным. Вот тогда-то из робкого ожидания и смутной надежды рождается уверенность, что рисунок есть! И сам рисунок появляется на свет.

Но никаким попыткам разумного объяснения не подлежит чудо таинственной взаимосвязи холодного минерала и человеческих рук.

 

Поиск

МАТЕМАТИКА

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.