logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

Во время кругосветного путешествия на борту «Бигля» молодой Дарвин был вынужден поставить под сомнение все имевшиеся у него знания о происхождении живых существ. Это потрясение в итоге привело к выходу знаменитой книги – «Происхождение видов».

Мы часто представляем себе Дарвина седобородым, с чертами достопочтенного старика, то есть каким он предстает на фотографиях, сделанных ближе к концу его жизни. Но разработка теории эволюции восходит к временам его молодости, когда он совершал кругосветное путешествие на борту корабля «Бигль». При отплытии Чарльзу было 26 лет, а вернулся он в 31 год. Самая известная его книга – «Происхождение видов» – вышла, когда Чарльзу исполнилось уже 50. Как признался Дарвин в автобиографии, он не слишком жаловал возрастные изменения: «Как было бы здорово, если бы ученые умирали в 60 лет, так как, проходя этот рубеж, они всегда противятся любой новой теории»!

Подробнее...

Вернувшись в Англию в 1836 году, Дарвин вплотную сел за редактирование и публикацию заметок о своих геологических, зоологических и ботанических наблюдениях. Эта гигантская работа занимала его вплоть до 1846 года. «Дневник изысканий» с подзаголовком «Путешествие на «Бигле» вышел в 1839 году и пользовался большим успехом у публики. Не менее благосклонно оказалась принята его работа о формировании коралловых рифов, опубликованная в 1842 году. В тот же период, в 1839-м, он женился на своей кузине Эмме Веджвуд. Они поселились в городке Даун, к северу от Лондона, где у них родились десять детей.

Начиная с 1837 года, Дарвин начал записывать свои размышления в тетрадь, озаглавленную «Трансмутация видов», где задавался вопросами о постепенных трансформациях видов, которые могли бы объяснить его наблюдения. Он собирал информацию о «вариациях» животных и растений, то есть о разнообразии, которое можно наблюдать внутри одного вида. Он больше не путешествовал, но активно переписывался с животноводами, садоводами и натуралистами со всего мира.

Подробнее...

Параллельно Дарвин продолжал изучение происхождения видов. Он часто обсуждал эту тему с близкими друзьями: ботаником Джозефом Хукером и геологом Чарльзом Лайелем, с которым он подружился после возвращения из путешествия. В июне 1858 года Дарвин получил сообщение от Альфреда Рассела Уоллеса, молодого натуралиста, исследовавшего острова в Юго-Восточной Азии. Уоллес спрашивал мнение Дарвина о проекте своей статьи, которую намеревался опубликовать. Прочитав этот текст, Дарвин впал в отчаяние. В статье Уоллес развивал идею внутривидового отбора, в точности совпадавшую с собственными работами Дарвина. Друзья настаивали на том, чтобы он представил публике краткое резюме своей рукописи одновременно с выходом статьи Уоллеса. Два текста были напечатаны в журнале Linnean Society Лондонского Линнеевского общества, но прошли практически незамеченными. Дарвин торопился завершить свою книгу, которая станет всего лишь кратким изложением будущего труда. «Происхождение видов» вышло из типографии в ноябре 1859 года, спустя 23 года после окончания экспедиции «Бигля».

Подробнее...

Теория Дарвина базируется на данной нам реальности – разнообразии животного мира – и на основополагающей гипотезе – естественном отборе. В XIX веке идеи Дарвина вызвали негодование в обществе, но получили признание у большинства натуралистов.

В первую очередь Дарвин стремился понять истоки богатства растительного и животного мира, того, что мы сегодня называем «биоразнообразием». Зачем мир приютил столько отдельных видов? Почему они так различаются в зависимости от континента? И почему они не одинаковые даже на двух островах, разделенных небольшим проливом? После нескольких лет размышлений он пришел к двум основным идеям. С одной стороны, виды развиваются со временем: меняют форму, поведение и порождают новые виды. С другой стороны, существует механизм, управляющий этими трансформациями, механизм, которому Дарвин дал название «естественный отбор».

Подробнее...

Оригинальное название знаменитой книги Дарвина не «Происхождение видов», а «О происхождении видов посредством естественного отбора, или Сохранение удачливых рас в ходе борьбы за жизнь». Именно здесь появляется знаменитый дарвиновский концепт «борьба за жизнь», ставший впоследствии термином, перенесенным во все сферы, от биологии до социологии и экономики: чтобы выжить, любому организму требуется бороться, и здесь обычно подразумевается «бороться против других». Для читателей, ограничившихся названием, естественный отбор сводится к безжалостной и неизбежной физической борьбе.

Однако для самого Дарвина борьба за существование была всего лишь образом: «Я должен предупредить, что применяю этот термин в широком и метафорическом смысле, включая сюда зависимость одного существа от другого, а также включая (что еще важнее) не только жизнь особи, но и успех в оставлении потомства. Про двух животных из рода Canis можно совершенно верно сказать, что они во время голода борются друг с другом за пищу и жизнь. Но также говорят, что растение на окраине пустыни ведет борьбу за жизнь против засухи, хотя правильнее было бы сказать, что оно зависит от влажности». К тому же необходимо учитывать и косвенные сражения: «Так как омела рассевается птицами, ее существование зависит от них, и, выражаясь метафорически, можно сказать, что она борется с другими растениями, приносящими плоды, тем, что привлекает птиц пожирать ее плоды и таким путем разносить ее семена».

Подробнее...

По Дарвину, концепт естественного отбора не может объяснить все аспекты животного мира. В частности, он не объясняет наличие скорее мешающих, чем полезных органов, например распускающегося хвоста у павлина или рогов у оленей. Поскольку речь идет об органах, имеющихся только у представителей одного пола, Дарвин искал объяснение в процессе воспроизводства этих животных и разработал понятие «полового отбора». Чтобы размножиться, животное должно дожить до момента половой зрелости, успешно пройдя таким образом фильтр естественного отбора. Но если оно не сможет размножиться, то все его индивидуальные достоинства пропадут и окажутся совершенно бесполезны для вида. Часто происходит так, что в период размножения особь вступает в соревнование с сородичами того же пола или выбирает путь особенного поведения, нацеленного на «соблазнение» самки.

Подробнее...

Сразу после публикации «Происхождение видов» вызвало оживленные дебаты как среди натуралистов, так и среди обычной публики. И с самого начала научные, философские и религиозные аргументы в этих спорах перемешивались весьма причудливым образом. И пусть Дарвин не коснулся напрямую вопроса происхождения человека, его утверждения об эволюции животного мира неизбежно распространялись и на развитие нашего вида. По всеобщему мнению, в книге подразумевалось животное происхождение нашего вида, что прямо противоречило учению Библии. Потрясение выходило за рамки религиозной догматики: как заменить в своем воображении Адама и Еву парой обезьян – животных, нравы которых приводили в ужас викторианское общество?

Подробнее...

В XX веке дарвинизм приобрел новое звучание, обогатившись достижениями генетики, а затем и молекулярной биологии. Получив определение «синтетическая теория эволюции», он предлагает общий контекст для всех направлений биологии, соединяя их в историю развития жизни.

Для Дарвина внутривидовые «вариации» служили непосредственно наблюдаемым доказательством правоты, но он не знал источника этих вариаций. В то время не существовало еще тех знаний, которые позволили бы ему добраться до причины различий, определяющих специфику конкретной особи любого вида. Он мог описывать только свойства: их разнообразие, произвольное возникновение и наследственный характер. Когда генетики начали устанавливать функции генов, очень быстро выяснилось, что мутации генов служат убедительным объяснением дарвиновских «вариаций». Его варианты оказались мутантами! На протяжении всего XX века дарвинизм обогащался и развивался благодаря работам биологов во всех направлениях естественных наук.

Подробнее...

В 1930-е годы одно из направлений генетики занялось темой распределения генов в популяции и их изменением с течением времени. Популяционная генетика и стала связующим звеном между изначальным дарвинизмом и генетикой.

Изучение актуальных популяций позволяет тестировать действие селекции на большой выборке, в нескольких поколениях. Для своих экспериментов по передаче мутаций Томас Морган выбрал дрозофил, или «уксусных мушек». Мы можем часто видеть их кружащимися над спелыми фруктами у нас на кухне. Это насекомое легко разводить, у него всего за две недели появляется новое поколение. Благодаря 25 поколениям в год они дают прекрасную модель для отслеживания эволюции в популяции.

Подробнее...

Новая синтетическая теория лишила критиков почвы под ногами и возобладала в мире как «единая» теории эволюции, по крайней мере в англосаксонском мире. Разрешив главную загадку дарвинизма – происхождение вариаций, – связка мутация-отбор предоставила нам плодотворную объяснительную систему. Эволюция превратилась в машину, питающуюся накапливающимися мутациями и управляемую отбором. Она обеспечивает постепенную трансформацию существующих систематических групп («анагенез») и появление новых («кладогенез»), закладывая основу существующего биоразнообразия. Однако неодарвинистский консенсус не избавил от дискуссий, порой весьма оживленных, потому что некоторые наблюдения не вписывались в эту рамку.

Популяционная генетика обнаружила другой механизм, влияющий на трансформацию видов, – генетический дрейф. В каждой популяции разные версии одного и того же гена (аллели) распределяются в разных пропорциях в разные моменты времени. Если аллель обеспечивает какое-то преимущество, то такая вариация может быть связана с отбором. Но в небольших популяциях бывает так, что аллель исчезает случайно, в результате простого совпадения процессов в половых клетках размножающихся особей. Этот процесс можно сравнить с процессом исчезновения фамилий, когда в каком-то поколении выжили только девочки и не передали свою фамилию потомкам. Генетический дрейф приводит к модификациям генетической структуры популяции без участия естественного отбора (хотя позднее он, безусловно, произойдет).

Подробнее...

В 1980-е годы Стивен Джей Гулд и биолог Ричард Левонтин поставили под сомнение «адаптационную программу», которую приписали некоторым своим коллегам, – склонность считать каждый элемент организма идеально адаптированным и отточенным путем естественного отбора. Они выдвинули на первый план ограничения, способные противодействовать естественному отбору, в частности изначальное строение организма, унаследованное от предков: при определенной анатомии возможны далеко не все изменения! Более того, некоторые органы могли пострадать в результате адаптации других органов, и никакого естественного отбора при этом не происходило. Всё это привело к появлению неоптимальных характеристик, ставших результатом компромисса между противоречивыми требованиями.

«Я не могу допустить, что рудиментарные соски у мужчины были так и задуманы. Иначе мне пришлось бы в это верить, подобно тому как православные веруют в единую Троицу».

Подробнее...

Дарвин предположил, не будучи полностью уверенным в этом вопросе, что все живые существа происходят от общего предка. Он подчеркивал, что классификация растений и животных должна быть сведена к отношениям родства, так чтобы ее можно было представить в форме единого «древа», где все виды были бы расположены в соответствии с происхождением, а не с внешним сходством. Вскоре после выхода «Происхождения видов» немецкий биолог Эрнст Геккель (1834–1919) предположил «филогенетику» всех живых существ, то есть их эволюционное родство. Однако он оставался под влиянием своей эпохи и поместил человека на вершину древа, в качестве вершины эволюции, царя творения.

Подробнее...

Дарвин пытался найти объяснение современному распределению видов по планете в истории их эволюции. В первую очередь его интересовали южноамериканские животные: «Может быть, кто-нибудь спросит в шутку, допускаю ли я, что мегатерий и другие родственные ему громадные чудовища, жившие прежде в Южной Америке, оставили после себя ленивца, броненосца и муравьеда как своих выродившихся потомков. Это ни на минуту не может быть допущено. Эти гигантские чудовища полностью вымерли и не оставили потомства. Но в пещерах Бразилии было найдено много вымерших видов, близко сходных по величине и по всем другим признакам с видами, живущими еще и теперь в Южной Америке, и некоторые из этих ископаемых могли быть действительными предками ныне живущих видов».

В масштабе целой планеты он обитал в стабильном ареале. Современные континенты страдали только от изменений уровня мирового океана и от внутреннего напряжения, проявлявшегося в формировании горных цепей. Колонизацию Америки или Австралии можно было объяснить «мостами», некогда соединявшими разделенные в наши дни континенты. Более того, некоторые виды могли пересечь океан по воздуху, вплавь или на случайных бревнах. Но с 1960-х годов теория тектонических плит дала биогеографам совершенно новые основания для гипотез.

Подробнее...

Открытие структуры ДНК сопровождается пересмотром некоторых аспектов неодарвинизма. Эволюция предстает более разнообразной, и естественный отбор сохраняет в ней главенствующую роль.

На протяжении первой половины XX века генетика совместно с классическим дарвинизмом предыдущего столетия сформировала «синтетическую теорию эволюции». Но вскоре теорию самым радикальным образом обогатило новое направление в науке – молекулярная биология. Открытие структуры молекулы ДНК и выявление мощных молекулярных инструментов вызвали двойной эффект: с одной стороны, это привело к развитию теории, поскольку ученые получили доступ к глубинным механизмам мутации и их воздействию на организм, а с другой – к изучению новых процессов, способных повлиять на ход эволюции.

Подробнее...

Когда мы говорим об адаптивной радиации, то речь ни в коем случае не идет о привыкании к радиоактивному излучению! Этим термином описывают быстрое появление группы близких видов от одного предка, видов, которые питаются ресурсами из одной среды. Это происходит, когда соответствующая среда мало обжита, например на вулканических островах, появившихся из океана, изначально бедных фауной, или – если говорить обо всем периоде жизни на Земле – после случаев массового вымирания. Бывает также, что эволюция создает новые способы освоения среды, например сформировав у птиц перья, а затем крылья. Адаптивная радиация – одна из причин современного биоразнообразия.

Самым известным случаем, разобранным Дарвиным, стал пример с галапагосскими вьюрками, внешне очень похожими, но по сути заметно различающимися: «Наблюдая эту постепенность и различие в строении в пределах одной небольшой, связанной тесными узами родства группы птиц, можно действительно представить себе, что вследствие первоначальной малочисленности птиц на этом архипелаге был взят один вид и видоизменен в различных целях». Формула еще двусмысленна, так как этот текст датируется 1839 годом, когда Дарвин находился еще далеко от окончательного формулирования своей теории, но уже тут мы видим зародыш идеи формирования отдельных видов от общего предка.

Подробнее...

В книге «Алиса в Зазеркалье», продолжении «Алисы в Стране чудес», Льюис Кэрролл устами Черной Королевы предупреждает героиню: «Здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте», потому что пейзаж вокруг героев стремительно меняется.

Для биологов этот эпизод стал метафорой некоторых форм коэволюции, то есть эволюции нескольких связанных между собой видов, например жертвы и хищника или паразита и его хозяина. В этих парах эволюция жертвы приводит к появлению более совершенной защиты, но параллельно паразит или хищник развивают всегда еще более совершенный ответ. Подобно Алисе с Королевой, эти виды должны постоянно эволюционировать в ответ на эволюцию своих «партнеров». В военной среде есть эквивалентное выражение «гонка вооружений», когда страны начинают тратить всё больше средств на свою армию.

Подробнее...

Гены, возможно, позволили нам добраться до самых корней эволюции, поэтому эволюционисты стали утверждать, что подлинным объектом их работы должен стать ген, а не особь.

Эту точку зрения продвигал английский биолог Ричард Докинз (род. в 1941) в книге «Эгоистичный ген», опубликованной в 1976 году: «Мы всего лишь машины для выживания, самоходные транспортные средства, слепо запрограммированные на сохранение эгоистичных молекул, известных под названием генов». Другими словами, живые существа – это инструменты, разработанные генами для наилучшего воспроизведения. Предлог «для» не должен наводить на мысли о существовании у генов своей «воли»: просто естественный отбор поощряет те гены, которые обладают наиболее эффективным механизмом своего распространения в мире. Поэтому задача состоит не в том, чтобы узнать, какие особи выживают и размножаются, а в том, чтобы понять, какие гены передаются от поколения к поколению.

Подробнее...

Теория генетики социального поведения, гипотеза, что наше поведение оттачивается эволюцией, продвигалась биологом Эдвардом Уилсоном (род. в 1929). В 1975 году он опубликовал книгу «Социобиология, новый синтез», само название которой отсылало к неодарвинизму. Он занимался поведением животных, прежде всего, муравьев и пчел, а также поведением человеческих сообществ. В то время его обвиняли в биологическом детерминизме, сводившем на нет культурные аспекты эволюции человека, и в отсутствии проверки того, насколько наблюдаемое поведение действительно является результатом отбора в естественной среде, а не в теории. Некоторые социобиологические исследования касались крайне полемичных сюжетов, таких как наличие возможного «гена гомосексуальности» или генетики интеллекта.

Сегодня эти конфликты практически сошли на нет и социобиология стала неотъемлемой частью «экологии поведения». Изучение поведения животных и человека с точки зрения адаптации этого поведения к среде обитания и, соответственно, влияния на него естественного отбора стало банальностью. Мы признали, что наш вид сформировался в ходе эволюции, так же как и другие виды животных. Жесткие оппозиции, пытавшиеся разграничить природу и культуру, гены и среду обитания, врожденное и приобретенное, уже давно утратили свою однозначность.

Подробнее...

Детальный анализ белков, а затем и ДНК позволил понять, как вид может приобретать новые характеристики, не утрачивая прежних. Если ген трансформируется в процессе мутации, то бывает, что он теряет свою изначальную функцию, что априори неблагоприятно. Но мы обнаружили, что многие гены дублируются, то есть копируются в нескольких экземплярах, идущих один за другим. В таком случае одна копия может накапливать мутации, тогда как другие функционируют по-прежнему. Именно так объясняют производство нескольких видов зрительных пигментов, позволяющих нам иметь цветовое зрение, или разных форм гемоглобина, сменяющих друг друга у зародыша и новорожденного.

Среди множества критических аргументов, высказанных против дарвиновской теории отбора, один имел особенный вес. Несложно признать слабые трансформации внутри видов: цвет шкуры или перьев, размер особи или даже постепенную утрату какого-то органа. Но строгий градуализм с трудом мог объяснить появление совершенно новых органов или неизвестных ранее структур.

Подробнее...

С момента выхода книги «Происхождение видов» идеи Дарвина сразу стали объектом недопонимания и искажения. Некоторые были просто неправильно поняты, но и в целом предлагаемый подход радикально противоречил идеологии той эпохи. Отпор встретила не только идея эволюции, но и механизм естественного отбора, причем в основном по религиозным или философским (от ультралибералов до сторонников евгеники), а не по научным причинам.

Подробнее...

В XIX веке многие натуралисты еще ссылались на «лестницу живых существ», иерархию, в которой животные располагаются от низших к сложноорганизованным, а наверху всегда находится человек. По мере накопления биологических знаний лестница становилась чуть более разветвленной, поскольку оказалось сложно расположить всех животных на одной прямой. Однако сохранялась идея, что природа организована от более простого к более сложному, будь то отражение божественного замысла или результат эволюции.

Первые эволюционисты, в частности Ламарк, сохранили модель разветвленной лестницы и поддерживали тезис, что эволюция всегда тяготеет к усложнению. Для них эволюция была синонимом прогресса, совершенствования животного мира. Отказ от этой догмы стал одним из самых примечательных достижений Дарвина. Для него суть эволюции заключалась в адаптации видов к окружающей среде, что необязательно выражается в возрастании сложности.

Подробнее...

Первый французский перевод книги Дарвина вышел в 1862 году под названием De l’origine des espèces ou des lois du progrès chez les êtres organizes. Переводчица Клеманс Руайе увидела в этой книге «мощное оружие в руках партии либералов и прогрессистов» против мракобесия духовенства. Длинное предисловие она завершает настоящим криком души: «я верю в прогресс». Но ее понимание «прогресса» сводится к отказу от эгалитарной католической и социалистической морали, которая, по ее словам, подчиняет «существа, одаренные разумом и телом, существам порочным и тщедушным». По ее мнению, естественный отбор должен быть применим и к человеческому обществу. Она становится, таким образом, провозвестником социал-дарвинизма и жесткой евгенистической программы.

«Человек происходит от шерстяного млекопитающего, лишенного хвоста, и с заостренными ушами, который, вероятно, обитал на деревьях в древнем мире».

Подробнее...

Продолжая держаться в научных рамках, Дарвин часто сталкивался с философскими и религиозными аргументами своих противников. И почти два века спустя его оппоненты столь же яростны (и мало научны) в отрицании дарвинизма.

В течение последних тридцати лет все опросы общественного мнения показывают, что около половины американцев отрицают идею происхождения человека от животных. Во многих странах теория эволюции преподается в школах и принята большинством, но она по-прежнему вызывает бурные протесты, прежде всего по религиозным причинам, и аргументы ее противников почти не изменились со времен публикации «Происхождения видов».

Подробнее...

В XVIII веке усилиями мореплавателей, покоривших далекие земли, и ученых, скрупулезно наблюдавших за жизнью животных и растений, удалось составить более или менее цельную картину мира живой природы. Для натуралистов, как и для философов, каждое живое существо в масштабной системе природы было создано с определенными целями. Все чудеса и их необычное сочетание считались, как и прежде, доказательством существования Бога. Эта «природная теология» наделяла человека привилегированным положением, как это подчеркивается в словах французского натуралиста Бернардена де Сен-Пьера (1737–1814): «Корова выделяется примечательным образом из общих законов природы, которая дала всем видам число сосков у матери по количеству детенышей. А у коровы четыре соска, хотя она рождает всего одного теленка и очень редко двоих. И два лишних соска предназначены для того, чтобы кормить человеческий род. У свиньи сосков двенадцать, а кормит она до пятнадцати малышей. Здесь пропорция кажется дефектной. Но если у первой больше сосков, чем необходимо, а у второй – недостаточно, то это потому, что корова должна дать изобилие молока человеку, а свинья – своим детенышам».

Подробнее...

В некоторых странах идеи креационистов весьма устойчивы. В США программа республиканской партии в явном виде ссылается на креационизм и отвергает теорию эволюции! Преподавание истории жизни на Земле постоянно оказывается под угрозой из-за нападок фундаменталистов, которые хотят, чтобы детям параллельно с тезисами эволюционистов преподавали «библейскую теорию». Для удовлетворения своих требований креационисты инициировали множество судебных дел и еще недавно предлагали проекты законов, сформулированных в таком ключе. Эти судебные процессы обычно имели широкий национальный резонанс, но всегда приводили к одному и тому же результату – отклонению требований фундаменталистов. Для гарантии полной свободы вероисповедания американская конституция запрещает всякое религиозное преподавание. Судьи систематически устанавливают, что речь идет только о вере, но не о науке.

Вопрос остается чрезвычайно болезненным, креационистов поддерживают организации, располагающие значительными финансовыми ресурсами. Так, в Кентукки и в Техасе созданы «музеи творения», которые каждый год посещают сотни тысяч человек. Там они «узнают», что Земле 6 тысяч лет, человек некогда жил рядом с динозаврами, пока этих последних не смыло потопом или не уничтожили охотники. Тема динозавров очень популярна в Соединенных Штатах, поэтому ее было необходимо интегрировать в библейское повествование!

Подробнее...

Является ли на сегодня дарвинизм устаревшей теорией, отжившей, ветхой моделью? Вести из лабораторий опровергают это. Некоторые идеи, выдвинутые Дарвином, сохранили способность прокладывать новые исследовательские пути.

Следует ли сегодня полностью переосмыслить теорию эволюции? Можно ли говорить о дарвинизме с учетом всех тех дополнений, которые получила теория с момента своего зарождения? Таким вопросом задался в 2014 году авторитетный журнал Nature. Ответ оказался непростым, и среди ученых не было единодушия. По мнению одних, в частности философа науки Жана Гейона, «два фундаментальных принципа дарвинизма – наследование с модификациями и отбор – одновременно и стали использоваться значительно шире, и были пересмотрены в своих основаниях», но речь по-прежнему идет о дарвинизме. Другие же, напротив, говорили о «широком синтезе», сосредоточенном на феноменах развития.

Подробнее...

Все клетки одного растения или животного (включая, разумеется, и человека) идентичны с точки зрения генетики. Однако каждый организм состоит из комплекса совершенно разных клеток: мышечных, нервных, энтероцитов, яйцеклеток или сперматозоидов и т. д. «Генетической программы», для которой, как предполагалось, возникла ДНК, недостаточно для определения судьбы клетки.

Дифференциация клеток связана с их окружением, а также с использованием генов, свойственных этой клеточной линии или особи. Каждый тип клетки отправляет часть генов отдыхать, пока другие гены экспрессируются. Именно поэтому один и тот же геном производит клетки, различающиеся формой и назначением.

Подробнее...

Исследователи обращают особое внимание не только на эпигенетические механизмы, но и на другие частные формы наследственности, в том числе на горизонтальный перенос генов. Не обходят они вниманием и гибридизацию, то есть совместное размножение двух видов, которое приводит к появлению промежуточной формы. Для растений это привычное явление, но у животных оно изучено слабо, поскольку, безусловно, позволяет только крайне ограниченную эволюцию.

Так, европейский бизон, изображение которого можно видеть на стенах пещер и который сохранился еще на востоке Европы, получился в результате скрещивания степного бизона, вида, ныне исчезнувшего, и тура, предка современных коров.

Подробнее...

Биологи извлекли пользу из технического прогресса не только для изучения необычных форм наследственности, но и для секвенирования геномов тысяч людей, чтобы сравнить их: ген с геном, нуклеотид с нуклеотидом. Точное определение всех мутаций ДНК позволяет вычленить и датировать в наших генах все результаты естественного отбора в таких ключевых вопросах, как сопротивляемость болезням или питание.

Наша эволюция стала результатом компромисса между новыми способностями и структурами, унаследованными от предков. Так, болезни спины, возможно, являются болезнью цивилизации, но это, очевидно, неизбежная проблема для существ, которые встали на две ноги всего несколько миллионов лет назад после 350 миллионов лет перемещения на четырех конечностях (болит ли спина у лошади или тигра?). Наше новое строение тела сопровождалось изменением тазовых костей, которым теперь предстояло выдерживать вес всех внутренних органов, но их форма должна была принимать в расчет и другие факторы. Мозг и череп Homo sapiens значительно крупнее, чем у Homo erectus. У этого увеличения было два косвенных следствия: значительно более опасные для матери роды из-за трудности прохождения головы между тазовыми костями и сокращение периода беременности, что уменьшало первую угрозу, но приводило к рождению более мелкого детеныша, что повлекло за собой риски, связанные с его недостаточным развитием. В этой сфере наша эволюция совпала с моментом появления Homo sapiens (около 150 тысяч лет назад), но она не остановилась. Биологи обнаружили следы совсем недавнего (менее 2 тысяч лет назад) отбора, связанного с величиной таза!

Подробнее...

Эволюционная медицина появилась в конце XX века, сначала в англосаксонском мире. Во Франции первого университетского диплома, посвященного медицинскому применению нашей эволюционной истории, пришлось ждать до 2016 года. Эта отрасль знаний, пока еще зачастую игнорируемая в медицинских кругах, предлагает учитывать эволюцию всего вида для комплексного понимания проблем со здоровьем человека и выбора методов лечения.

Наш вид родился и почти всю жизнь провел в режиме охотника-собирателя, когда тучные периоды сменялись голодными эпохами, отчего наш вид менялся как количественно, так и качественно. Мы охотно приписываем современные эпидемии ожирения и диабета нашему методу запасать пищу в форме жира, который поможет нам пережить периоды вынужденного недоедания. Драгоценная способность наших предков обернулась серьезным неудобством в период постоянного продуктового изобилия. Сегодня окружающая среда меняется гораздо быстрее, чем эволюционируем мы сами: ничто не подготовило нас к потреблению огромного количества сахара и тем более – к курению табака!

Подробнее...

Поиск

МАТЕМАТИКА

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.