logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

Ботаника – область биологии, изучающая растения. Имя науки происходит от греческого слова, означающего «трава, растение». Сведения о растениях, пользе или вреде от них были известны еще первобытным людям – еще бы: жизнь была неразрывно связана с травами. Их употребляли в пищу, использовали в качестве лекарственных средств. Растения были впервые описаны древнегреческими авторами, которые пытались их как-то систематизировать и определить сущность. Но до Аристотеля древние авторы, как и первобытные люди, интересовались только практическим использованием растений – в виде пищи и лекарственных средств (или ядов). До нас дошли только фрагменты «Учения о растениях» Аристотеля, в котором он делил окружающий мир на живую и неодушевленную природу. Растения он относил к живой природе и даже говорил о существовании у них души.

Подробнее...

Рассказ о великих ботаниках начнем с Карла Линнея (1707-1778), шведского ученого, о котором уже при жизни говорили: «Бог создал, а Линней систематизировал». Он является создателем единой системы классификации растительного и животного мира. Пожалуй, Линней внес наибольший вклад в развитие биологии, хотя не сделал ни одного открытия, которое изменило бы жизнь людей на Земле. Линней обобщил и упорядочил все, что было сделано и собрано до него, поэтому большинство ученых считают его вклад в науку наиболее ценным. Благодаря изобретенному им революционному и легкому в использовании методу классификации растений Линнея называют одним из величайших героев науки. Сам он говорил, что его «язык цветов» настолько прост, что может быть понят даже женщинами (а женщин в те годы часто не считали полноценными людьми).

Подробнее...

Первая научная экспедиция в истории Швеции, как говорилось выше, – это путешествие учителя Карла Линнея, Улофа Рудбека-младшего, по Лапландии в 1695 году. Идея путешествия Линнея по Лапландии тоже принадлежала Рудбеку убежденному, что его лучший ученик может и должен продолжить начатую работу. Он же помог Линнею получить средства на экспедицию от Упсальского Королевского научного общества.

Карл Линней отправился в путь 12 мая 1732 года и странствовал пять месяцев. Ему было 25 лет. Он взял с собой микроскоп, гербарный пресс и все карты, какие только смог найти.

Подробнее...

Карл Линней считал, что три года, проведенные в Голландии, были самыми важными в его жизни, потому что тогда он «написал больше, открыл больше и провел больше крупных реформ в ботанике, чем кто-либо другой… за всю свою жизнь».

Линней отправился в Голландию в 1735 году для того, чтобы получить степень доктора медицины. Это было обычным делом для выпускников шведских университетов, которые котировались невысоко. На первом месте стояли немецкие, но там защита стоила дороже и отнимала больше времени. А Карл Линней всегда был стеснен в средствах. Их пришлось собирать даже для поездки в Голландию. Часть средств дал Юхан Мореус, врач из города Фалуна, с дочерью которого Линней обручился и на которой в дальнейшем женился. Мореус был состоятельным образованным человеком и смог оценить перспективы потенциального зятя. Также Линней получил деньги от знакомого, который отправлял в путешествие по Европе своего сына (подобные образовательные путешествия молодых людей из обеспеченных семей были широко распространенной практикой). Линней должен был сопровождать молодого человека.

Подробнее...

Восемнадцатый век часто называют «веком классификации», а Карл Линней оказался самым талантливым, самым успешным и самым умелым классификатором. В 1799 году существовало свыше 50 различных систем, но «выжила» только одна из них – придуманная Карлом Линнеем. Он разделил растения, животных и минералы на группы и подгруппы. Даже сам Линней признавал несколько искусственный характер своей системы. Признаков, положенных в основу, было немного, иногда они были произвольными. Термины, которыми пользовались и ранее, Линней стал применять четко и последовательно. Система «выжила» во многом благодаря тому, что выбранные признаки оказались наглядными и удобными для применения на практике.

Подробнее...

До конца жизни Линней жил в Упсале, где занимал должность профессора университета, а потом и ректора, его дом стоял в ботаническом саду. Он привел сад в порядок и проводил там свои эксперименты, а потом основал естественно-исторический музей. Ему неоднократно предлагали перейти на работу в другие университеты, причем с гораздо более высоким жалованьем (в частности, Гёттингенский университет в Германии и Санкт-Петербургский университет в России), но он, патриот своей страны, всегда отказывался.

Линней был честолюбивым человеком и называл себя «вторым Адамом». В райском саду Адам дал названия различным животным, которых туда поместил Господь. Линней перестроил университетский ботанический сад таким образом, чтобы он стал миниатюрным раем на Земле (напоминаю, что Чарльз Дарвин тогда еще даже не родился, а Линней, как и подавляющее большинство его современников, если не все, – не верил в эволюцию). Он был против перемен, за стабильность и неизменность. Он считал, что все растения, которые можно найти на Земле, росли в райском саду и оказались они там по воле божьей. Он представлял рай как небольшой остров в районе экватора.

Подробнее...

Дом Карла Линнея на краю его сада, фактически превращенный в музей, служил центром научно-ботанической империи, или «научным хабом», а щупальца из него тянулись во все стороны, пытаясь охватить весь мир.

Как я говорил выше, сам Линней не странствовал по свету а после возвращения из Голландии больше за пределы Швеции не выезжал. Но с конца 1740-х годов некоторые ученики Линнея стали присоединяться к различным экспедициям. Их стали называть «апостолами Линнея», а сам ученый говорил, что они отправлялись в «паломнические поездки». Иногда планы экспедиций разрабатывал сам Карл Линней, иногда был одним из разработчиков, а иногда цели экспедиций совсем не включали сбор новых образцов чего-либо, и тогда ученики Линнея назначались медиками, а сами параллельно с этой работой выполняли поручения учителя и собирали образцы растений. Они составляли гербарии, привозили в Швецию семена, иногда все передавалось учителю, иногда ученики публиковали собственные работы и рисунки.

Подробнее...

Взгляды Карла Линнея на экономику очень отличались от нынешних. Он ничего не знал о мировых финансах, об уравновешивании спроса и предложения, о том, как увеличить промышленное производство, он не был математиком. Он считал, что экономика тоже создана Богом, это тоже природное явление. Его нужно познать, как и другие, и «подключиться» к нему на своем уровне. Линней представлял мир как саморегулирующуюся иерархию, в которой «натуральная» экономика функционирует на нескольких уровнях. Каждый вид животных и растений формирует свою собственную маленькую сбалансированную систему. Вместе они образуют уже следующий уровень экономики – местную окружающую среду, а она в свою очередь составляет часть национальной экономики. От человека требуется рачительно использовать природные ресурсы, обрабатывать землю, культивировать растения. Линней мечтал восстановить рай на Земле, изначально созданный Богом, а для этого каждая страна должна иметь возможность производить все товары, которые ей требуются для лучшего существования.

Подробнее...

Английские ботаники пришли в ужас от сексуальных намеков в системе классификации, предложенной Линнеем. Некоторые смеялись над аналогиями между репродуктивными органами цветов и людей. Это было слишком непристойно для британских ушей, как выразился один критик. Объяснения Линнея 1735 года о том, что «чашечка цветка – это спальня, тычиночные нити – это яичковые сосуды, пыльники – это семенники, пыльца – сперма, рыльце пестика – вульва, столбик цветка – вагина», казались скандальными. Один священнослужитель заявил, что линнеанская ботаника шокирует скромных женщин.

В результате шведская система плохо приживалась в Англии. Хотя английские ботаники уже хорошо знали ее к середине XVIII века, споры о ней продолжались и полвека спустя, несмотря на все усилия учеников Линнея, которые пытались ее продвигать и в Англии. В других странах ее принятие прошло гладко, по крайней мере не было таких протестов и критики, как в Англии.

Подробнее...

Карл Линней относится к числу самых известных шведов за всю историю. Его система используется во всем мире больше двух веков и кажется современным людям естественным способом классификации растений и животных. Конечно, нынешние ученые спорят о ее достоинствах и недостатках, но давайте не забывать о времени создания системы! Впервые классификация была представлена в 1732 году.

Карл Линней был патриотом своей страны. Он очень переживал из-за ухудшения экономического положения Швеции, лишившейся территорий и не имевшей шансов завоевать новые, заморские, чем в это время занималась Великобритания. Он хотел, чтобы его страна была самодостаточной, и считал, что для этого необходимо культивировать растения, произрастающие в других землях, на территории Швеции. В этот период европейцы импортировали много товаров из Азии, а сами экспортировали туда только оружие. Линней считал, что нужно быть независимыми от далеких земель. Ведь обходились раньше без их товаров?

Подробнее...

Швеция ценила заслуги Карла Линнея. Например, парламент назначил ему ежегодное денежное содержание, единственным условием было обязательное чтение лекций по ботанике и минералогии. Слава, увлеченность и талант лектора, умеющего увлекать своими идеями и знаниями привлекли в Упсальский университет студентов не только из разных частей Швеции, но и других европейских стран. Только благодаря интересу к лекциям Линнея число студентов выросло в три раза. В 1750 году он стал ректором Упсальского университета.

Линней участвовал в создании Шведской Королевской Академии наук и стал ее первым президентом. В конце жизни он перенес два инсульта, после второго потерял память. Умер он в своем доме в Упсале и был похоронен в кафедральном соборе.

Подробнее...

Мы уже описывали дом Линнея, который при его жизни заполнился огромным количеством сушеных растений, раковин, минералов и просто интересных или курьезных вещей. Также Линней на протяжении жизни собирал книги и к моменту смерти оказался владельцем огромной библиотеки, включавшей и очень редкие издания. После смерти ученого коллекцию унаследовал его сын, которого тоже звали Карл Линней и который тоже увлекался ботаникой и возглавил соответствующую кафедру Упсальского университета.

Карл Линней-младший перевез коллекцию отца в свой дом, постарался ее систематизировать и делал все для ее сохранения. Однако часть гербариев и засушенных насекомых сберечь не смог.

Подробнее...

Расскажем о великом мореплавателе, исследователе и картографе Джеймсе Куке (1728-1779). Конечно, вы о нем слышали, а сейчас, наверное, задаетесь вопросом: если эта книга посвящена великим ботаникам, то при чем здесь английский (хотя он шотландец) мореплаватель, пусть и навсегда вписавший свое имя в историю? Дело в том, что во всех его кругосветных путешествиях (а он совершил три, то есть полностью завершил два и погиб во время третьего, которое закончилось уже под командованием капитана Чарльза Клерка), были ботаники, а в первой экспедиции участвовал английский натуралист и ботаник Джозеф Бэнкс. Кук открыл и нанес на карту объекты в разных частях света – в Тихом, Индийском и Атлантическом океанах. Благодаря ему европейцы много узнали об Австралии, Новой Зеландии, Северной Америке, Канаде, Ньюфаундленде. Он по бывал в неизвестных до него европейцам местах и тщательно исследовал малоизвестные. А ботаники во время этих экспедиций изучали растения на местах, описывали их, зарисовывали, засушивали и везли образцы не только в Англию, а и в другие части света. Благодаря ботаникам, которые плавали с Куком, многие растения были пересажены в другие регионы нашей планеты, подходящие им по климату.

Подробнее...

После возвращения из Канады Джеймс Кук продолжил службу в военно-морском флоте. Опыт моряка и картографа сыграл решающую роль при назначении его начальником экспедиции, которая 26 августа 1768 года вышла из города Плимута на корабле «Индевор». На пост начальника экспедиции претендовал и Александр Далримпл (1737-1808), географ и гидрограф. Адмиралтейство предпочло Кука, потому что он, как моряк, подчинялся Адмиралтейству и был опытным моряком. Его непосредственный начальник во время ведения боевых действий в Канаде, упомянутый выше вице-адмирал Колвилл, дал великолепную характеристику. Немаловажным был и опыт Кука в картографии.

Целью экспедиции являлся поиск так называемого Южного материка. Александр Далримпл был активным сторонником теории о том, что в южной части Тихого океана существует большой, но еще неоткрытый материк (он называл его «Неведомая Южная земля»). Некоторые исследователи считают, что именно Далримпл первым высказал предположение о его существовании. Он утверждал, что на материке проживает несколько миллионов человек.

Подробнее...

Вторую экспедицию Кука можно описывать как остросюжетный приключенческий роман.

В период, о котором мы говорим, французы направили целых четыре экспедиции на поиски Южного материка. В каждой участвовало по 2-3 корабля, которые все время держались вместе. Считается, что главным инициатором французских экспедиций была Французская Ост-Индская компания. В Лондоне знали о результатах только одной экспедиции, под командованием Луи-Антуана де Бугенвиля (1729-1811), который руководил первой французской кругосветной экспедицией. Естественно, англичан беспокоило отсутствие информации – и еще больше не хотелось уступать какие-то новые земли своим вечным врагам французам. Упомянутый выше Александр Далримпл продолжал убеждать всех в существовании Южного материка, который было необходимо срочно колонизировать, пока туда не добрались французы. Поэтому было принято решение снарядить новую экспедицию и опять поставить во главе Джеймса Кука, достижения которого сильно впечатлили и Адмиралтейство, и обывателей. И никого не волновало, что после трех лет отсутствия он смог отдохнуть всего пару недель. Вероятно, и сам Кук был не против. Ему явно пришлась по душе слава.

Подробнее...

Основной целью третьей экспедиции Кука было открытие морского пути из Атлантического океана в Тихий через север Северной Америки.

В плавание опять отправились два корабля – тот же «Резолюшн», который опять стал флагманским под командованием самого Джеймса Кука, и «Дискавери» под командованием Чарльза Клерка (1741-1779), который участвовал в двух предыдущих кругосветных плаваниях Кука.

Во время этого плавания были открыты Гавайские острова, которые в дальнейшем стали для Кука роковыми. Он назвал их Южные Сэндвичевы острова в честь первого лорда Адмиралтейства Джона Сэндвича (1718-1792). Это название использовалось до середины XX века (в честь лорда назван и сэндвич-бутерброд).

Подробнее...

Джозеф Бэнкс (1743-1820) – один из самых известных ботаников и натуралистов не только в Англии, но и во всем мире. Его жизнь – иллюстрация того, как научные исследования тесно переплетались с имперскими целями, захватом земель и коммерцией. Бэнкс не стал так широко известен, как, например, Ньютон или Дарвин, но его, без сомнения, можно назвать одним из отцов-основателей науки. Он возглавлял Лондонское Королевское общество (ведущее научное общество Великобритании) более 40 лет и по мере сил обеспечивал процветание и науки, и Британской империи. Именно он установил взаимозависимость науки и государства, которое существует до сих пор.

Подробнее...

Джозеф Бэнкс и упомянутый выше Даниель Соландер были включены в состав первого кругосветного плавания Кука (1768-1771), о котором рассказывалось в предыдущей главе. Также на борту «Индевора» находился финский ботаник Герман Споринг.

Напоминаем, что официальной целью экспедиции были научные наблюдения за прохождением Венеры по диску Солнца, но фактически ставилась задача искать и захватывать новые земли для английской короны. Но раз наблюдения планировались, участники экспедиции должны были взять с собой соответствующее оборудование. Всю команду обучили обращению с инструментами, чтобы в плавании можно было заменять друг друга – смертность во время дальних походов оставалась очень высокой. Один из членов Лондонского Королевского общества спроектировал портативную обсерваторию, которую команде предстояло собрать на месте – на Таити.

Подробнее...

Таитяне раньше видели корабли белых людей и по собственному опыту знали, что европейцы приезжают с огнестрельным оружием и недолго колеблются перед тем, как его использовать. После прибытия «Индевора» местные жители направили к большому кораблю свои каноэ с едой и убедили Кука принять участие в ритуале для установления дружеских отношений, как только он ступил на твердую землю в сопровождении небольшого отряда. Подобная встреча убедила путешественников, что они оказались в мирном и гармоничном обществе.

Джозеф Бэнкс, как, впрочем, и Джеймс Кук, тоже знал, чего ждать по прибытии на Таити. Но к этому времени таитянские женщины уже повысили плату за секс. Цена начала расти, еще когда у острова стоял «Дельфин» Уоллиса: таитянам требовалось все более и более длинных гвоздей. На Таити не было железа, в Англии этот металл уже давно использовался. Но если экспедиция Уоллиса, открывшая Таити, не знала, что именно брать с собой для обмена на местные продукты питания и сексуальные услуги, моряки из команды Кука были об этом хорошо осведомлены. Да и Кук знал, что у его предшественника корабль чуть не развалился на части, когда моряки, желавшие местных женщин, стали вытаскивать гвозди из обшивки! Считается, что плотник с «Дельфина» вернулся на родину очень богатым человеком – члены команды покупали у него гвозди по цене, в несколько раз превышающей их цену в Англии.

Подробнее...

Лондонское Королевское общество было основано в 1660 году и является одним из старейших научных обществ в мире. Бэнкс стал членом Королевского общества в 1776 году а в 1778-м уже возглавил его и оставался президентом на протяжении следующих 42 лет. Благодаря его работе наука заняла центральное место в британской культуре. И если в наше время обычным делом является строгое разделение на физиков и лириков, отделение технических наук от гуманитарных, ничего подобного во времена Бэнкса не наблюдалось. Не было узких специалистов – ученые занимались разными дисциплинами, хотя, конечно, каждый имел свое предпочтение. Но современное развитие науки не допускает такой разброс.

В научное общество входили адмиралы и аристократы, а членами Королевской академии художеств становились математики и специалисты по древнегреческому языку и литературе. Про Лондонское Королевское общество также говорят, что это было первое литературное общество в мире – в него входили Сэмюэль Джонсон, Джеймс Босуэлл и другие известные авторы, которые также являлись и близкими друзьями Бэнкса. В круг его друзей входил и Джошуа Рейнольдс (1723-1792), живописец и первый президент Королевской академии художеств. И эти два президента, Бэнкс и Рейнольдс, фактически определяли жизнь элиты в английской столице. Члены Королевского общества и Королевской академии состояли в одних и тех же клубах, наносили друг другу визиты, члены академии посещали заседания научного общества, а последние ходили на выставки в академию художеств.

Подробнее...

Если верить Джеймсу Босуэллу (1740-1795), прославившемуся описанием жизни Сэмюэля Джонсона (эту книгу называют величайшей биографией на английском языке), то Джозеф Бэнкс внешне напоминал слона, спокойного и невозмутимого. Члены Королевского общества считали, что он болен жаждой власти и доминирования над всеми. Писали, что Бэнкс считает себя рожденным править и при этом не понимает, что не обладает достаточным интеллектом и моральными качествами, чтобы кем-то править. То есть я хочу сказать, что мнения о Джозефе Бэнксе очень различались как при жизни, так и после смерти. А после смерти начались и споры о его вкладе в науку. Его поклонники считали, что о Бэнксе будут помнить всегда, но среди современных британцев лишь немногие слышали о нем. Хотя, как я уже говорил, его помнят в Австралии, где считают национальным героем. И англичане частенько узнают о своем великом соотечественнике, только оказавшись в Австралии, и очень удивляются, что никогда не слышали о нем раньше.

Подробнее...

Джозеф Бэнкс, которому посвящено немало строк, обладал имперским мышлением. Например, он хотел бы включить в состав Британской империи Исландию, в которой провел шесть недель вскоре после возвращения из кругосветного плавания с Куком. Он жаловался на холод, на отсутствие чувства юмора у местного населения, но привез оттуда немало растений, минералов и рукописей. Через 30 лет, в период Наполеоновских войн, Бэнкс уже говорил о том, что Британии следует отобрать Исландию от Дании, под властью которой та находилась в тот период. Естественно, это дало бы и экономическую выгоду – в Исландии с великолепно налаженным рыболовством британскому флоту было бы удобно иметь военно-морские базы. «Глядя на карту Европы, никто не может сомневаться, что Исландия по своей природе является частью группы островов, которые еще древние назвали Британскими, – писал он. – Поэтому она должна быть частью Британской империи, и также в нее должно входить все, до чего в Европе можно добраться по морю».

Подробнее...

При Бэнксе начался трехсторонний трафик растений. Главной базой он сделал Королевские ботанические сады Кью, в которых выращивались растения со всего мира. Бэнкс вел активную переписку с учеными в разных концах света и искал по всему миру растения, которые можно было бы с пользой культивировать в Великобритании. Одновременно он менял растительный мир по всей планете, то есть растения из Англии экспортировались в колонии. И также растения перемещались между различными странами, входившими в состав Британской империи.

При Бэнксе в садах Кью появились фуксии, магнолии и многие другие экзотические растения. Некоторые растения стали знамениты на весь мир, например венерина мухоловка из Южной Каролины. В Париже у натуралиста и естествоиспытателя Жоржа-Луи Леклерка де Бюффона (1707-1788), интенданта Королевского ботанического сада, она не прижилась, а у Бэнкса прекрасно себя чувствовала. Бэнкс также умел давать «политические» или просто «нужные» названия. Это, например, очень красивая стрелиция королевская (Strelitzia regina), названная в честь жены Георга III, королевы Шарлотты Мекленбург-Стрелицкой. Растение распространено в Южной Африке. Его цветки напоминают тропических птиц. В диаметре они достигают 15 сантиметров, наружные листочки околоцветника оранжевого цвета, а внутренние – темно-синего.

Подробнее...

Джеймс Кук первым отвез свиней в Новую Зеландию, где их до появления европейцев не было вообще – ни диких, ни домашних. В этой англоговорящей стране для обозначения свиней до сих пор используется местное слово cookers, производное от фамилии мореплавателя (Кук на английском пишется Cook). Ни в одной другой англоговорящей стране этого слова в употреблении нет, англичане даже могут не понять, о чем идет речь. Свиньи великолепно прижились в Новой Зеландии, им там позволяется свободно бегать по лугам, они плодятся два раза в год. Климатические условия Новой Зеландии способствовали развитию свиноводства, хотя удаленность страны от других делает продукцию дороже из-за расходов на транспортировку. Но та же удаленность обеспечивает естественную защиту от болезней. И никакие конкуренты не поставляют свинину в Новую Зеландию. В настоящее время в этой стране работает около 100 коммерческих свиноферм, а потребление свинины на душу населения составляет 24 килограмма в год.

Подробнее...

Британские джентльмены обычно считали себя выше всех иностранцев, которых встречали, и в первую очередь это относилось к тем, кто проживал за пределами Европы. О подобном отношении мы можем прочитать в дневниках Бэнкса, а также, например, у Джеймса Босуэлла и Сэмюэля Джонсона, которых я упоминал в этой книге. Уверенность в своем превосходстве основывалась на двух источниках: Библии и трудах Аристотеля. Из Книги Бытия христиане знали, что Бог сотворил людей разными, дал им какие-то привилегии и также поручил следить за землей и использовать ее для собственного блага. Аристотель представлял мир как великую цепь бытия, которая начинается с камней и простейших организмов и постепенно движется вверх через растения, рыб и животных и доходит до человека. Белые европейцы, конечно, оказывались на самом верху лестницы.

Подробнее...

На протяжении всей истории Англии, начиная с эпохи саксов, жители британских островов никогда не были горожанами. Они всегда предпочитали сельскую местность. Конечно, в настоящее время часть английского населения проживает в крупных городах. Это неизбежно, это связано с работой. Но если англичанину дать выбор, подавляющее большинство склонится к сельской местности. По официальным данным, в Великобритании в настоящее время насчитывается 9 миллионов садов (при населении 48 миллионов человек). Их размеры колеблются от 0,1 до 0,25 гектаров. Цветов нет только в 15 % из них. Овощей нет в 40 %. Хотя овощи и фрукты остаются подспорьем во многих английских семьях, они все больше и больше уступают место декоративным растениям и кустарникам. В стране живет и работает 10 миллионов профессиональных садоводов. И это – часть английской культуры. Садоводство в Англии иногда называют национальным видом спорта. Оно очень популярно. Выражения «зеленые руки» и «зеленые пальцы» пошли из английского языка. Пальцы с оставшейся под ногтями зеленью – это гордость англичанина-садовода. Французы, вечные конкуренты англичан во всем, признают, что самый невежественный из английских садоводов больше знает о растениях, чем эксперты во Франции.

Подробнее...

Садоводство на Британских островах возникло с приходом римлян, которые разбивали сады в своей новой колонии. В частности, это описано Плинием Старшим в «Естественной истории». Римляне привезли с собой много новых растений. Потом римляне ушли, а растения остались. То есть можно сказать, что садоводство в Англии имеет исторические корни. А его развитию способствовал соответствующий климат и экономические причины.

Римляне привезли на Британские острова виноград, и к XI веку в южной части Англии было много виноградников. Виноградарством англичане занимались до тех пор, пока вечные враги французы не превзошли их в этом деле и этот род занятий потерял смысл для англичан с коммерческой точки зрения. Правда, какое-то количество виноградников осталось, но ими занимались исключительно любители. Они есть и сейчас, второе рождение английское виноградарство пережило в конце 1960-х годов. Общая площадь виноградников в наши дни составляет около тысячи гектаров. С них получают примерно 13 гектолитров вина в год.

Подробнее...

Так появился знаменитый английский сад, который подчеркивает естественную красоту природы. Создается впечатление, что природу сохраняют, что так и было изначально. То есть деревья и кустарники рассаживаются в «естественном» порядке. Однако природа без помощи специально обученных людей никогда не создала бы столь живописных результатов. И путем этого улучшения природы англичане превратили немалую часть территории страны в великолепный ландшафт, в живописные картины. В этом отличие английского сада от французского, построенного на четкой геометрии, и немецкого, где имеется своя система.

Творцом английского сада в его окончательном виде считается Уильям Робинсон (1838-1935). Он был ирландцем по происхождению и родился в бедной семье. О раннем периоде жизни Робинсона практически ничего не известно. Он пытался скрыть свое ирландское происхождение и преуспеть в Англии. Но документально зафиксировано, что он работал над Ирландским национальным ботаническим садом в Дублине.

Подробнее...

Садоводство стало наукой в Англии в XIX веке. Считается, что в том же веке появилось официальное название и было зафиксировано понятие «английский сад». Садоводческая наука развивалась по двум направлениям: академическое и эмпирическое. Во-первых, трудились ботаники и плодоводы, это были ученые вроде тех, о которых я рассказывалось. Во-вторых, это были профессиональные садовники, которых нанимали аристократы и буржуазия. Они создавали сады для своих богатых нанимателей, ухаживали за ними, а также занимались экзотическими растениями со всех концов света, которые привозили из колоний. И им удалось «акклиматизировать» многие из них в Англии. Одним из таких садоводов был Джозеф Пакстон.

Подробнее...

С ростом количества колоний Британской империи в метрополию поступало все больше и больше растений. Люди все больше интересовались ботаникой и хотели иметь собственный сад. В начале XIX века группа профессиональных садоводов, ботаников и просто богатых любителей садоводства решила основать Общество садоводов для изучения и развития науки о садоводстве. В дальнейшем оно было переименовано в Королевское общество садоводов. Официально годом основания считается 1804-й. В 1858 году покровителем Общества стал принц Альберт, супруг королевы Виктории, а королевскую хартию оно получило в 1861 году.

Королевское общество садоводов имеет большую резиденцию в Лондоне, богатую библиотеку с трудами известных ботаников и садоводов, лекционные залы, сад Уизли с богатейшей коллекцией растений в графстве Суррей. Его можно посмотреть в любое время года, сад находится примерно в часе езды от Лондона. Сад был основан в 1878 году опытным садоводом и бизнесменом Джорджем Фергюсоном Уизли. Фактически это комплекс из нескольких садов, парков и огородов.

Подробнее...

Поиск

МАТЕМАТИКА

Блок "Поделиться"

 
 
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.